На поезде в техасский городок едет новый шериф


Заточка — Новый шериф (Текст и слова песни)

Главная страница » Заточка

Рубрика: Заточка

В городе новый шериф
Больше ни стрельбы, ни матерных песен
Слыхал, он прёт на бандитов как локомотив
Этот городок для нас двоих тесен (вы в курсе?)
В городе новый шериф
И мы все ему не по вкусу
Раньше что-то где-то плохо лежало – бери
А теперь время вынести мусор

Я не пойму, чё было не так со старым шерифом?
Лежал себе в каньоне тихо, гнил, кормил грифов
Не тревожил никого, не мешал никому
И, вроде, даже шёл ему на шее хомут
Тем временем, у нашего брата в гору делишки:
Рэкет, работорговля, виски, покерные фишки
Текила рекой, доступные крали и ноль морали
В общем, островок анархии, чтоб меня черти драли
Офис шерифа превратили в склад боеприпасов
Слышь, святой отец, ке паса? Не вздумай трепаться
Ты в этом не шаришь, так что не перебивай ребят
Зайдёт базар за детские попки – мы позовём тебя
Собираемся в салуне с карманами полными
Вчера выставили поезд, гружёный дублонами
Столы скрипят под каблуками некрасивых баб
Вдруг: за дверьми вопят, топот и стрельба
В салун влетает Неблагочестивый Боб, в крови рубаха
Берёт со стойки рюмаху и осушает махом
– Боб, что такое? С тобой чё, росомаха боролась?
А он такой: «Слышь, ковбои, у меня новость:»

В городе новый шериф
Больше ни стрельбы, ни матерных песен
Слыхал, он прёт на бандитов как локомотив
Этот городок для нас двоих тесен (вы в курсе?)
В городе новый шериф
И мы все ему не по вкусу
Раньше что-то где-то плохо лежало – бери
А теперь время вынести мусор

Больше нельзя тянуть лапы к чужой еде
Приколись, больше нельзя стрелять в коричневых людей
За поясом больше нельзя носить динамит
В покере на кон больше нельзя ставить сеньорит

В нашем маленьком сити кого угодно спросите:
Прибыл народный спаситель прям с берегов Миссиссипи
Ростом под три метра он, кулак размером с Оклахому
Говорит, теперь будем решать проблемы по плохому
Вскоре мы с братвой уже грели жопу на нарах
Все вокруг рады, типа жульё не избежало кары
Конец эпохи беспредела, шпана под замком
Братцы, вот теперь-то заживём
Да здравствует закон
Преступники на каждом углу, в каждом доме враги
Шериф лютует – беги
Растут налоги и долги
Теперь то, что ты раньше прятал от нас под матрас
Будь добр занести в казну и столько же в следующий раз
Шериф не из тех, кто понимает юмор тонкий:
Все, кто живёт не во Христе чалятся на шконке
Пастор – за домогательство, банкир – за растрату
Не там припарковал кобылу – заедешь на хату
Кукуруза не растёт – растёт цена на неё
Надпись на стене гвоздём: «Новый шериф – конеёб»
Работы нет давно нигде в городе родном
Люди мечтают о еде, палач – о выходном
Покуда нашу банду поминают добрым словом
Мы под халявную баланду смеёмся назло вам
Вечерами из салуна нам слышен гитарный риф –
Это известный бард поёт: «Мой лучший друг – новый шериф»

В городе новый шериф
Больше ни стрельбы, ни матерных песен
Слыхал, он прёт на бандитов как локомотив
Этот городок для нас двоих тесен (ещё раз)
В городе новый шериф
И мы все ему не по вкусу
Раньше что-то где-то плохо лежало – бери
А теперь время вынести мусор

Нужна ваша помощь на поддержание проекта

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Сэм Басс — самый дерзкий бандит Техаса: vitas1917 — LiveJournal

В 1864 году, спустя три года после смерти матери Сэма, скончался его отец, и восьмерых детей распределили на воспитание среди родственников. Сэм оказался у своего дяди Дэвида Шикса, но работа на ферме совсем не прельщала его. У парня были другие планы на жизнь — он считал, что деньги можно заработать гораздо проще, чем горбатя спину на ферме. Пока он не знал, как именно, но необходимость перемен в жизни понимал прекрасно. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он сбежал от дяди и отправился на Запад.

Сэм сменил несколько профессий в разных городах, прежде чем нанялся на ранчо шерифа Уильяма Эгана. Пройдет время, и Папаша Эган, как прозвали того в техасском городке Дэнтоне, станет одним из самых яростных врагов Басса, но ни тот, ни другой пока об этом не догадывались. Сэм рубил дрова, заботился о лошадях, поил коров. Работа была тяжелой, но именно благодаря ей будущий грабитель разузнал каждую тайную тропку Техаса, каждый скрытый от посторонних глаз каньон. Позднее эти знания помогали ему легко скрываться от техасских рейнджеров, спасаться от любой погони.

Сэма всегда увлекали скачки, и когда соседний фермер решил продать молодую гнедую кобылу, он сразу же разглядел в ней великолепные скаковые качества. Ему казалось: вот тот путь, пойдя по которому можно сколотить приличный капитал. Оставалось только купить гнедую, и безбедная старость обеспечена, но денег своих не хватило, и Сэм предложил брату шерифа, Армстронгу Эгану, стать его партнером. Понемногу их дела пошли в гору. Сэм уволился с ранчо и занимался теперь только скачками. Гнедая, прозванная Дэнтонской кобылой, легко выигрывала забеги, и казалось, что дела идут в гору, но тут вмешался Папаша Эган. Ему не нравилось занятие брата, и он сумел настоять, чтобы тот продал свою долю. Новым партнером Басса стал Генри Андервуд, на чьем счету уже имелась пара трупов и обвинения в кражах скота. Так началось знакомство Сэма с преступным миром. Когда после очередной стычки с представителями закона Андервуду пришлось бежать, новым партнером Сэма сгал бармен из Сан-Антонио — Джоел Коллинз.

Схема, разработанная ими, была проста, но барыши приносила. Джоел представлялся владельцем Дэнтонской кобылы, а Сэм выдавал себя за «жучка»[22], делясь сведениями о том, что кобыла сдаст перед финишем. Афера работала великолепно, но не могла продолжаться долго. Спустя год молва об обманщиках распространилась по всему Техасу, и весной 1876 года им пришлось лошадь продать.

Сэм пребывал в депрессии. Он привык к красивой жизни и легким деньгам, которые приносили ему скачки, и что делать теперь, не знал. Наняться ковбоем на чужое ранчо за плошку похлебки и тридцать долларов в месяц он уже не мог. Идея, посетившая Джоела Коллинза, понравилась Сэму. Работа была тяжелая, но сулила хорошие деньги. Вместе с неким Джеком Дэвисом они подвязались перегнать огромное стадо коров на север, выгодно продать его там, а затем вернуться в Техас и расплатиться с владельцами.

Но едва вырученные за стадо 8000 долларов перекочевали в их руки, планы троицы резко изменились. Они поделили деньги и отправились в Дэдвуд, штат Южная Дакота, в окрестностях которого незадолго до этого было обнаружено золото. Им не давали покоя упорные слухи, что золотоискатели в тех местах плохо играют в карты, и обобрать их не сумеет разве что ленивый. Оставалось только добраться до Дэдвуда, где, обыгрывая простофиль-золотоискателей, без особого труда можно будет набить золотом свои карманы.

Но слухи эти, к несчастью для троицы, оказались неверными. Один из очевидцев так описывал Дэдвуд того времени:

«Городок — нагромождение палаток и хижин в горах — был логовом порока. Преступники и мерзавцы со всех концов света собрались в нем, надеясь разбогатеть благодаря отсутствию закона и порядка. Люди убивали друг друга за игорными столами, кончали жизнь самоубийством, потеряв все деньги. Человек считал себя счастливцем, если его просто грабили, поскольку обычно бандиты сперва убивали жертву, а лишь потом шарили по ее карманам. Никто не мог чувствовать себя в безопасности».

Басс и Коллинз провели в Дэдвуде осень и зиму. Профессиональные игроки и многочисленные шлюхи быстро опустошили их карманы, а фрахтовочный бизнес, в котором они решили попробовать свои силы, оказался убыточным. Именно тогда Сэм Басс предложил заняться, как он выразился, «грабительским бизнесом», и Коллинз поддержал его. «Бизнес» заключался в том, чтобы грабить дилижансы, в которых порой перевозили золотой песок. К ним присоединилось еще шестеро отчаянных парней, и 25 марта 1877 года банда отправилась на свое первое дело.

Даже хорошо вооруженная охрана дилижансов не останавливала бандитов

Единственное, чего им не хватало, так это опыта. В десяти милях от Дэдвуда они дождались появления дилижанса, но, прежде чем остановить его, пристрелили возницу. Испуганные лошади понесли, оставив бандитов ни с чем. Стрелял Редди Маккими, и его необдуманный поступок едва не стоил ему жизни.

Несостоявшиеся грабители чуть не убили его, но решили не мараться и только выгнали его из банды. Маккими бежал в Техас, где вскоре был пойман и линчеван за угон лошадей, а банда Сэма Басса и Джоела Коллинза в течение еще нескольких месяцев пыталась заработать капитал, нападая на дилижансы. Профессионализм их рос, но карманы оставались пустыми. В одном случае их улов составил всего около десяти долларов, в другом… шесть персиков! Грабили они с такой регулярностью, что возницы начали узнавать темные фигуры, останавливающие их дилижансы на пустынных дорогах. Один из них как-то раз, натянув поводья, даже крикнул своим пассажирам: «Та-ак, парни опять здесь!» Но вскоре дороги стали охранять военные патрули, вынудив полуголодных разбойников податься на юг.

