Братья твороговы художники


Выставка Тапир и птичка Антон и Алексей Твороговы в Центре современного искусства ВИНЗАВОД

Антропоморфные герои мультфильмов оживут на выставке братьев Твороговых «Тапир и птичка» в пространстве ARTIS GALLERY.

Чарующая магия мультфильмов рождается благодаря тому, что на экране оживают волшебные миры, позволяющие познавать окружающую действительность детям, передающие волну теплых чувств и ностальгии взрослым. Картины Уолта Диснея, Хаяо Миядзаки, Уэса Андерсона рассказывают об интересных героях, захватывающих историях, которые с ними случаются, заставляя зрителей сопереживать и давая возможность мечтать и проживать сюжет вместе с персонажами мультфильмов. Могут ли герои существовать вне сюжета истории и что с ними происходит за его рамками?

Художники Алексей и Антон Твороговы развивают эту тему в серии работ, которые будут представлены на выставке «Тапир и Птичка» с 22 октября до 28 ноября в ARTIS GALLERY. Персонажи картин братьев Твороговых существуют вне контекста конкретной сказочной истории. Намеренный уход от сюжета обусловлен желанием художников отказаться от выстраивания целостной панорамы воображаемого мира. Все внимание зрителя сконцентрировано на персонажах благодаря тому, что окружающее их пространство теряет важность и сливается с единой плоскостью фона.

Само понятие «герой» в работах братьев Твороговых размывается: необходимость в них отпадает. Нет главных и второстепенных, положительных или отрицательных персонажей, нет иерархии, потому что отсутствует сюжет, в рамках которого она могла бы существовать. Поэтому «героями» произведения наравне с животными становятся деревья и грибы.

Персонажей мультипликации их создатели, как правило, наделяют человеческими чертами, чтобы их характеры более точно резонировали эмоциям зрителей. Братья Твороговы продолжают эту линию, развивая  антропоморфность и порой и доводя ее до крайности настолько, что крылья птицы превращаются в кисти человеческих рук.

Работы художников, написанные акрилом, стилизованы под типографскую печать, в чем, безусловно, прослеживаются взаимосвязь с жанром комиксов и корреляция с работами Роя Лихтенштейна и Такаси Мураками. Локальные цвета, активные плоскости ярких красок и четкие линии воплощают в пространстве картины бытие созданного авторами мира.

@lazymike.art Lazy Mike Gallery Instagram profile, view story, followers, followings, tagged posts, photo and video

Уже в эту пятницу, 19 ноября, в Lazy Mike состоится открытиe персональной выставки Федоры Акимовой (@fedora__akimova) “Ил”.

Экспозиция, собранная из двух серий объектов и нескольких видео, демонстрирует альтернативную версию эволюции: это мир без людей или другая планета, на которой динозавры не вымерли и продолжили развиваться.

Возможно, метеорит зацепил атмосферу и полетел дальше, ящеры не погибли, а естественный отбор создал быстрый совершенный разум, процветающий в согласии с собой и миром.

Эпическое центральное видео документирует сосредоточенную ровную жизнь динозавров, обитающих на неопределенном шельфе в безвременье, где материализуется и бесследно исчезает грандиозная – с учетом размера существ – культовая архитектура.

Напоминаем, что выставка работает по предварительной записи. Записаться можно по кнопке «Забронировать» в описании.

Будем рады видеть вас в галерее Lazy Mike по адресу Малый Кисельный пер. 3, стр. 1

19.11-18.12.2021, вторник-суббота, 14:00-20:00
Телефон для связи: +79997114273
[email protected]
________
A solo exhibition by Fedora Akimova “Silt” will be held from November 19 to December 18 at Lazy Mike Gallery.

The exhibition, which includes two series of works and videos, demonstrates an alternative reality. Perhaps this is another planet, perhaps we are presented with an alternative scenario of evolution, where dinosaurs didn't go extinct.
There is a chance, the meteor just passed by and the lizards didn't go extinct, while natural selection created creatures with the highest form of intellect, who managed to thrive in harmony with themselves and the world around them.

An epic video presents a documentary of serene life of dinosaurs, that inhibit an unidentified continent in an unidentified era, where iconic architecture materializes and then vanishes.

We kindly note that the exhibition may be accessed by appointment only. Please click on “book an appointment” button in the description section.

We are looking forward to seeing you at Lazy Mike gallery! We are located in Maliy Kiselniy Аlley, 3/1.
Our working hours:
Tuesday - Saturday
From 2PM - 8PM
Contact number: +79997114273
Email: [email protected]

22 октября в Artis Gallery стартует выставка работ Антона и Алексея Твороговых

Чарующая магия мультфильмов рождается благодаря тому, что на экране оживают волшебные миры, позволяющие познавать окружающую действительность детям, передающие волну теплых чувств и ностальгии взрослым. Картины Уолта Диснея, Хаяо Миядзаки, Уэса Андерсона рассказывают об интересных героях, захватывающих историях, которые с ними случаются, заставляя зрителей сопереживать и давая возможность мечтать и проживать сюжет вместе с персонажами мультфильмов. Могут ли герои существовать вне сюжета истории и что с ними происходит за его рамками?

Художники Алексей и Антон Твороговы развивают эту тему в серии работ, которые будут представлены на выставке «Тапир и Птичка» с 22 октября до 28 ноября в Artis Gallery.