Сэм не собирался оставлять «разбойный бизнес», но его больше не устраивали дилижансы. С такой добычей невозможно было сколотить состояние. Следовало испробовать что-то новое.

Вечером 18 сентября 1877 года Басс появился на маленькой станции Биг-Спрингс, что в штате Небраска. Вместе с ним были Джоел Коллинз, Билл Поттс, Джим Берри, Джек Дэвис и Том Никсон. Бандитам не составило труда заставить начальника станции остановить следовавший мимо поезд. Несколько выстрелов в воздух — и пассажиры с готовностью вывернули свои карманы. На этот раз добыча оказалась приличной — несколько сотен долларов, золотые часы… Сэм Басс был доволен. Широким жестом он вернул однорукому пассажиру двадцатку и запретил своим подельникам обыскивать женщин. Басс еще не знал, какое богатство хранят в себе деревянные ящики багажного вагона.
Груз предназначался нью-йоркскому банку — 60 000 долларов в золотых монетах! Когда Сэм увидел содержимое ящиков, он пару секунд не мог вымолвить ни слова. С такими деньгами можно было сразу уйти на покой. Грабителям удалось беспрепятственно покинуть пределы штата, они разделились, и каждый поехал своим путем. Им было невдомек, что два пассажира узнали Коллинза и владельцы Тихоокеанской железной дороги уже назначили за головы членов банды награду в 10 000 долларов! Нашлось слишком много охотников заполучить ее.

Не прошло и десяти дней, как Коллинз и Поттс были обнаружены и застрелены в Канзасе. Берри вернулся к семье в Миссури и по наивности расплачивался золотыми монетами, пока работники банка не заподозрили неладное. Пытавшемуся арестовать грабителя шерифу пришлось всадить ему в ногу заряд дроби, и Берри вскоре умер от гангрены, а безутешная вдова… подала на шерифа заявление в суд, обвиняя его в жестоком убийстве! Дело, естественно, даже не приняли к рассмотрению. Оставшимся трем бандитам повезло больше. Тому Никсону удалось улизнуть в Канаду, и о нем никто больше никогда не слышал, а Басс с Дэвисом благополучно добрались до Техаса. Здесь их пути разошлись — Дэвис подался в Новый Орлеан, а Басс вернулся в окрестности Дэнтона.

Днем показываться в городе он не рисковал, но по ночам часто наведывался к старым друзьям. Джим Мерфи долго стоял с открытым ртом, взирая на гору золотых монет, которую смеющийся Сэм Басс держал в сложенных ладонях. Если бы Сэм только знал, какую роль этот человек позднее сыграет в его судьбе!

Не забыл Сэм и о своем прежнем напарнике Генри Андервуде, который к тому времени утряс свои проблемы с законом и теперь спокойно жил с семьей в Дэнтоне. Андервуд свел Сэма с Фрэнсисом Джексоном, согласившимся за ежемесячную зарплату снабжать его тайный лагерь всем необходимым. Басс знал, что представители закона рыщут повсюду, но жить затворником было не в его натуре. Прихватив с собой Андервуда и Джексона, он отправился повеселиться в Сан-Антонио. Хорошо проведя там время и заметно потратившись, троица в конце декабря вернулась домой, заодно ограбив по пути дилижанс. Басс несомненно понимал, что улов окажется небогат и риск неоправдан, а потому, скорее всего, действовал в порыве горячей любви к «разбойному бизнесу». Верный своему имиджу романтичного грабителя, он не забыл вернуть обоим пассажирам дилижанса по доллару, чтобы те смогли заплатить за завтрак.

Снова потянулись долгие зимние вечера, когда Сэм должен был скрываться в окрестностях Дэнтона, изнывая от безделья. Он выкупил долю в одном из салунов этого городка, но и это не спасало от скуки, поскольку открыто заниматься раскруткой питейного заведения Басс не мог. Новое ограбление не заставило себя ждать — 26 января 1878 года он вместе с Джексоном остановил дилижанс неподалеку от форта Уорт. Как и в предыдущий раз, улов оказался невелик. К тому же один из пассажиров благоразумно припрятал 400 долларов в перчатки, а бандиты не сообразили, что стоило бы их обыскать. Оба налета на дилижансы принесли бандитам всего 80 долларов, и три пары золотых часов. Игра не стоила свеч.

Воспоминания об успешном налете на поезд все чаще не давали Бассу покоя. Вот где можно было поживиться по-настоящему! Дилижансы дохода не приносили, брать банки было опасно, но поезда! Поезда — совсем другое дело! Рассчитывать на серьезное сопротивление со стороны пассажиров не приходилось, а вероятность захватить большой куш была очень высока.

Басс знал это по собственному опыту. Но для налета следовало сколотить новую банду. Андервуд к тому времени оказался за решеткой в Небраске — законники спутали его с другим человеком. Джексон хорошо проявил себя в обоих грабежах, но вдвоем останавливать поезд было рискованно. Новых рекрутов нашли быстро. Ими стали имевшие репутацию отчаянных парней Сиборн Барнс и Том Спотвуд. Правый глаз Тома был стеклянным, что, впрочем, не помешало ему пристрелить несколько человек в Техасе и Миссури. И тут Басс допустил ошибку — ему стоило хорошенько подумать, прежде чем брать с собой на дело такого приметного человека.

Басс не собирался тянуть с «работой», и 22 февраля 1878 года произошло первое в истории Техаса успешное ограбление поезда. Случилось это на маленькой станции Аллен, находившейся всего в 25 милях к северу от Далласа. Добыча составила около 1300 долларов — не много, но гораздо больше, чем могли «предоставить» дилижансы.

Радость, однако, оказалась недолгой. Стеклянный глаз Тома Спотвуда не остался незамеченным, и уже через четыре дня незадачливый грабитель был арестован в собственном доме. Суд приговорил его к заключению[23]. Спотвуд никого не выдал, но Сэм, прочитав в городской газете «Denton Monitor» о поимке своего подельника, с отвращением заметил: «Человек, ограбивший поезд в пятнадцати минутах от своего жилья, а затем как ни в чем не бывало вернувшийся домой, просто не может быть не арестован».

Но Басс, Джексон и Барнс оставались на свободе, несмотря на все попытки законников отыскать их. Они могли бежать из Техаса, но это было бы не в характере Сэма Басса. Бандиты нанесли новый удар спустя всего три недели! На этот раз они взяли поезд на маленькой станции Хатчинс, находившейся всего в девяти милях южнее Далласа. Теперь за таинственными грабителями охотились все шерифы Техаса. Был даже набран специальный отряд из тридцати рейнджеров, в чью задачу входило обезвредить банду. Во главе его встал Джун Пик. Шериф Уильям Эган, обвиненный в бездействии, тоже всячески пытался найти грабителей, подозревая, что за налетами стоит Сэм Басс.

Тем временем в далекой Небраске из тюрьмы бежали Генри Андервуд и Арканзас Джонсон. Вместе они вскоре появились в тайном лагере Басса. Можно было начинать планировать новые дела, но Сиборн Барнс неожиданно заболел, Джексон решил завязать с преступной жизнью, а Андервуд очень скучал по семье и хотел повидаться с родными. Все это могло остановить кого угодно, но только не Сэма Басса.

Едва в полночь 4 апреля к станции Игл-Форд приблизился поезд, как в комнату станционного смотрителя ворвались четверо незнакомцев в масках, вооруженные винчестерами и кольтами. Это были Сэм Басс, Арканзас Джонсон и двое других бандитов, чьи имена навсегда остались неизвестными. Пока один из грабителей держал смотрителя на мушке, трое других вытащили из паровоза машиниста и кочегара, после чего всех пленников вместе подвели к почтовому вагону. Смотрителю было приказано попросить сопровождавшего груз курьера открыть дверь, но курьер, как ни пытался смотритель убедить его, что он один и опасности нет, заподозрил неладное и отказался.

— Вы можете сломать дверь, — сказал он, — но я никого сюда не пущу.

— Ну что ж, как хочешь, — хмуро проговорил в ответ один из налетчиков и направился к железнодорожному тендеру. Через пару минут он появился с горящим поленом в руках.

— Даю тебе две минуты, — прокричал предводитель грабителей, — затем мы подожжем вагон.

Угрозы оказалось достаточно, чтобы образумить упрямого курьера. Он распахнул дверь, и бандиты ворвались внутрь. В этот момент из другого вагона вышел кондуктор, решивший поинтересоваться, в чем причина задержки. Любопытного гражданина поставили в ряде другими пленниками, отобрав у него сначала часы. Потом из вагона вылез местный скотовод Уилсон. Он подошел к столпившимся людям и вдруг услышал резкий окрик:

— Ну-ка, встань к ним в шеренгу, Уилсон, черт тебя подери!

Скотовод не стал противиться и не мешкая выполнил приказ грабителей. Бандиты знали его, сомнений в этом не было, но голоса говорящего Уилсон не узнал. Когда налетчики скрылись, пленники вздохнули с облегчением. Позже на месте преступления была обнаружена записка, в которой говорилось, что нападение спланировано и осуществлено… капитаном рейнджеров Джуном Пиком. Басс смеялся над своими противниками.

Снова огромные силы были брошены на поиски преступников, и снова безрезультатно. Техасские газеты обвиняли власти в бездействии, в неспособности справиться с обнаглевшей бандой, но никто даже предположить не мог, что Сэм Басс осмелится совершить новый налет всего спустя шесть дней после Игл-Форда!

Если во время прежних нападений на поезда банда Басса опустошала почтовый вагон, не досаждая пассажирам и избегая кровопролития, то при налете на станцию Мескит случилась перестрелка. Первым пальбу по налетчикам открыл кондуктор. Ему удалось прострелить ногу Сиборну Барнсу и серьезно ранить одного из новых участников банды. Шквальный огонь заставил кондуктора ретироваться с раздробленной пулей рукой. На боковых путях стоял поезд с заключенными — Басс знал об этом, но значения не придал. Трое охранников решили посмотреть в чем дело, но налетчики быстро объяснили любопытным законникам, что лучше им держаться подальше, а то ведь и заключенные могут случайно разбежаться. В этот момент на перроне с пистолетом в руке появился ехавший в поезде продавец арахиса. Один из налетчиков крикнул ему:

— Нам не нужен арахис, вали отсюда!

Как и в прошлый раз, курьер почтового вагона отказался открывать дверь. Бандиты облили вагон керосином и пообещали сжечь упрямца живьем, если он не откроет дверь прежде, чем они досчитают до пятидесяти. Как и в прошлый раз, дверь вскоре распахнулась. Но прежде чем открыть ее, курьер припрятал в своем ботинке 1500 долларов.

Когда, обчистив вагон, грабители уже собрались уходить, курьер вдруг остановил их, попросив дать ему расписку о похищенном имуществе, чтобы он мог отчитаться перед начальством. Даже Сэм Басс не ожидал такой наглости! Один из свидетелей позже рассказывал, что «все закончилось весьма забавно и больше напоминало атмосферу вечеринки, чем ограбления».

Но для банды в случившемся было мало забавного — Сиборн Барнс страдал от четырех пуль в ноге, а другой участник налета вскоре умер от ран. Басс с сожалением констатировал: «Мне жаль, он был симпатичным парнем, по я всех предупреждал, что бизнес этот опасен и лучше бы им остаться дома. Но все они хотели научиться легко делать деньги».

С тех пор Сэм Басс больше не грабил поезда. Четыре дерзких налета за полтора месяца взбудоражили весь Техас. Сэм Басс завоевал нескрываемое восхищение местных фермеров, ковбоев и ранчеров. Все они ненавидели железные дороги и поезда, распугивающие их стада. Народная молва рисовала Басса техасским Робин Гудом, который был галантным, добрым человеком, всегда готовым разделить последние крохи с бедными людьми. На деле же Сэм легко тратил «заработанные» деньги на выпивку, проституток и лошадей, хотя следует признать, что он любил делать друзьям подарки.

Но теперь в поисках Басса повсюду рыскали полицейские, рейнджеры и детективы, и он вынужден был постоянно находиться в бегах. Кто только не желал получить за него награду. Однажды Сэм встретил четверых фермеров, вооруженных дробовиками. Те с готовностью сообщили, что охотятся за «великим Сэмом Бассом», намереваясь разделить на четверых и славу, и награду. Сэм похлопал одного из них по плечу и высказал желание присоединиться к «бравым героям». Фермеры были не против. Другой на его месте пристрелил бы их, но только не Сэм Басс. Под дулом его кольта беднягам пришлось выпить столько виски, что они упали на землю и крепко проспали до следующего дня. В другом случае, покупая в лавке коробку конфет, он угостил ими деревенского паренька. Поедая конфету, юнец по секрету гордо сообщил ему, каким образом собирается поймать знаменитого Сэма Басса, чтобы зажить богато на причитающееся вознаграждение. Сэм улыбнулся и искренне пожелал ему удачи…

И все же дела складывались не в пользу Басса. Несколько раз «охотникам за головами» шерифа Эгана и капитана рейнджеров Пика удавалось обнаружить банду, что приводило к яростным перестрелкам. Некоторые члены банды погибли, другие попали в руки правосудия. Вскоре банду покинул Андервуд, решивший скрыться с семьей в Индиане[24].

Нервы Сэма начали сдавать. Однажды он вошел в лавку маленького городка. Продавец обслуживал двух женщин, но Сэм потребовал сразу же выдать ему провизию.

— Одну минутку, сэр, — отмахнулся продавец, — я должен закончить с этими леди.

— Черт тебя подери! — взорвался обычно вежливый Сэм. — Я тороплюсь и хочу, чтобы ты обслужил меня. Я — Сэм Басс!

— Простите, леди, — извинился продавец, спешно собирая продукты для подгонявшего его бандита…

Не сумев найти Басса, представители закона стали использовать новую тактику, стараясь отрезать его от возможной помощи со стороны друзей. По всему Техасу начали хватать всех подозреваемых в связях с ним. Среди брошенных за решетку оказались старый друг Басса Джим Мерфи вместе со своими отцом и братом. Волнуясь за здоровье отца, Джим пошел на сговор с властями, обещая выдать бандитов. Ему удалось встретиться с Бассом, стать членом его банды.

Он узнал, что бандиты собираются ограбить какой-нибудь банк, после чего навсегда скрыться в Мексике. Выбор пал на городок Раунд-Рок. Басс не знал, что предупрежденные Мерфи законники будут ждать его там…

Вчетвером они въехали в Раунд-Рок: Сэм Басс, Сиборн Барнс, Фрэнк Джексон и Джим Мерфи — остатки некогда сильной банды. Они хотели осмотреться, купить табаку да разведать обстановку, чтобы на следующий день ограбить здесь банк. Мерфи, опасаясь попасть под перекрестный огонь, задержался, сказав Сэму, что хочет расспросить местных жителей. Остальная троица привязала лошадей в аллее напротив банка и направилась вдоль главной улицы.
По пути им встретились помощники шерифа Гримс и Мур, которые профессиональным взглядом тут же заметили оружие под пиджаком одного из незнакомцев. Носить оружие в городе запрещалось, и едва троица зашла в лавку, чтобы купить табаку, следом за ними вошел Гримс. Он остановился позади них и спросил, есть ли у них при себе револьверы. Бандиты среагировали молниеносно. Вместо ответа Гримс получил пять пуль и вывалился из двери лавки, а спустя пару секунд встретил грудью пулю и стоявший на улице Мур. Но он все же успел несколько раз нажать на спусковой крючок и отстрелил Бассу средний и безымянный пальцы на правой руке. Зеваки на улице видели, как тот бежал, прижимая к груди окровавленную руку.

Бандиты кинулись к аллее, желая побыстрее добраться до привязанных там лошадей, а со всех сторон по ним велась прицельная стрельба. Едва Сиборн Барнс вскочил на своего коня, меткая пуля пробила ему череп. Другая пуля ударила в спину Сэма Басса, вылетев около пупка. Все вокруг покрывала пелена порохового дыма, испуганные лошади не слушались, шарахались, брыкались. Джексону с трудом удалось усадить Басса на лошадь, и вместе они понеслись вдоль аллеи прочь из неприветливого городка.

Погоня нашла Басса на следующий день. Он был слишком слаб, чтобы ехать дальше с Джексоном, и друзья договорились, что тот уедет без него. Врач, осмотревший беднягу, сказал, что помочь ему уже ничем нельзя. Жить Сэму Бассу — человеку, которого техасское правосудие в течение 101 дня считало врагом номер один, — оставалось совсем немного.

К нему сразу же приставили стенографиста, допрос начался. Сэм без утайки рассказывал о погибших подельниках, но отказывался назвать тех, кто улизнул от закона — ни их имен, ни их примет, ни их дел.

— Я не выдаю своих, — только и отвечал он на настойчивые вопросы дознавателя. — Если человек знает что-то о других, он должен унести это с собой в могилу.

Сэм умер в день своего рождения — в субботний полдень 21 июля 1878 года, так и не выдав ни одного своего подельника. В 1879 году сестра Басса установила на его могиле надгробный камень, который вскоре растащили по кускам охочие до сувениров туристы.

Легенда об одном из самых смертоносных людей Южного Техаса

Первоначально эта история появилась в выпуске за ноябрь 2017 года под заголовком «Однажды в Южном Техасе».

В этом эксклюзивном отрывке из романа Джеймса П. МакКоллома « Последний шериф Техаса » один из самых смертоносных полицейских штата застрелен в перестрелке 1947 года, захватившей всю страну и заставившей многих местных жителей задаться вопросом, действительно ли он это пришло.

Человеком, который застрелил шерифа, был Пэт Хайнс. 34-летний бывший заключенный Хайнс был мошенником на пути из Оклахомы в Мексику. Он и его сообщник, Уильям Рэймонд Питтман, которому также было 34 года, отправились на юг вместе с путешествующим проповедником и его семьей в своем фургоне «Меркурий». 10 ноября 1947-го они остановились для дозаправки на заправочной станции Magnolia в Петтусе, на полпути между Сан-Антонио и Корпус-Кристи.

Когда Хьюстон Пруэтт, здоровенный начальник станции, вышел обслуживать машину, он заметил, что на переднем сиденье столпились трое мужчин, а сзади женщина и двое маленьких детей. Пруэтт закачал бензина на два доллара, а затем открыл капот, чтобы проверить уровень масла. Подняв глаза, он увидел шерифа округа Би Роберта Вейла Энниса, который ехал по повороту шоссе в своем металлически-зеленом «Хадсоне».

Гудзон шерифа был знаком жителям всего округа. Для тех, кто видел его в образе белого рыцаря, зрелище было захватывающим. У других — у многих других — его появление вызывало страх. Сам Пруэтт считал Вейла другом. Вейл часто останавливался на станции «Магнолия», чтобы взять кока-колу и спросить о том или ином человеке. Но, приехав на станцию, Вейл не поздоровался с Пруэтт. Он направился прямо к пассажирской стороне универсала. — Вы, ребята, прокатились с этим человеком? Пруэтт услышала вопрос шерифа.