Персонажи картин братьев Твороговых существуют вне контекста конкретной сказочной истории. Намеренный уход от сюжета обусловлен желанием художников отказаться от выстраивания целостной панорамы воображаемого мира. Всё внимание зрителя сконцентрировано на персонажах благодаря тому, что окружающее их пространство теряет важность и сливается с единой плоскостью фона.

Само понятие «герой» в работах братьев Твороговых размывается: необходимость в них отпадает. Нет главных и второстепенных, положительных или отрицательных персонажей, нет иерархии, потому что отсутствует сюжет, в рамках которого она могла бы существовать. Поэтому «героями» произведения наравне с животными становятся деревья и грибы.

Персонажей мультипликации их создатели, как правило, наделяют человеческими чертами, чтобы их характеры более точно резонировали эмоциям зрителей. Братья Твороговы продолжают эту линию, развивая антропоморфность и порой и доводя её до крайности настолько, что крылья птицы превращаются в кисти человеческих рук.

Работы художников, написанные акрилом, стилизованы под типографскую печать, в чем, безусловно, прослеживаются взаимосвязь с жанром комиксов и корреляция с работами Роя Лихтенштейна и Такаси Мураками. Локальные цвета, активные плоскости ярких красок и четкие линии воплощают в пространстве картины бытие созданного авторами мира.

Читайте также:

Торжественное открытие арт-галереи «Толстой»

5 апреля в салоне «Планета плитки» пройдёт презентация испанской фабрики

11 апреля эксперты обсудят, как изменить городскую среду

Art & More: в Москве стартует проект «ЛИТАРТ» от Secret Art

Secret Art Pop-Up Gallery, основанная в 2013 году кураторами Викторией Бейлис и Петром Голдманом, запускает серию арт-поэтических вечеров «ЛИТАРТ» совместно с Four Seasons Events.

Первые чтения

пройдут при информационной поддержке Posta-Magazine 29 сентября в лофте Depre в самом центре столицы.

Первые чтения из целой серию арт-поэтических вечеров пройдут в камерной обстановке лофта Depre в самом сердце столицы. Depre Genuine Loft — это бывший дом французского винодела Камилла Депре, спроектированный легендарным русским архитектором Романом Клейном.

«ЛИТАРТ» — столкновение литературного и художественного мастерства, способное пробудить в человеке обилие чувств, в одно мгновение перенести зрителя и слушателя в духовный мир Бродского, Маяковского, Ахматовой, Пастернака и многих других поэтов.

Первые чтения будут посвящены теме соблазна. Стихи известных авторов прочтут Егор Кончаловский, Михаил Горевой, Екатерина Волкова, Юрий Васильев, Евгения Брик, Алиса Гребенщикова, Вероника Делион, Алиса Старовойтова, Дарья Мороз, Рита Митрофанова, Ирина Хакамада, Сати Казанова, Александр Демидов и Костя Цзю.

В пространстве лофта кураторы создали арт-экспозицию, объединяющую серию работ британской художницы Ольги Ломака и братьев-близнецов Антона и Алексея Твороговых. Произведения художников, как и тщательно подобранные поэтические этюды, раскрывают вневременные темы первобытного сознания и процесса осознания соблазна в душе человека.

Ольга Ломака

Братья Твороговы

Кстати, работы Ольги Ломака уже сейчас можно посмотреть в виртуальной 3D-галерее virtuart.me, которая является соорганизатором выставки.

…Оскар Уайльд говорил: «Единственный способ избавиться от искушения — поддаться ему». Каждый решает для себя сам…

Работы Ольги Ломака

Работы братьев Твороговых

Детали от Posta-Magazine:
Сбор гостей в 19:00, начало чтений в 20:00
Арт-экспозицию можно посетить с 29 сентября по 29 октября по предварительному звонку: ‪+7 (926) 727 77 89‬ или [email protected]
Галерея Ольги Ломака: http://virtuart.me/galleries/mind-parasites-by-olga-lomaka/

 

 

 

Тупейный художник — Лесков Н.С.

Рас­сказ на могиле

(Свя­той памяти бла­го­сло­вен­ного дня 19-го фев­раля 1861 г.)

Души их во бла­гих водворятся.

Погре­баль­ная песнь

1

У нас мно­гие думают, что «худож­ники» – это только живо­писцы да скуль­пторы, и то такие, кото­рые удо­сто­ены этого зва­ния ака­де­миею, а дру­гих не хотят и почи­тать за худож­ни­ков. Сази­ков и Овчин­ни­ков[1] для мно­гих не больше как «сереб­ря­ники». У дру­гих людей не так: Гейне вспо­ми­нал про порт­ного, кото­рый «был худож­ник» и «имел идеи»[2], а дам­ские пла­тья работы Ворт[3] и сей­час назы­вают «худо­же­ствен­ными про­из­ве­де­ни­ями». Об одном из них недавно писали, будто оно «сосре­до­то­чи­вает без­дну фан­та­зии в шнипе[4]».

В Аме­рике область худо­же­ствен­ная пони­ма­ется еще шире: зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский писа­тель Брет Гарт[5] рас­ска­зы­вает, что у них чрез­вы­чайно про­сла­вился «худож­ник», кото­рый «рабо­тал над мерт­выми». Он при­да­вал лицам почив­ших раз­лич­ные «уте­ши­тель­ные выра­же­ния», сви­де­тель­ству­ю­щие о более или менее счаст­ли­вом состо­я­нии их отле­тев­ших душ.