Питтман, сидевший у окна, сказал «да». — Убирайся, ты арестован, — сказал ему Вейл. Шериф обыскал его («Он очень хорошо обыскал его, — вспоминал Пруэтт во время интервью в 1977 году. — С головы до ног»), а затем повернулся к Хайнсу, который не двигался. — Я сказал вам, чтобы вы убирались, вы арестованы.

Хайнс, крупный мужчина, сделал, как ему сказали. Вейл сковал их вместе наручниками, а затем сказал Пруэтту позвонить Харперу Моррису, шерифу соседнего округа Карнс. — Скажи ему, что у меня есть двое мужчин, которых он хотел, — сказал Вейл. (Пруэтт, внимательно наблюдавший, как Вейл надевает наручники, позже вспоминал: «[Вейл] надел наручники на маленького, а большой дотянулся до его правой руки. Не заметил этого до тех пор, пока не выстрелили. левша»)

Внутри станции Пруэтт подняла трубку и стала ждать голоса оператора. Вейл остановил Хайнса и Питтмана прямо у двери. Позже Пруэтт скажет, что Вейл «повернулся к ним и сказал: «Вы, мальчики, подождите прямо здесь, это достаточно далеко». Настолько мил, насколько он мог быть». Затем, когда Вейл повернулся, чтобы взять трубку у Пруэтт, Хайнс протянул свободную руку — левую руку — и вытащил «смит-и-вессон» 38-го калибра. — Брось трубку, — потребовал он.

— Подождите, — сказал Вейл, потянувшись за своим револьвером «Кольт». Хайнс, стоя в четырех футах от него, начал стрелять.

Вейл Эннис, третий слева, позирует с другими законниками Техаса. Любезно предоставлено Историческим обществом округа Би/Bee Publishing Company

Пятьдесят лет спустя человек могут точно сказать вам, где они были в тот день, когда в Вейла Энниса выстрелили пять раз. Двенадцатилетний Уэйн Диркс ехал автостопом в Тулету, что в трех милях к югу, после тренировки по футболу среди младших классов. Он и его друг увидели суматоху в «Магнолии» и побежали вниз, чтобы посмотреть, что произошло. «Когда мы подошли поближе, мы увидели всю эту кровь на шоссе, наверное, площадь двадцать на двадцать, чистая кровь», — вспоминал Диркс. «Мы подошли прямо к нему. Тела все еще были там. Кто-то их прикрыл. Повсюду была кровь. Должно быть, была лужа крови двадцати футов в диаметре. Я до сих пор вижу, как один из рабочих на станции берет шланг и пытается его смыть».

Beeville Bee-Picayune отметил, что холст покрывал все, кроме одной руки, на которой была татуировка в виде отрубленного сердца. Но на самом деле под полотном было два тела. И ни один из них не был Вейлом Эннисом.

Джек Робинсон, впоследствии сам шериф, был одним из первых в Бивилле, административном центре округа и родном городе Вейла, кто узнал о перестрелке. Проезжая после работы по Сент-Мэри-стрит, он увидел «Хадсон» шерифа, припаркованный перед больницей Бивилля, двери открыты, внутри никого, полицейский сигнал продолжает мигать. «Я только что подумал, что Вейл снова кого-то застрелил, — сказал он.

В больнице молодой работник ранчо (и старший брат автора) по имени Кред Макколлом-младший лежал на столе в отделении неотложной помощи, обмотав левую руку банданой, и ждал врача. В тот день он пас скот на ранчо в Кадисе и получил двухдюймовую рану на большом пальце. Угольное масло и камфора, обычное лечение его деда, не помогли. Внезапно дверь открылась, и появился Вейл в белой рубашке, пропитанной кровью. Вошел доктор Джеймс Эдмондсон и сказал: «Нам нужен этот стол, Крид. Просто ложись на пол».

Снаружи во дворе больницы образовалась небольшая толпа законников и зевак. Там были Л. Д. Хантер и Риз Уэйд, напарники шерифа по охоте. Пришли какие-то старшеклассники; они поехали, чтобы рассказать другим. К ночи двор был переполнен. Погода была пасмурная и сырая. На выходных в округе выпали первые осенние заморозки, температура была около тридцати градусов, а в то утро, в понедельник, шел дождь почти на дюйм. Единственный уличный фонарь на углу улиц Сент-Мэри и Джонс мало освещал траурную сцену.

В больнице умирал Вейл Эннис в возрасте 43 лет. Никто не сказал об этом вслух, но все знали, что жизнь Вейла должна закончиться именно так. Вейл долгое время вызывал споры, и теперь он убил шестого и седьмого человека в своей карьере, что сделало его одним из самых смертоносных законников своей эпохи. Та мрачная ночь стала высшей моральной точкой его пребывания на посту шерифа округа Би. Его смерть затмит память о его собственных убийствах. Его многочисленные враги были бы вынуждены проявить сострадание к его вдове и маленькой дочери, вынуждены были бы присоединиться к скорбящим на его похоронах.

Если, конечно, он умрет.

В Американском кафе на той неделе собрались шерифы старого образца. Они приехали из соседних скотоводческих уездов, чтобы присоединиться к бдению. Каждый был непререкаемым законом своего графства. Техас, гордящийся своими размерами, был маленьким миром. Здесь, в зарослях кустарника, первопроходцы расположили свои города в тридцати милях друг от друга — расстояние, которое крытая повозка могла преодолеть за один день. От Бивилля он находился в 30 милях к северо-востоку от Голиада, в 37 милях к северу от Карнес-Сити, в 30 милях к югу от Синтона, в 32 милях к юго-востоку от Рефухио и чуть менее 30 миль к западу от Джорджа Уэста. Расстояния в приграничном Техасе были огромными, но неустрашимыми. Один человек верхом на лошади мог легко преодолеть 50 миль при дневном свете.

Шерифы округов Карнес и Лайв-Оук, стоя рядом друг с другом, устроили зрелище. Харпер Моррис был пяти футов ростом; он носил сапоги 4-го размера. Альберт Смит был огромным, неуклюжим, твердым, как камень, мужчиной. Он был шерифом округа Лайв-Оук в течение двух десятилетий, и его боялись почти так же, как Вейла. Мошенники держались подальше от Лайв-Оука, как и от Би. Тем временем у Харпера Морриса было наследство, которое в значительной степени гарантировало ему пожизненное исполнение закона в графстве Карнес. Его отец, У. Т. «Брэк» Моррис, был шерифом, застреленным легендарным Грегорио Кортесом в 1901.

Вейл Эннис еще не умер, но он был достаточно близко, чтобы эти жесткие реалисты могли рассказывать истории и громко смеяться над ними. Большинство историй было об оружии. Никто не сомневался в мастерстве Вейла обращаться с пистолетом, но друзья подтрунивали над ним за охоту. Здесь сезон птиц — голубей и перепелов — был важнее сезона оленей, и спорить было о чем. Кто лучше стрелял? У кого были лучшие собаки? Вейл хвастался своими собаками и своей машиной. Он сказал, что его Hudson — самая тяжелая и быстрая машина в Техасе.

За каждым столом обсуждались предположения экспертов о том, что произошло на станции Магнолия. Эти люди знали об ущербе, который может нанести оружие. Можно ли поверить, что шериф получил пять выстрелов в живот, прежде чем выстрелил в ответ? Кто мог пережить пули калибра .38? Или даже .32s? Или даже .22s?

Загадка заключалась в том, откуда стрелок взял пистолет. Как Вейл не нашел его, когда надевал на него наручники? Предположительно, пистолет был у мужчины в ботинке, но Smith & Wesson 38-го калибра был слишком большим, чтобы спрятать его там. Ни один законник не хотел верить, что Вейл обыскал здоровяка и промахнулся. Или, что еще хуже, он вообще забыл обыскать его. Кафе было полно экспертов, каждый со своей теорией.

Информация передана из одной таблицы в другую. Несколько мужчин утверждали, что были в больнице, когда пришел Вейл. Один видел, как медсестры пытались положить его на носилки, от чего он отказался. «Я могу ходить», — якобы сказал он. Было предположение, что Вейл даже уехал из Петтуса, но свидетели сказали, что это сделал один из рабочих станции, с Вейлом на переднем сиденье Hudson и Хьюстоном Пруэттом сзади. Пруэтт получил рикошет (либо в спину, либо в приклад, в зависимости от того, чья это была версия истории). Кто-то сказал, что Пруэтту нужны носилки, а Вейлу нет, но он слишком тяжелый.

Такие истории будут повторяться десятилетиями с красочными вариациями. Согласно одной из версий, Вейл сказал водителю, что, если он не будет поддерживать скорость «Хадсона» до 110 миль в час на всем пути до больницы, он застрелит и его.

Портрет Энниса, который в настоящее время висит в офисе шерифа округа Би. Предоставлено департаментом шерифа округа Би. Соседние шерифы находились в Бивилле неофициально. Но Алли, техасский рейнджер, был здесь, чтобы взять на себя ответственность.

Алли была знакома с Бивиллом. В середине тридцатых годов он был завсегдатаем Американского кафе, когда оно еще называлось «Блубоннет». Именно тогда Ма Фергюсон во второй раз была избрана губернатором Техаса и уволила техасских рейнджеров. Корпус был повторно принят на работу после того, как в 1935 году было основано Техасское министерство общественной безопасности. Теперь рейнджеры давно прошли свои пограничные дни, но некоторые ветераны были настолько известны, что бюрократия предоставила им широкий диапазон. Фрэнк Хамер был одним из них; он выследил Бонни и Клайда. Одинокий Волк Гонзауллас был другим. Альфред Алли был третьим. Мистика осталась. Техасские школьники знали истории о рейнджерах так же хорошо, как и истории из Библии. Они знали о битве при Плам-Крик в 1840 году, когда менее сотни рейнджеров столкнулись с примерно тысячей команчей. Они знали о передрягах в 1842 году, когда 150 рейнджеров сдерживали мексиканскую армию в годы республики. Они знали о подвигах Рипа Форда в 1850-х годах, который «наказал» (термин, которым рейнджеры называли свои жестокие расправы) команчей, а затем поехал к границе, чтобы сразиться с Хуаном Кортиной, Красным разбойником из Рио-Гранде.

Из всех мужчин в Америке единственным, кто знал Вейла Энниса до того, как он стал полицейским, был Алли. Некоторые говорили, что Вейл живет в округе с шестнадцати лет и что он ходил в школу в Бивилле. Никто не вспомнил. Никто не спрашивал. Большинство мужчин его возраста не закончили среднюю школу. В Техасе у мальчика была одна цель: стать мужчиной, и большинство из них не могли дождаться окончания средней школы — слишком много дел, слишком много опыта.

Поздно утром во вторник из больницы пришли новости о том, что Вейл несколько часов пролежал на операционном столе, и что слизни проникли в его кишечник. Доктор Эдмондсон не делал прогнозов, заявив газете, что пройдет еще 72 часа, прежде чем он сможет сказать, есть ли у Вейла шанс на выздоровление выше 50 процентов. Жена шерифа, Онси, восприняла это как сигнал для оптимизма. Алли погладил ее по руке и кивнул, но Алли был человеком с тяжелым опытом. С тех пор, как он присоединился к рейнджерам, он видел, как от огнестрельных ранений погибло немало мужчин. Он знал, что даже у такого стойкого человека, как Вейл, было мало шансов выжить после многочисленных пуль из 38-го калибра, выпущенных в упор.

Олли приехала в Бивиль, чтобы служить заместителем шерифа Дж. Б. Арнольда. Он был силовиком шерифа в те годы, когда Депрессия и нефтяной бум шли рука об руку. В субботу вечером в барах Бивилля появились головорезы и строители буровых установок, чтобы посмотреть, кого и что они могут сломать. Алли не щадил скандалистов, худшими из которых были братья Эннис, Дарвин и Вейл.

По словам Л. Д. Хантера, приятеля Вейла по охоте, братья были родом из Накогдочеса и приехали в Южный Техас, чтобы работать строителями буровых установок на нефтяных месторождениях. — И оба настолько грубы, насколько только могут быть два ублюдка. Они подрались на буровой установке. Один из них работал на вышке, а другой лежал на полу. Они поссорились. Старый Вейл сказал Дарвину: «Я подойду и надеру тебе задницу». А Дарбо сказал: «Нет, я спущусь и надеру тебе задницу». . Ждал и боролся».

Строители буровых установок были десантниками среди нефтяников, и в течение недели Вейл и его брат дрались с парой местных мальчишек на буровых; по выходным они приезжали в Бивилл в поисках возможных неприятностей. Алли сказал, что именно он сказал Вейлу, что ему следует обратиться в правоохранительные органы. Элли часто рассказывал эту историю на той неделе в Американском кафе, и мужчины смеялись. «Я сказал ему: «Ты знаешь о бунтовщиках больше, чем кто-либо другой». С таким же успехом вы можете быть на стороне закона».

Репутация Вейла была хорошо известна к 1944 году, когда он впервые баллотировался на пост шерифа. Истории о невероятных кулачных боях рассказывались и пересказывались. Во время тех первых выборов некоторые люди уже были обеспокоены тем, что его темперамент был слишком жестоким для этой работы, из-за чего количество голосов было близким. Вейл не знал результата до тех пор, пока в 2:30 ночи не сообщили о последнем ящике под номером двадцать. Он выиграл с перевесом в 81 голос.

И хотя сцена в Американском кафе напоминала кельтские поминки с рассказами об охоте и машинах, разговоры не могли не затронуть проблему, нависшую над шерифом и городом. До Вейла Энниса ни один шериф округа Би никого не убивал. Вейл на самом деле был заместителем, когда убил в первый раз; подлый пьяница сбил его с ног возле пивной. Не было никаких сомнений, что это была самооборона. Вторым был крупный матрос, который напал на него в тюрьме. Потом были братья Родригес.

Разговоры всегда возвращались к убийству Родригеса. Два года назад в перестрелке к западу от города Вейл застрелил трех братьев Родригес: Феликса, Доминго и Антонио, очень уважаемых фермеров. Некоторые говорили, что это была стрельба, а не перестрелка. Они сказали, что ребята из Родригеса не стреляли.

Двое мужчин , убитых шерифом на заправочной станции Магнолия, не были уважаемыми фермерами, как братья Родригес. Пэт Хайнс и Уильям Рэймонд Питтман большую часть своей взрослой жизни провели за решеткой. Хайнс, крупный парень с 38-м калибром, отбыл срок в исправительной колонии штата Оклахома в качестве несовершеннолетнего, а затем отсидел десять лет в тюрьме в Макалестере, штат Оклахома, за вооруженное ограбление. Питтман, который сидел у окна универсала «Меркьюри» и первым вышел из машины, был арестован 25 раз и провел три года в тюрьме Нью-Мексико и еще три года в Хантсвилле.

Пока шериф лежал на смертном одре, Первая баптистская церковь Бивилля приготовилась устроить Питтману достойные похороны. Шесть человек из общины вызвались нести гроб. Отец, сын и две сестры Питтмана приехали в Бивилл на похороны. Приехали издалека: из Одессы. Форт-Уэрт. пампа. Ок-Крик, Колорадо. Тело Хайнса, с другой стороны, было отправлено поездом в Оклахому, чтобы забрать его мать.

Тем временем вахта смерти Вейла длилась четыре дня. Во время утреннего кофе в четверг по Американскому кафе разнесся слух, что шериф проснулся и разговаривает. В 3:30 того же дня остальная часть города успокоилась, когда 9Номер 0031 Beeville Bee-Picayune был доставлен в газетный киоск Тернера, и люди увидели заголовок баннера: «Шериф Эннис чудом избежал смерти в перестрелке в понедельник».

Газета опубликовала полный отчет о перестрелке с Петтусом, подтверждая одни слухи и опровергая другие. Сообщалось, что у Хайнса был пистолет 38-го калибра. Что работник участка отвез шерифа из Петтуса в больницу Бивилля. В этого Вейла стреляли четыре раза, а не пять. Тот Пруэтт, управляющий станцией, получил ранение в спину и возвращался в Бивилл в машине. Он также процитировал Пруэтта: «Семнадцать выстрелов. . . так быстро, как я мог сосчитать их. . ».

Несколько дней спустя журнал Time подхватил эту историю. Статья, появившаяся в номере от 24 ноября, содержала фотографию Вейла в позе стрелка и шла под заголовком, который гласил: «ТЕХАС: адский шериф». Оно начиналось так:

«Я изо всех сил стараюсь содержать Бивиль в чистоте, чтобы леди могли ходить по улицам днем ​​и ночью. Я никогда не делаю ничего, кроме одного выстрела. Оба заявления слетели с бледных тонких губ шерифа округа Би Роберта Вейла Энниса. И оба утверждения были приблизительно верны. Днем и ночью дама могла беспрепятственно бродить по улицам Бивилля, мимо отеля «Кохлер» кремового цвета, кафе «Блю Боннет» и двухэтажной кирпичной тюрьмы, где шериф Эннис живет со своей женой и дочерью и держит злодеев под замком. Грубость во втором утверждении была более очевидной. За последние четыре года в Бивилле (население 7000 человек), городе нефтедобывающей промышленности и животноводства в Южном Техасе, шериф Эннис убил семь человек из своего револьвера Кольт 44-го калибра и пистолета-пулемета 45-го калибра — однако не всех одним выстрелом. .

В статье также цитируется житель Бивилля, который сказал журналу: «Они могли с тем же успехом пойти и повеситься, чем направить пистолет на Вейла».

Газетный киоск Тернера продал свою обычную партию в сто экземпляров за два часа. Еще 150 прошли быстро. По всей стране многие увидели в статье Time доказательство того, что Техас остался Техасом.

В дни, последовавшие за перестрелкой, со всей Америки приходили поздравительные открытки, письма и телеграммы. Шерифы, дорожные патрульные, городские полицейские и агенты ФБР в Техасе и других местах писали личные письма. Полицейское управление в Кламат-Фолс, штат Орегон, выдало благодарность. Так же поступил и Bayou Rifles, оружейный клуб недалеко от Хьюстона. У. Д. Уэлен, губернатор округа Техас-Оклахома клубов Кивани, сделал цитату. Комиссары округа Бексар написали дань уважения. Телеграмма из департамента шерифа Карфагена граничила с хайку:

Подними голову.
Мы с тобой.
Бандит есть бандит.
Поместите их одну за другой.

В больницу Бивилля было отправлено так много цветов, что медсестрам некуда было их положить. Онси Эннис умолял людей прекратить их присылать, но цветы продолжали приходить. Хотя двадцатый век приближался к своей середине, а Старый Запад давно ушел в прошлое, американцы не были готовы отпустить его. Однако, учитывая жестокую историю шерифа округа Би, вопрос оставался: хорошо ли это?

Отрывок из книги Джеймса П. Макколлома «Последний шериф Техаса: правдивая история о насилии и голосовании», . Copyright © 2017 Джеймс П. МакКоллом. Перепечатано с разрешения Counterpoint Press.

Эта статья была обновлена, чтобы отразить следующее исправление: Вейл Эннис управлял Hudson, а не Hudson Hornet. Эта конкретная модель не была доступна до 1951 года.

История Сэма Басса

Коллекция Historic Round Rock


Историческая коллекция Раунд-Рока — это проект, документирующий историю Раунд-Рока, частично финансируемый за счет гранта Исторической комиссии Техаса. Эти страницы адаптированы из оригинальной печатной версии 1991 года.