Было несколько сте­пе­ней этого искус­ства, – я помню три: «1) спо­кой­ствие, 2) воз­вы­шен­ное созер­ца­ние и 3) бла­жен­ство непо­сред­ствен­ного собе­се­до­ва­ния с Богом». Слава худож­ника отве­чала высо­кому совер­шен­ству его работы, то есть была огромна, но, к сожа­ле­нию, худож­ник погиб жерт­вою гру­бой толпы, не ува­жав­шей сво­боды худо­же­ствен­ного твор­че­ства. Он был убит кам­нями за то, что усвоил «выра­же­ние бла­жен­ного собе­се­до­ва­ния с Богом» лицу одного умер­шего фаль­ши­вого бан­кира, кото­рый обо­брал весь город. Осчаст­лив­лен­ные наслед­ники плута таким зака­зом хотели выра­зить свою при­зна­тель­ность усоп­шему род­ствен­нику, а худо­же­ствен­ному испол­ни­телю это сто­ило жизни…

Был в таком же необы­чай­ном худо­же­ствен­ном роде мастер и у нас на Руси.

АЛЬМАНАХ. 3 сезон 2021

Сафонова Мария. КОМНАТА С ВИДОМ НА АБРИКОС

Первый раз я увидел Красные Очки, когда только-только открыл окно в «своей» комнате.

Это была девчонка в красных очках. Она сидела на ветке дерева, поджав под себя ноги, и смотрела вниз. Видимо, прислушивалась. В руке у неё была пара больших абрикосов.

Уж меньше всего я ожидал увидеть за окном девочку. Поэтому нет ничего удивительного, что я уставился на неё.

Красные Очки (я решил называть её так) повернула голову и заметила меня. Теперь мы оба друг на друга смотрели. Девчонка разглядывала меня с таким любопытством, что мне даже стало неловко.

- Абрикос будешь? - почти шепотом спросила она.

Я кивнул.

- Лови, - она прицелилась и бросила мне абрикос. Я его поймал. Он был мягким и с красными "веснушками".

Девчонка широко улыбнулась.

Снизу послышались шаги, а потом раздалось громкое:

- Тиш, это ты что ли? А ну слезай немедленно! - потребовал строгий мужской голос. Красные Очки встрепенулись.

- Не выдавай меня, - попросила она, засовывая в карман шорт оставшийся абрикос. Девочка заговорщицки мне подмигнула, а через секунду на ветке её уже не было.

Я так и остался стоять у окна с абрикосом в руке.

В комнату вошла мама, волоча за собой чемодан.

- Миш, ты чего застыл? Давай, разбирай рюкзак, сейчас на море пойдём, - проговорила она пыхтя. - О, а откуда абрикос? Тут растут что ли?

- Мам, - я не отводил взгляд от окна, - а тут кроме нас какие-нибудь постояльцы есть?

- Вроде нет, - мама пожала плечами. - А что?

- Да так, ничего, абрикос будешь?

***

Мама решила, что хорошей идеей будет снимать комнату где-нибудь у моря. Денег на комнату в красивом коттедже не хватило, поэтому пришлось искать жильё в одном из тех домов, которые стоят на набережной. Обычно рядом с такими висят таблички "сдаём комнаты".

Хозяином нашего дома был дедушка Януш. Он был смуглым, на лице у него была куча морщинок и тёмных пятнышек обычно такие появляются от солнца.

- Ой, а это что? - спросила мама, указав на дерево, которое росло под моим окном. - Это абрикос?

Дедушка Януш улыбнулся.

- Да, - сказал он, лукаво глянув на меня. - Правда, абрикосов на нём в последнее всё меньше, правда, Михаил?

Я покраснел и кивнул. Мама вопросительно посмотрела, но ничего не сказала.

Спросить про девочку я не решился.

***

Второй раз я увидел Красные Очки на третий день. Она тащила на задний двор авоську с арбузом. Арбуз был очень красивый и большой, а девчонка, которая его несла, особенно силой не отличалась.

- Давай помогу, - предложил я. - Это кому?

- Деду Яну, - прокряхтела она. - Давай, ты за одну ручку бери, а я за другую.

Я взял, мы потащили. Авоська и в правду была тяжёлой.

- Откуда арбуз? Тоже стащила?

- Очень смешно, - огрызнулась Красные Очки, а потом уже спокойнее добавила:

- Дед просто арбузы любит. А мне несложно ему принести.

Хотелось съязвить что-то вроде "ага, я вижу", но промолчал.

На заднем дворике, в тени, в кресле-качалке сидел дедушка Януш. Рядом стоял виниловый проигрыватель из которого звучала какая-то французская мелодия.

- Мы арбуз принесли, - бойко заявила девочка, отбирая у меня вторую ручку авоськи. - Куда его?

- Поставь на стол и неси тарелки, - дедушка Януш глянул на нас из-под полуприкрытых век и мягко улыбнулся. - Спасибо.

Девчонка водрузила арбуз на стол, прямо рядом с проигрывателем, и скрылась в доме. Я остался в дворике один на один с дремлющим Янушем.