Преступник Сэм Басс. Фото любезно предоставлено Робертом Г. МакКуббином-младшим (см. примечание)

Легенда о Сэме Бассе разрослась до несоразмерности с его реальными делами. Коллекционер книг утверждает, что у него более 200 наименований, так или иначе связанных с Сэмом Бассом (Кармак 1B). Одна из главных улиц Раунд-Рока носит его имя, как и несколько предприятий. В истории Техаса его часто называют «любимым техасским бандитом» или «Робин Гудом на быстрой лошади» (Centennial Commission). На самом деле Сэм был скорее неумелым, чем храбрым или благородным, и он, кажется, никогда не осознавал, что грабить поезда и банки было чем-то большим, чем забавным развлечением. Для него это был просто спорт, реальность того, что люди часто получали травмы, будь то физически или финансово, кажется, никогда не всплывала на его поверхностную совесть (Смит 34).

Ниже приводится отчет о его 27-летней жизни, в основном с акцентом на его последние дни в Раунд-Роке.

Согласно легенде, рассказы о жизни Сэма столь же разнообразны, как и количество людей, рассказывающих эту историю. Что касается событий во время и после перестрелки, все истории были собраны для изучения читателем; таким образом, на протяжении всего повествования представлены разные взгляды. Основная сюжетная линия остается; различные отчеты предлагаются, чтобы позволить читателю в полной мере оценить легенды и знания, выросшие вокруг Сэма Басса.

Ранние годы

Сэм Басс родился в Индиане, как знает каждый, кто когда-либо слышал «Балладу о Сэме Бассе». Он родился на ферме в двух милях от Митчелла, штат Индиана, 21 июля 1851 года. Вскоре он осиротел, и он, его брат и сестры переехали на соседнюю ферму, чтобы жить со своим дядей и его девятью детьми. В детстве Сэм не получил формального образования и в 1869 году решил начать самостоятельно. Сэм путешествовал по Миссисипи, в Роуздейл, штат Миссисипи, где проработал год в Charles’ Mill. Именно здесь Сэм научился обращаться с пистолетом и отточил свои навыки игры в карты. В 1870 году Сэм встретился со Скоттом Мэйсом, возчиком, направлявшимся в Дентон, штат Техас. Сэм всегда был одержим идеей переехать в Техас и стать ковбоем, и это выглядело как его шанс. Они вдвоем прибыли в Дентон, и Сэм нашел работу у шерифа У. Ф. «Папы» Игана (который позже потратит много усилий на поиски преступника Басса) (Webb Century of Frontier Defense 371–372). Шериф Иган нанял Сэма не помощником, а батраком; он чистил лошадей, доил коров, рубил дрова, но самое главное, Сэм какое-то время работал водителем. Именно на этой должности он познакомился со страной и изучил все тропы, проселочные дороги и заросли, которые он позже использовал, чтобы ускользнуть от техасских рейнджеров (История Уэбба о техасских рейнджерах 104).

В Дентоне Сэм считался трудолюбивым и был известен своей бережливостью. Здесь он также познакомился со многими своими друзьями, с которыми впоследствии занимался противозаконной деятельностью. Сэкономив свой заработок, он смог купить кобылу с 15 руками, которую называли «дентон кобыла». Эта скаковая лошадь была быстрой и вскоре заработала Сэму достаточно денег, чтобы он уволился с работы у шерифа Игана и ушел на пенсию, чтобы заниматься скачками, азартными играми и покровительствовать салунам. После 1875 года Сэм больше никогда не имел постоянной работы, вместо этого живя на доходы от азартных игр и, в конечном итоге, на воровство (Webb Century of Frontier Defense 372).

В декабре 1875 года Сэм встретил Джоэла Коллинза в Сан-Антонио. Вместе они решили погнать стадо скота на северные рынки. Это в конечном итоге привело их в Небраску, где они продали стадо и использовали деньги, чтобы заняться разведкой золота в Блэк-Хиллз. Это предприятие разорило двоих. Чтобы компенсировать свои потери, они обратились к грабежам. Вместе с Джеком Дэвисом и еще одним человеком, известным как Никсон, в течение следующих нескольких месяцев они провели семь этапов (там же, 373). «Бандиты Блэк-Хиллз», как называли эту банду, устав от мизерных взяток за ограбления на сцене, обратили свое внимание на более прибыльное преступление — ограбление поездов.

Ограбления поездов

Их первая поездка на поезде произошла на станции Биг-Спринг, штат Небраска, в 22:48. 18 сентября 1877 года при большой луне. Бандиты заставили начальника станции дать сигнал приближающемуся экспрессу остановиться, а затем сели в него. Обнаружив в «путевом сейфе» всего 450 долларов, они жестоко избили пистолетом экспресс-курьера, пытаясь заставить его открыть «проходной сейф», который имел временной замок, препятствовавший его открытию до прибытия поезда в пункт назначения. Найдя несколько деревянных ящиков, бандиты вскрыли их, обнаружив свежеотчеканенные золотые монеты стоимостью 20 долларов на сумму 60 000 долларов, отправленные с Монетного двора Сан-Франциско в восточный банк (Смит 32).

Единственное известное достоверное фото Сэма Басса. Слева направо: Сэм Басс, Джо Коллинз, Джон Э. Гарднер, Джоэл Коллинз. Фото предоставлено Робертом Г. МакКаббином-младшим (см. примечание)

Бандиты разделили золотые монеты на шесть частей, а затем разделились на пары, каждая пара направилась в другом направлении. Джоэл Коллинз и его напарник были застрелены через неделю. Другая пара, состоящая из Джеймса Берри и Никсона, распалась, и Берри был схвачен; Предполагается, что Никсон бежал со своей долей в Канаду. Третья пара, Сэм и Джек Дэвис, ехали на юг в повозке с одной лошадью — их часть груза была спрятана под сиденьем.

В какой-то момент на обратном пути в Техас к Сэму и Джеку Дэвисам присоединилась компания солдат и детективов, которые искали грабителей поездов. Сэм и Джек Дэвис убедили этих людей, что они тоже ищут бандитов в надежде получить крупную награду. Через четыре дня Сэм и Джек Дэвис отделились от других мужчин и поехали обратно в Дентон (Centennial Commission). Оказавшись в Дентоне, Сэм объяснил свое новообретенное богатство благодаря забастовке, которую он совершил на разведке в Блэк-Хиллз. Его деньги и хорошее настроение привлекали многих людей, некоторые из которых позже стали частью «Банды Сэма Басса», когда он начал грабить поезда в Техасе.

Предполагается, что Сэм доберется до Дентона поздней осенью; однако к февралю 1878 года Басс снова начал грабить поезда. Почему? Как он мог потратить 10 000 долларов менее чем за четыре месяца? Многие люди считали, что он никак не мог потратить деньги; поэтому они предположили, что Басс спрятал свое золото. Истории изобилуют людьми, ищущими золото Bass. Одна история помещает спрятанное золото в пещеру в Ист-Маунтин в Минерал-Уэллс (Григсби). Другая легенда предполагает, что Басс держался за свое золото, пока не направился в Раунд-Рок, чтобы ограбить банк, спрятав золото в пещере к западу от Прейри-Дэлл возле Биг-Блу-Спринг для сохранности во время ограбления («Удивительная история»). Если кто-то когда-либо находил Басс Голд, он никогда не сообщал об этом. Поскольку трудно представить, что Сэм мог израсходовать все свое золото до того, как снова начал грабить поезда, это придает правдоподобности истории о том, что Сэм грабил больше для спорта, чем для получения прибыли.

Какой бы ни была причина, 22 февраля 1878 года «Банда Сэма Басса» напала на поезд Техас-Сентрал на станции Аллен. Это ограбление принесло банде 1300 долларов, и 18 марта они снова напали на Техас-Сентрал, на этот раз в Хатчинсе. Техасско-Тихоокеанская железная дорога была атакована 4 апреля в Игл-Форде и еще раз 10-го в Меските. Только первое ограбление принесло банде значительный доход, и стиль этих ограблений был в высшей степени дилетантским; что побудило некоторых наблюдателей предположить, что грабители либо очень нервничали, либо были пьяны во время ограблений из-за того, что во время двух ограблений банда пропустила большие тайники с деньгами, которые были поспешно спрятаны курьерами (Смит 33) .

Во время этих ограблений поездов в Техасе «Банда Сэма Басса» состояла из Фрэнка Джексона, Сиборна Барнса (который был ранен в ногу во время работы с Мескитом), Томаса Спотсвуда, Арканзаса Джонсона, Генри Андервуда, Сэма Пайпса и Альберт Херндон; Басс и Барнс участвовали во всех четырех ограблениях, Джексон участвовал в трех, Джонсон - в двух, а остальные - в одном (Webb Century of Frontier Defense 374). После мескитового ограбления жители Северного Техаса разразились криками негодования. Губернатор решил, что пришло время вызвать техасских рейнджеров для поимки бандитов; так началась «Война басов».

"Война басов"

1878 год был временем политической нестабильности в штате Техас. Реконструкция только что закончилась, а правительство штата все еще было слабым. Граждане были глубоко обеспокоены наличием в государстве бандитских шаек и звучало требование правопорядка. Эта озабоченность привела к политическим действиям. Многие политики выступали на платформе правопорядка и предлагали сформировать современные миротворческие силы. Техасские рейнджеры, почувствовав подразумеваемую в этом угрозу для своей организации, решили ответить, доказав, что они по-прежнему являются эффективным средством сдерживания преступности. Они выбрали Басса своим примером и намеревались захватить его любой ценой. Конечным результатом будет смерть и пленение Сэма, а также возрождение веры и финансовой поддержки Рейнджеров (Комиссия Столетия).

За четыре месяца «Войны басов» банда стала легендой; они вели рейнджеров в долгих погонях с узкими побегами. Банда, полагаясь на доскональное знание Сэмом проселочных троп и зарослей, которые он усвоил за годы работы водителем, внезапно появлялась в каком-то районе только для того, чтобы исчезнуть при первых признаках неприятностей. Успех банды в избегании захвата можно объяснить как трудностями местности, так и неумелостью их преследователей (Смит 33). В отчаянной попытке избавиться от банды рейнджеры провели зачистку всех жителей, подозреваемых в укрывательстве бандитов. Это привело к арестам как Джима Мерфи, так и его отца Хендерсона. Джима доставили к Тайлеру, чтобы предъявить ему обвинения в грабеже почты США. Стремясь получить иммунитет и заинтересованный в получении денежного вознаграждения, Джим согласился воссоединиться с бандой Басса и предать Сэма рейнджерам (там же, 34). Таким образом, была подготовлена ​​почва для окончательной победы рейнджеров над бандой в Раунд-Роке.

Первое столкновение «Войны басов» произошло 29 апреля в Коув-Холлоу. Рейнджеры под руководством капитана Ли Холла смогли застать банду врасплох, пока те отдыхали в доме Джима Мерфи. Убегая от рейнджеров, Басс был дважды ранен, один раз в патронташ, а другой в приклад винтовки, но не пострадал. Говорят, что когда Сэм уходил с места происшествия, он сказал: «Черт, мальчики, наконец-то они меня ударили. Давай выбираться отсюда." Неустрашимый Сэм вскоре начал щеголять своими украденными золотыми монетами и жить на них в городах Северного Техаса (Смит 33). В июне отряд вызвал банду на перестрелку, в которой Арканзас Джонсон был убит, а Генри Андервуд уехал, чтобы никогда не вернуться в банду (Комиссия столетия). Теперь, когда Джим Мерфи хочет выдать банду рейнджерам, банда решила отправиться в более спокойные районы южной части штата.

Перестрелка в Раунд-Роке

В какой-то момент на пути к Раунд-Року Джим Мерфи смог ускользнуть от банды и отправить письмо майору Джонсу из техасских рейнджеров, в котором указывалось, что банда направляется в Раунд-Рок. с намерением ограбить банк. Майор Джонс был удивлен, узнав, что банда продвигается так далеко на юг; он немедленно приказал рейнджерам Дику Уэру, Крису Коннеру и Джорджу Гарольду отправиться в Раунд-Рок и высматривать любых членов Банды Басса. Затем он поехал в Раунд-Рок с заместителем шерифа округа Трэвис Моррисом Муром («Когда Сэм Басс»).

Сэм, Фрэнк Джексон, Сиборн Барнс и Джим «Иуда» Мерфи прибыли в Раунд-Рок вечером в воскресенье, 14 июля. В понедельник они отправились в город, чтобы проверить банк и побриться. Сэм и Сиборн были за то, чтобы украсть несколько свежих лошадей и добраться до берега как можно скорее. Мерфи, тяня время, предположил, что кража лошадей только вызовет подозрения, и что им следует дать лошадям отдых, а затем ограбить банк в субботу. После обсуждения банда решила, что ограбление произойдет в 15:30. в субботу 20 июля (Смит 35).

В пятницу, 19-го, Сэм, Фрэнк и Сиборн отправились в Новый Город, чтобы проверить банк в последний раз; Мерфи остался в Старом городе в надежде связаться с майором Джонсом. Бандиты привязали лошадей в переулке к северу от Джорджтаун-авеню на углу Лампасас. Затем они пошли вверх по улице к универсальному магазину Копперала, расположенному на юго-восточном углу Мейс и Джорджтаун-авеню. В то же время рейнджер Уэйр пересек улицу от конюшни Хайсмитс Ливери до парикмахерской. Позже он вспоминал, что в этот момент прошел мимо бандитов, не понимая, кто они такие («Когда Сэм Басс»). Когда бандиты подошли к магазину Копперала, за ними также наблюдали Моррис Мур, заместитель шерифа округа Трэвис, и заместитель шерифа округа Уильямсон Граймс.

Граймс указал, что, по его мнению, один из незнакомцев (он еще не понял, что это Банда Басса) носил пистолет, что предположительно противоречило закону Раунд-Рока (там же). В другом отчете упоминалось, что Граймс был обеспокоен, потому что думал, что у Сэма было два пистолета, что было на один больше, чем разрешено законом в Раунд-Роке («Вспоминает Раунд-Рок»).

Фотография пистолета Сэма Басса и редкая книга о его жизни. Предоставлено Редом Маккумсом

Какой бы ни была причина, Граймс решила расследовать намерения незнакомцев. Подойдя к бандитам, покупавшим табак в магазине, Граймс спросил Сэма: «У тебя есть пистолет?» на что Сэм, как говорят, ответил «да» или «я позволю тебе это» (Смит 35). Но важнее того, что он сказал, было то, что он, Фрэнк и Сиборн также открыли огонь по Граймсу, мгновенно убив его. У Граймса даже не было возможности вытащить пистолет; в его трупе было обнаружено шесть пулевых отверстий (DiGesualdo and Thompson 113).

Мур, который ждал у дверей магазина Копперала, вошел и открыл огонь по бандитам, прострелив Бассу руку. Затем он был ранен в грудь, пуля пробила легкое, и был вынужден прекратить погоню (Webb Century of Frontier Defense 386). Стрельба привлекла внимание рейнджера Уэра, который в то время брился. Он выбежал на улицу с еще намыленным лицом и какое-то время в одиночку сражался с убегающими бандитами («Когда Сэм Басс»). Стрельба также привлекла внимание майора Джонса, который находился в Международном телеграфном управлении и офисе Большого Северного телеграфа во время первоначальной стрельбы. Встретившись с рейнджером Уэром, Джонс произвел то, что считалось его единственным выстрелом в качестве техасского рейнджера по убегающей банде; бандиты открыли ответный огонь, пропустив Джонса, но вонзив пулю в каменную стену позади него (Webb Century of Frontier Defense 387). Уэр и Джонс также на время присоединились к битве с одноруким человеком по имени Стаббс, который поднял пистолет Грайма и открыл огонь по бандитам («Когда Сэм Басс»). К этому времени бандиты вернулись в переулок и пытались сесть на лошадей. Рейнджер Гарольд и местный житель по имени Коннер стреляли в банду из винтовок. Именно в этот момент рейнджер Гарольд считает, что он нанес Бассу смертельную рану (там же). Одновременно Сиборн Барнс упал замертво с пулевым ранением в голову.

Кто на самом деле стрелял в Сэма Басса, так и не было окончательно решено. Врачи, осмотревшие Сэма, отметили, что пуля попала в патрон в его ремне, а затем разделилась на две части: часть вошла ему в спину и вышла около паха, а другая часть застряла в его теле. Это заявление заставило рейнджеров предположить, что именно Дик Уэр нанес смертельный удар. Еще одним подтверждением этой теории является рассказ самого Басса, который указал, что он был застрелен до того, как добрался до лошадей, а не в переулке, где, по утверждению Гарольда, застрелил его, и что у человека, который стрелял в него, была пена на лице. На официальном дознании Уэр ответил, что не верит, что застрелил Басса, и Гарольд утверждал, что это так; таким образом, вот как это вошло в официальную запись. Однако Уэру приписывают убийство Сиборна Барнса (там же). Часть путаницы в отношении того, кто на самом деле стрелял в Басса, связана со страхом перед рейнджерами и гражданами Раунд-Рока. Слава Басса была такова, что считалось, что человек, стрелявший в него, впоследствии будет убит одним из сторонников Басса; таким образом, люди не стремились быть известными как лица, ответственные за его убийство (Англия).

В момент смерти Сиборна и ранения Сэма многие свидетели приписывали молодому (всего двадцать лет) Фрэнку Джексону большую храбрость. Говорят, что когда Сиборн был мертв перед ним, а его лидер Басс ранен, Фрэнк хладнокровно сдерживал рейнджеров своим пистолетом, помогая Сэму сесть на лошадь. Вместе им удалось спастись от обстреливающих горожан и рейнджеров (там же). В другом отчете об этом событии говорится, что после того, как Сиборн был убит, Сэм и Фрэнк смогли сесть на своих лошадей и начали уезжать, когда Сэм был ранен пулей. Сэм вцепился в рожок седла, но не смог удержаться на лошади и упал на землю. Именно в этот момент Фрэнк сдерживал атакующих рейнджеров и горожан своим пистолетом, помогая Сэму вернуться на лошадь, и они ускакали, а Фрэнк поддерживал Сэма (О'Нил 61).

Когда бандиты бежали через Старый город, Фрэнк, обеспокоенный стрельбой, хватило присутствия духа предупредить маленькую девочку, которая играла на дереве, чтобы она шла в дом (Рид и Тейт 221). Джим Мерфи, который оставался в Старом городе во время перестрелки, сообщил, что видел, как Сэм и Фрэнк шли по улице по пути в свой лагерь, который находился недалеко от кладбища Раунд-Рок. Фрэнк держал Сэма в седле, пока он вставлял новые патроны в свой пистолет (Webb Century of Frontier Defense 387). Газета Williamson County Sun сообщила, что после того, как бандиты собрали свои вещи в своем лагере, они свернули на Джорджтаун-роуд, нынешнюю Чисхолм-Трейл-роуд, миновав дом миссис Тисдейл; затем они свернули на переулок в сторону леса. Именно в этот момент Сэм сказал, что ему слишком больно, чтобы продолжать (Скарбро 29).5-296). Сэм настоял на том, чтобы Фрэнк оставил его здесь и попытался спастись сам. Фрэнк не хотел расставаться со своим другом, но в конце концов его убедили это сделать. Сэм отдал ему все свои деньги, оружие, боеприпасы и свою большую гнедую лошадь, которая была лучше, чем у Фрэнка. Фрэнк оставил свою лошадь Сэму, а седло спрятал в кустах неподалёку; после слезливого прощания Фрэнк уехал. Однако Фрэнк не бросил своего друга, а расположился лагерем рядом с ним (Рид и Тейт 222). Вернувшись в Раунд-Рок, Джим Мерфи отправился в Новый город и опознал тело Сиборна Барнса.