- Я пойду, наверное, - нерешительно сказал я.

- Да ну, Михаил, разве ты не хочешь попробовать? - дед снова приоткрыл глаза. Сейчас он больше походил на ленивого кота, чем на человека.

- Хочу.

- Тогда оставайся, дрога.

Из дома вернулась Красные Очки, с тремя тарелками в руках и большим-большим ножом.

- У Джано сегодня был привоз, - сказала она, ставя тарелки на стол. - Поэтому я, считай, ухватила самый свежий.

- Вертихвостка, - хмыкнул Януш, вставая из своего кресла. - Я разрежу, Тиш, не утруждайся. Михаил, присаживайся.

Я сел на табуретку и посмотрел на Красные Очки. Она была тонкой и загорелой, и очень красивой. Увидев, что я её рассматриваю, она улыбнулась и протянула мне руку.

- Тиша, - сказала она.

- Миша, - я пожал её ладонь.

- О, рифмуемся, - фыркнула она.

А потом мы сидели на заднем дворе и ели сладкий арбуз. Играла приятная французская музыка, и пахло морем.

***

- Миш, сходи, купи каких-нибудь фруктов, мы на юге всё-таки, - попросила мама, не отрываясь от томика Чехова, который каждый раз брала с собой в поездки.

К середине отдыха у мамы всегда оставались силы только на то, чтобы лежать и читать.

- А ты? - спросил я, косо глядя на неё.

- А мне жарко, - мама посмотрела на меня таким взглядом, что стало понятно, что все остальные вопросы излишни.

Выбора не оставалось. Я спустился вниз. На заднем дворе, за столом сидела Тиша и дедушка Януш. Тиша задумчиво смотрела на шахматную доску.

- Здравствуйте, - сказал я.

- День добре, Михаил, - ответил дед, переводя взгляд с доски на меня. - Куда собрался?

- Мама хочет фруктов. Не посоветуете, куда лучше сходить?

Тиша наконец переставила фигуру, и внимание деда Яна переключилось с меня на партию.

- Иди к Джано, - сказала она. - Он отличается гостеприимством.

- Сейчас вместе пойдёте, - улыбнулся её противник, ставя слона на E6. - Шах и мат. Собирайся, проводишь нашего гостя.

- Ну и пожалуйста, - буркнула Красные Очки, вставая из-за стола. - Вечно тебе проигрываю!

- Тебе просто не хватает концентрации, дрога, - ухмыльнулся дедушка Януш.

Через пятнадцать минут мы вышагивали по базару. Девчонка бойко шла вперёд к только ей известной цели.

- А ты кем приходишься дедушке Янушу?

- Никем, - ответила она. - Я его соседка.

- А, - выдавил я и замолчал. - А почему тогда?..

- Ему тут одиноко, - коротко пояснила она. - Мне тоже одной скучно. Вот мы с дедом Яном и коротаем время вместе. Так, сюда.

Она повернула, и мы оказались прямо перед прилавком, заваленным фруктами и ягодами. За прилавком стоял высокий юноша.

- Тиша! - громко и радушно произнёс он. - Рад видеть! Как арбуз, деду понравился?

- Ага, - кивнула Тиша, довольно улыбнувшись. - Джано, будь добр, можно нам, пожалуйста, самых лучших фруктов, которые у тебя есть.

- А тебе Янушевых абрикосов не хватает? - хмыкнул он.

- Это для гостя, Джано, - с укором проговорила Красные Очки.

Обратно мы еле шли. Я тащил две сумки фруктов, Тиша снова тащила арбуз. Абрикосы, персики, черешня, одна маленькая дыня, целый пакет разных слив...

- Миша, - мама испуганно посмотрела на мою добычу, - ты же понимаешь, что мы это всё не съедим?

- Мам, если не съедим - поделимся. Тут кроме нас - ещё два рта, - сказал я, выбирая из пакета с абрикосами самый мягкий и веснушчатый.

***

Красные Очки деловито постучалась в моё окно. Я вскочил с кровати. На часах было всего семь. Обычно, она не приходила раньше, чем в девять.

- Ты решила разбудить меня пораньше, чтобы воспользоваться моим недосыпом и выиграть в шахматы? - пробубнил я, открывая окно.

- Миш, подъем, мы идём купаться, - бодро прошептала Тиша. - Я такое место знаю, закачаешься!

- Тиш...

- Никаких "Тиш"! - возмущенно шепнула она. - Быстро собирайся, через пять минут уходим.

Место и правда было такое, что закачаешься. Маленький галечный пляж, на котором людей совсем не было. Может, потому что раннее утро, а может потому, что этот пляжик был далеко.

- Догоняй! - крикнула девчонка, на ходу сбрасывая с себя майку. - Спорим, не догонишь!

Тишины локти и колени были полностью в ссадинах и синяках. На плечах красовались светлые, не загорелые полоски от майки.

Мы лежали на камнях, смотрели в небо, оно было синее-синее. Тиша рассказывала о дедушке Януше, о том, как они обычно проводят лето, и о том, как он учил её играть в шахматы.

Дул слабый морской ветер. Шумели волны.

Было хорошо.

Но мама так не думала.

- Миша, ты где был?! - закричала она, стоило мне открыть калитку. - Я тебя обыскалась!

Тиша, стоявшая рядом со мной, схватила меня за руку.