Захват и смерть

Не было предпринято особых усилий для преследования убегающих бандитов из-за опасений, что Басса поддерживает армия преступников, которые схватятся за любого преследователя. Конечно, правда заключалась в том, что настоящая банда Сэма Басса на тот момент состояла всего из четырех человек, один из которых был уже мертв, а другой дезертировал из банды. Тем не менее, предыдущие успехи банды и шумиха вокруг них привели к тому, что люди опасались, что банда представляет собой огромную силу, которая будет представлять значительную угрозу для любых преследователей (Англия).

Заботясь о собственной безопасности, техасские рейнджеры решили отложить поиски Басса до утра субботы. Двое искателей, Такер и Лейн, заметили человека, прислонившегося к дереву, но предположили, что это был всего лишь один из железнодорожников, которые в то время строили линию Джорджтаунской железной дороги. В конце концов Такер подошел к нему, и Сэм поднял руку и произнес: «Я Сэм Басс, человек, которого так долго искали». В это время появились остальные участники поисковой группы, в том числе Джим «Иуда» Мерфи. Такер считал, что Басс не должен видеть Мерфи; Итак, Мерфи опознал Сэма, когда прятался за деревом. Басс объяснил допрашивающим рейнджерам, что его раны заставили его остановиться недалеко от того места, где он находился прошлой ночью. Басс сказал им, что Фрэнк продолжил свое отступление по его настоянию. Ночью Сэм упомянул, что ему очень хотелось пить, и он пошел к дому мистера Шермана, пытаясь набрать воды; однако его окровавленный вид отпугнул семью. Затем он вернулся туда, где был сейчас, и в конце концов старик дал ему немного воды (Скарбро 29).6-298). Было высказано предположение, что Сэм выдумал большую часть этого повествования, чтобы защитить Фрэнка, который решил остаться, чтобы помочь своему другу (Рид и Тейт 223). Затем рейнджеры посадили Сэма в кузов фургона и отвезли обратно в Раунд-Рок.

Когда майор Джонс узнал о захвате Басса, он связался с генеральным прокурором в Остине, который затем уведомил съезд Демократической партии штата, который собирался в то время (DiGesualdo and Thompson 114). Умирающий Басс был помещен в небольшую лачугу, расположенную на участке на пересечении современной Раунд-Рок-авеню, Мейн-стрит и Мейс. Майор Джонс допросил Басса, но не смог получить никакой полезной информации о других членах его банды. Этический кодекс Басса резюмировал его заявление: «Дуть на своих приятелей не входит в мою профессию. Если человек что-то знает, он должен умереть с этим в себе», имея в виду его нежелание сотрудничать с рейнджерами, хотя он знал, что умрет. Басс признался, что «если я убил его [в отношении заместителя Граймса], то он будет первым человеком, которого я когда-либо убил». В воскресенье, 21 июля 1878 года, доктор сказал Сэму, что это ненадолго; Сэм якобы сказал: «Отпусти меня», а через несколько минут открыл глаза и воскликнул: «Мир качается вокруг меня», а затем умер в 3:58 на свой двадцать седьмой день рождения (Смиту 35 лет). Джон Р. Бэнистер, рейнджер, которому было поручено охранять умирающего Басса, утверждал, что последними словами Сэма на самом деле были: «Этот мир — пузырь, где бы вы ни были — проблемы» — вероятно, более подходящая эпитафия для жизни Сэма Басса (DiGesualdo and Thompson 114). ).

Рейнджеры надеялись доставить тело Басса в Остин, чтобы убедить Конгресс в том, что его наконец-то поймали, и оправдать свою ценность как правоохранительного органа, поскольку в то время Конгресс обсуждал присвоение рейнджеров. Этот план был свернут из-за летней жары и невозможности найти лед, в который можно было бы упаковать его тело (Centennial Commission). Было решено похоронить его на кладбище Раунд-Рок. Его похоронная процессия состояла из двух мулов, тянущих повозку с простым сосновым гробом Сэма, в сопровождении двух мужчин, копавших его могилу. Когда процессия прошла мимо дома Дж. В. Ледбеттера, священника-методиста, он присоединился к ней и провел христианскую похоронную церемонию Сэма (Кармак 1B). Мэри Мэтсон, чернокожая женщина, которую Сэм Басс нанял для приготовления еды в начале недели, наблюдала за похоронами с хлопкового участка. После церемонии она сообщила, что с севера подъехал мужчина на гнедом коне, в котором она узнала Фрэнка Джексона. «Он спешился, постоял мгновение и с страдальческим видом швырнул комок на могилу (Рид и Тейт 231)».

Есть много рассказов о том, что стало с Фрэнком Джексоном после того, как он покинул Раунд-Рок. Считается, что он уехал в Дентон на несколько дней (Там же), а в других отчетах говорится, что он стал преуспевающим владельцем ранчо в Западном Техасе («Вспоминает Раунд-Рок»). Рейнджер Уэр утверждал, что позже видел его в тюрьме штата Аризона под именем Даунинг (Комиссия столетия). Третьи утверждают, что он прожил свою жизнь на ранчо в Нью-Мексико (Webb Century of Frontier Defense 390). Джим «Иуда» Мерфи провел остаток своей жизни в страхе, опасаясь, что один из друзей Басса собирается отомстить за предательство Сэма, убив его. В следующем году он покончил с собой, приняв яд 7 июня 1879 года.(Там же.). Некоторые предполагают, что Мерфи на самом деле не покончил с собой, а был убит Джексоном, но правда никогда не будет известна (Centennial Commission).

Надгробие Сэма Басса на кладбище Раунд-Рок

Через несколько лет после его смерти сестра Сэма установила надгробие, на котором была выгравирована следующая эпитафия: «Храбрый человек покоится здесь. Почему он был неправдой?» Этот памятник давно снесен охотниками за сувенирами, и теперь его заменила гранитная надгробная плита, установленная Комиссией столетия Сэма Басса.

После смерти легенда о Сэме выросла благодаря песне. «Балладу о Сэме Бассе», написанную Джоном Дентоном из Гейнсвилля, штат Техас, пели многие пастухи, пытаясь успокоить стадо в бурные ночи. Слава Сэма распространилась на Великобританию в конце 1800-х годов, достигнув высшей точки в восковой статуе Сэма в музее восковых фигур мадам Тюссо в Лондоне (там же). Вернувшись в Раунд-Рок, легенда о Сэме Бассе была увековечена, начиная с 1964 года, когда было учреждено празднование Дней границы. Однако наиболее убедительным доказательством того, что легенда о Сэме Бассе продолжается, стала публикация еще одной тщательно задокументированной книги о Сэме, 9 лет.0003 The Tenderfoot Bandits Паулы Рид и Гровера Теда Тейта в 1988 году.

Перестрелка с Сэмом Бассом, несомненно, стала объединяющим событием для молодого городка Раунд-Рок. Это давало горожанам возможность идентифицировать себя, а городу — что-то, что отличало его от других. Вы можете представить себе, как кто-то отвечает на заявление «Я из Раунд-Рока» словами «О, это место, где был убит Сэм Басс».

Сегодня Сэм Басс не так известен, как в прошлом; тем не менее, город сохраняет свое историческое наследие, о чем свидетельствуют дорожные указатели, обозначающие события знаменитой перестрелки.

Дополнительная информация о задержании Сэма Басса содержится в брошюре «Сэм Басс и перестрелка в Грейт-Раунд-Рок от 19 июля 1878 года », первоначально выпущенной Торговой палатой и распространяемой на ежегодной реконструкции перестрелки во время Дней границы. .

Примечания

1 В более ранних версиях этой веб-страницы использовались две фотографии, которые часто утверждались как Сэм Басс и его банда, но оспариваются. Они были заменены подлинной фотографией.

Процитированные работы

«Удивительная история Сэма Басса и спрятанного сокровища к западу от Прери Делл, рассказанная в деталях». Новости храма . 22 августа 1933 г.

Кармак, Джордж. «Перестрелка в Раунд-Роке». Сан-Антонио Экспресс Новости . 8 мая 1976 г .: 1Б+.

Дигесуальдо, Джейн Х. и Карен Р. Томпсон. Исторический Раунд-Рок. Eakin Publications, Inc., Остин, Техас: 1985

Англия, Кен. Личное интервью, 28 октября 1991 г.

Григсби, К. М. «Сэм Басс спрятал свое золото в игорных заведениях». Даллас Утренние новости . 26 декабря 1938 г.

О’Нил, Билл. «Банда Сэма Басса в Раунд-Роке». Истинный Запад . Февраль 1989 г.: 61.

Рид, Паула и Гровер Тед Тейт. Нежные бандиты . Westernlore Press, Тусон, Аризона: 1988.

«Раунд-Рок помнит Сэма Басса». Остин Американ-Стейтсмен . 23 июня 1953 года.

Сэм Басс 100 лет спустя . Опубликовано Комиссией столетия Сэма Басса, Раунд-Рок, Техас. 1978.

Скарбро, Клара Стернс. Страна хорошей воды . Издательство Williamson County Sun Publishers, Джорджтаун, Техас: 1973.


Learn more