- Мам, ну я же записку оставил, - сказал я, аккуратно сжимая Тишины пальцы, - да и не было меня всего два часа. Сейчас только девять, ну что со мной может случиться?

- Это возмутительно, Миш! Одному, не пойми куда, с какой-то девочкой...

- Мам, Тишу не трогай, она тут не при чём!

На пороге дома появился дедушка Януш. Он был в фартуке и с белым кухонным полотенцем, перекинутым через плечо.

- Добродейка, ну что ж вы так ругаетесь? - он улыбнулся мягкой, хитрой, кошачьей улыбкой. - Как гласит народная мудрость: отважным принадлежит мир, а влюблённым вообще вся Вселенная.

Он насмешливо подмигнул мне, а потом обратился к маме:

- Не хотите блинчиков?

***

- Миш, ты вещи собрал? - спросила мама, смотря на мой рюкзак. - Эх, жалко всего на две недели приехали, надо было подольше оставаться...

На заднем дворе играла какая-то французская музыка. Дедушка Януш поливал цветы в горшочках. Тиша, в этих своих извечных красных очках, красовавшихся у неё на лбу, сидела рядом с проигрывателем и расставляла шахматный этюд.

Когда я зашел на задний двор, Тиша отвлеклась от фигур, а дед Ян от лейки.

- Я уезжаю, - сказал я. - Спасибо вам большое.

Дедушка Януш хитро улыбнулся:

- Я, пожалуй, отойду поставить лейку. Сейчас вернусь.

Дед Януш скрылся за дверью, а Тиша взяла меня за руку:

- Ты только пиши мне, ладно? - попросила она. - И деду Яну пиши, ты ему тоже понравился. И следующим летом приезжай обязательно.

- Конечно! - кивнул я. - Я приеду! Обязательно!

Она улыбнулась, но уже не так широко, как две недели назад.

Я пожал дедушке Янушу руку, поблагодарил его за жилье. Он поблагодарил меня за помощь. Я спросил, что за пластинки он обычно ставит. Он сказал, что это Эдит Пиаф. Я сказал "спасибо".

Красные Очки стояла рядом с калиткой, готовая к тому, что я в любой момент уйду. А мне не хотелось уходить, потому что это был мой мир, который принадлежал мне. Тем более, если я буду отважным.

Я подошел к Тише и как-то неловко её обнял, а потом также неловко поцеловал.

И в этот момент для меня остался только задний дворик, кресло-качалка, виниловый проигрыватель, Эдит Пиаф и запах моря.

Встреча с художниками в Доме журналистов

В середине июня в Домжуре, что на Арбате, прошла презентация книги П. Тулаева (это альбом художников, работающих на тему славянской мифологии, их картины Павел собрал и о них рассказал ). В этом альбоме участвовали все мои старые друзья, потому и я заглянул на презентацию.

Меня пригласил художник В. Прус. А потом позвонил из Рязани и Максимилиан Пресняков - вот он, кстати, на верхней фотографии в фойе Домжура. Замечательный художник, работяга. Многим известны циклы его работ к "Книге Коляды" (первые издания), "Песням Сирина", "Календарю русских волхвов". Разработка (совместная со мною) канона ликов славянских богов, рунические карты и пр... Сейчас он закончил цикл картин о Бусе Белояре  в каноническим стиле для "Белой крыницы" и "Ярилиной книги", что вошли сейчас в издание "Руны, знаки и мистерии славян" (6-й том серии "Русь Ведославная", его на днях привезут из типографии).

На презентации собрались многие известные люди (в нашем весьма разнонаправленном движении - родноверческом, языческом, неоязыческом, ведическом и т.п.). Всех встречал П. Тулаев, пригласивший не только художников, но и писателей, ученых и из России, а также из ближнего и весьма дальнего зарубежья. Он сам профессор-испанист и работает в МГУ (если память не изменяет) и с зарубежными гостями ловко общался на нескольких языках. Были там и лидеры различных родноверческих общин, в том числе и Велеслав с супругою. Он тоже участвовал в том альбоме как художник.

Были там и политические журналисты и публицисты. Я раскланялся с известным переводчиком классики немецкой расологии В. Авдеевым. Явился на презентацию, вежливо улыбаясь, как инкогнито (он на нелегальном положении, а по некоторым слухам, просочившимся в прессу, даже и как будто умер) сам В. Истархов, автор "Удара русских богов". С ним я пересекся в фойе, и его - конечно - фотографировать не стал (это он сфотографировал меня моим же цифровиком, вверху его фотка). 

Началась презентация с "Парада богинь", устроенного Павлом Тулаевым. Вау... Есть еще богини в русских пенатах...


Вот они, если не ошибусь: Весна, затем Лада с Лелей и Полелем, Афина, Кали в купальнике, Диана, еще одна Лада, потом две Афродиты (может, одна из них Венера). Выходили они по порядку, как на подиум, под музыку из "Весны Священной", "Полета валькрий" и т.п. Особенно порадовала Афина, промаршировавшая не споткнувшись (что не просто в жестяном ведре) под музыку из "Триумфа воли". А затем Лада облила передние ряды из своего рога, чем вызвала в зале весёлое замешательство.

Потом выступали гости. В том числе какой-то бретонец (выдвигавший себя на президента во Франции, как его представил Тулаев), полчаса путанно рассуждавший о языческом направлении в исскусстве. Не удивительно, что французы его не избрали в президенты. И, конечно, выступали с яркими речами художники, участвовавшие в альбоме. Прежде всего,  волхв Велеслав - работы его хоть и не профессиональны, но вполне узнаваемы, несут отражение личности неординарной. Также из Украины приехал удивительный  и мощный художник В. Кржижановский, с коим мне посчатливилось потом пообщаться, и он мне передал привет от нашего общего друга археолога А. Шилова. Познакомился я и с молодой и многообещающей художницей из Киева Тетяной Ягодкиной, меня крайне заинтересовал ее цикл живописных работ по Велесовой книге, что получил президентский грант от В. Ющенко.

Ну да ладно. Всех не перечислишь... Лучше я представлю художников, с которыми мне уже довелось работать.

Это Виктор Прус - художник-монументалист, член правления Союза Художников России. Старый эзотерик, почитатель Рериха, Вивекананды, создатель проекта Храм Мира и т.п. Он участвовал в росписи храма Христа Спасителя. Его скульптурные работы на славянские мифологические темы украшают города Украины. О нем еще расскажу отдельно (он нас потом пригласил в свою мастерскую). А здесь он в образе Старого Года Коляды. Позади его на роликах  Кострома из балета на коньках, с которым он ездит по стране и за границей (Париж, Лондон), где звучит и моя музыка из композиции Купала. Между прочим, в этом балете ветеранов участвуют только те, коим за 60 лет. Той Костроме на роликах тоже уже далеко за... А ведь совсем не скажешь, такие пируэты показывала. Чудеса...

Это Андрей Гусельников - замечательный художник, работающий в стиле мультипликации. Также он дизайнер. Одежда на нем, насколько понимаю, его работы. Также он делает штампы на футболки в русском стиле. Вообще, в смысле идей дизайна и в архитектуре и по одежде, русской и cовременной-повседневной одновременно, лучше я пока не встречал. Его работы известны по книгам издательства "Белые альвы", кое что мы публиковали и в "Науке и религии"...

А это художник Андрей Клименко, только что приехавший в Россию из США. Живой классик! С ним я знаком был ещё с начала 90 годов, бывал тогда у него в мастерской и видел вживую его картины того периода... Его работы вошли в первые издания Книги Коляды наряду с картинами братьев Васнецовых, Константина Васильева, Билибина, и с тех пор публикуются вот уже более 15 лет. Сами же его работы, которые всем нам известны по изданиям, теперь числятся пропавшими... Чем он там занимался за океаном... Как его здесь не хватало... Но вот - вернулся. И мы ждем от него новых работ...

Но вот что я хотел здесь сказать... Для всех художников очень важны заказы. Они живут этим. И не возможно жить, особенно живописцу, на копейки от иллюстрирования книг... Чтобы тема славянской мифологии была достойно представлена в исскустве, нужны богатые  заказчики на это искусство. А сего так мало... И гениальные художники, которые могли бы стать гордостью России, прозябают заказами на росписи подъездов, столовых или чьих-то особняков...

братьев Герымских - одаренная меланхолия

Первый болезненный меланхолик и любитель польского пива. Второй бедняк, якобы сумасшедший и обожатель Елены Моджеевской. Оба выдающихся живописца.

Представим, что Олесь и Макс шли где-то по сельской дороге или шли по озеру. А потом нарисовали картины. Макс «Нок» - проселочная дорога возле коттеджей, по которой катится телега. Алек «Озеро после заката» - вечерний пейзаж с темным берегом.То, что они оба видели и рисовали, идеально вписывается в красивую метафору, предложенную Антонием Сыгиенским. Именно он описал воображаемую прогулку братьев. При этом он заявил, что Макс всегда поворачивался против заката, там, «где небо было нарисовано синеватым мраком, а земля тонула в туманных полутонах». Алек, с другой стороны, смотрел прямо «на закат заката, на великое море света». Два разных лица живописи, два разных лица тьмы - на холсте и в личной жизни.

Этот Олесь не думает, что он идет сюда

Об этом Макс написал в письме отцу, с нетерпением ожидая своего брата в Мюнхене. Шел 1868 год, молодой художник увлекался местной атмосферой, учился и рисовал. Он приехал сюда благодаря благосклонности правителя Королевства Польского графа Федора Берга. О стипендии договорился Юлиуш Коссак, который заботился о художнике. Сам Берг, должно быть, не обращал внимания на то, что имел дело с январским повстанцем. Потому что, когда вспыхнуло восстание, к Оксинскому приходу присоединился 17-летний ученик сельскохозяйственной школы из Пулавов.Год он провел в лесах, в походах и походах. Затем вернулся в Варшаву.

Сейчас Макс был в Мюнхене, писал жанровые сцены и польские пейзажи. Он намеревался отправить в Варшаву «кубинских казаков» в надежде, что граф продлит стипендию еще на год. А он ждал своего брата, начинающего карикатуриста, который тоже хотел стать художником. Наконец-то Олесь добрался, хотя и не без проблем, потому что он не говорил по-немецки. Старший брат написал, что узнал его, но «длинные волосы, а именно отвратительный цилиндр, заставили меня сначала подумать, что он изобразил меня карикатурно».

Что это за слабость? Есть ли еще надежда на спасение? Макс спросил своего отца, который письмом сообщил ему о болезни матери. Он вел переписку с семьей в основном из-за своего трудового стажа. Александр - известный в семье как Олесь или Лилим - иногда добавлял себя в конце, он писал письмо от имени обоих братьев от большого колокола. Еще одно письмо от отца не принесло больше ответов, только информация о том, что моя мать умерла. На похороны приехать не удалось.

Сегодня трудно сказать, насколько смерть повлияла на психику братьев (их сестра Балбина умерла ранее в послеродовом периоде), но Макса всегда окружала аура меланхолии.В 23 года он написал другу: «Тебе 21 год, ты единственный в мире; Мне как минимум 43 года, а моему брату 50 ». В письмах обоих братьев постоянно присутствует тема усталости и печали. Макс писал об Алеке, что «по характеру и нраву флегматика», а значит, «он кажется даже старше». И далее: «Я чувствую, что быстро старею. Мне 26 лет, и я думаю, что мне 50 ». Олесь вмешался: «У меня ужасная склонность к меланхолии, причем по-настоящему».

Но они симпатичные немцы ...

... все, что о них было сказано до сих пор, полная ложь - это из письма Макса своему другу.Хотя оба художника, возможно, были меланхоличными, они вели студенческую жизнь и любили повеселиться. «Легко подружиться с ударом и танцами», - заметил Геримский постарше, описывая игру «мордашками», как он называл молодых девушек.

Из Мерано в Италии, куда братья отправились помочь Максу немного поправиться, Алек написал Клоци (Клотильде, его младшей сестре) о местных развлечениях. Просто полежите на траве, покурите сигары, посмотрите на небо, выпейте бутылку вина. Макс, с другой стороны, скучал по польскому пиву, потому что баварское «может быть, хорошее и полезное, но у него нет той резкости, которая так приятно щекочет на вкус».В другом письме он рассердился на мюнхенский бал художников, на котором сам не присутствовал, но Олесь ему все рассказал. «В перечень блюд входили 3 вида телятины и, возможно, горячие сосиски. (...) Никто не пил вино. Одним словом, это было что-то вроде Саска Кепы, но состоящее из избранного класса общества ».

Оба брата питали слабость к прекрасному полу. Макс влюбился в Паулину Томашевич, дочь женщины, которая вырастила маленькую Клоци после смерти отца Герымских. К сожалению, мисс Паулина, как было сказано, была с кем-то другим за словом, так что планы ни к чему не привели.У Макса уже было слабое здоровье, хотя он был на расцвете творчества и денег не хватало. «Когда ты любишь и можешь жениться, достаточно», - отругал он своего друга, тех, кто неправильно понимает свободу, преследует «теленка» и презирает «самые естественные законы общества».

«Если вы что-нибудь о ней знаете, дайте мне знать», - написал Александр. Это Хелена Моджеевска. Алек только что приехал в Варшаву на похороны отца. Он показал «Партию мора» и «Римскую Аустерию». Он хорошо провел время в жизни и деньгах.Моджеевская приветствовала компанию в своих салонах. Там появились сливки Варшавы, и Герымский тоже был там. Алек ворчал, что его любовь окружена «издевкой над приказами и нет, гербами и евреями». Чувство оставалось платоническим и, как он писал, «эта любовь угасла и даже не успела принести плоды в искусстве».

В Варшаве любители, но устрицы

Это слова Макса, когда он услышал, что кто-то наконец-то хочет купить картину Александра. Алек вмешался: «В Польше лучше быть скаковой лошадью, чем художником».В конце жизни Максимилиан был относительно обеспеченным человеком - его картины покупали немцы и англичане. Картину с изображением гусар купил сам Францишек Юзеф за двести гульденов. «Двести гульденов хороши сами по себе, но император купил - тем лучше», - отметил Макс. В Польше же братьев не заметили. Когда Олесь показывал итальянские полотна в Варшаве, его обвиняли в «жирном уродливом реализме» и «отсутствии высшей идеи». Ибо если Макс писал батальные сюжеты и как патриотичный, то Олесь их полностью отвергал.

Между тем именно в Польше больше всего ценились дела Бога и Отечества. Отсюда постоянная бедность молодого Герымского. В наследство от Макса (ему было 28 лет, когда он умер от туберкулеза, обнаруженный слишком поздно) он получил сумму, которая позволяла ему жить какое-то время. Тогда вообще было плохо. В 1877 году он отметил, что четыре года ничего не продавал. Он зарабатывал деньги как иллюстратор и через некоторое время искренне возненавидел эту работу. В отчаянии он утверждал, что может рисовать сколько угодно - все, что угодно, только не лошадей! Он приехал в Варшаву на несколько месяцев, пробыл там пять лет.Он написал отличный «Праздник труб», который Матейко назвал «чуждым легкомыслием» и раскритиковал за «банальность мотива». Однако он признал, что картина написана хорошо. В конце концов Олесь впал в депрессию, стал мурлыкающим и затворником. Он уехал из города, потому что его врачи сказали ему.

Жена мне не нужна. Мне было необходимо искусство и уверенность в себе.

Александр спорил после того, как уехал из Варшавы. «Я умирал от искусства», - добавил он, жаловавшись своим друзьям, что они просто смотрят на него.С возрастом он чувствовал себя все более недооцененным. Возможно, его сопровождала тень старшего брата - наставника и опекуна, но и соперника. В конце концов, именно он проложил ему путь в Мюнхен и интересовался темой городской бедноты. Алек хотел быть независимым, чтобы никто не сказал, что своим успехом он обязан Максу. Станислав Виткевич процитировал его слова, хотя неизвестно, были ли они правдой: «после смерти брата я стал мужчиной». Может, он освободился от зловещей тени, но счастья это ему не принесло.Известности он не приобрел, хотя блестяще рисовал, поддержанный своим бывшим коллегой Игнацием Корвин-Милевским, который собирал работы Герымского. В 1990-х он посетил Италию и Мюнхен, постепенно теряя связь с Польшей. Виткевич утверждал, что художник впал в безумие и паранойю. Он должен был приехать в Варшаву специально, чтобы сразиться с ним за жилет, якобы присланный Виткевичем. Александр так резюмировал свою жизнь: «У меня есть кот, сосед музыканта, то, что он любит и ищет меня, и у меня есть я, что мне не нравится, и я должен продолжать».Были также «картинки, которые я ненавижу».

«Я полностью расстроен. Ах, какое мучение это искусство », - написал он в конце жизни в одном из писем. Смертельная склонность к меланхолии окончательно победила художника. Он умер в психиатрической больнице в римском городе Трастевере 6 марта 1901 года. Посмертная выставка в Захенте, организованная годом позже, принесла доход от билетов и взносов в размере 958 рублей. Большая часть денег была выделена на оплату надгробия, установленного в Риме Антонио Мадейски.

Текст: Станислав Гежинский
Фотографии: музейные материалы

Я использовал: «Александр Герымский 1850-1901», под редакцией З. Юрковланца и др., Варшава, 2014 г .; «Письма и заметки. Максимилиан Герымский, Александр Герымский », собрание Юлиуша Старзинского, Вроцлав, 1973; "Максимилиан Герымский", Ева Мике-Бронярек, Вроцлав 2002.

.

Józef Mehoffer. Гениальный художник с родословной из Ропчице | Historia.pl

Ровно 150 лет назад, 19 марта 1869 года, в Ропчице родился один из величайших художников своего времени и польского искусства в целом Юзеф Мехоффер. Он родился в деревянной усадьбе на улице Najświętszej Panny Marii 8, недалеко от Марианской святыни. Семья Мехофферов прожила здесь 15 лет, так как отец будущего художника, Вильгельм, был назначен старостой Ропчице, района, входящего в состав Тарнувского района.

Вильгельм Мехоффер был доктором юридических наук, окончил Львовский университет. Он происходил из семьи с австрийскими (а точнее тирольскими) корнями. Мать, Алдона, урожденная Поликовска, была коренной полякой, знатного происхождения, на ней был герб Юноша. В Ропчице у семьи Мехофферов было четверо детей. Помимо Юзефа, это были: Эугениуш, Альфред и Виктор. Последний брат, Вильгельм, был так называемым надгробие, он родился через 7 месяцев после смерти отца.

друг Выспянского

Через год после рождения маленького Йозио семья Мехофферов переехала на Вавель.Произошло это в результате повышения главы семьи до советника Национального суда в Кракове. Вильгельм Мехоффер долгое время не выполнял эту функцию, так как умер через три года после переезда. Воспитание детей легло исключительно на мать, которая, кстати, пережила мужа на 50 лет.

В Кракове Юзеф Мехоффер посещал начальную и среднюю школы, а также окончил их. Будучи учеником начальной школы, он подружился с несколькими коллегами, которые в будущем должны были принадлежать к интеллектуальной элите Кракова: Станиславом Эстейхером, Хенриком Опенским и Станиславом Выспянским.Вместе с ними в 1879 году он поступил в Петербургский университет. Анна и восемь лет спустя он получил аттестат зрелости. Возможно, не уверенный в выборе своего дальнейшего жизненного пути, он одновременно поступил на юридический факультет Ягеллонского университета и Школу изящных искусств (так в то время называлась Краковская академия). Он получил двойное образование, но продолжил учебу в области права в Вене и живописи в Париже.

На Сене он укрепил свою дружбу со Станиславом Выспянским, с которым он жил в своей мастерской, и там он познакомился со своей будущей женой, Ядвигой Янаковской, выпускницей факультета живописи из Мюнхена, с которой он женился три года спустя.Произошло это в 1899 году, после возвращения художника в Краков. У супругов родился единственный сын Збигнев, 1900 года рождения.

Ученица Яна Матейко

Мехоффер уехал в Париж в качестве стипендиата Яна Матейко в возрасте 22 лет. Воспитанный на академическом искусстве, он столкнулся с новыми веяниями, которые поначалу шокировали его. Ему потребовалось много времени, чтобы усвоить новые тенденции в искусстве и стать мастером в их развитии.

В Париже он написал ок.50 картин, в том числе знаменитая площадь Пигаль, которая сегодня находится в Национальном музее в Познани. Таким образом, учеба в Париже укрепила его позиции художника. Однако его творчество полностью расцвело в Кракове. Именно здесь были созданы новые удивительные произведения, которые обогатили коллекцию польского искусства. Его самая известная и загадочная картина - «Странный сад» 1903 года. Это утверждение жизни и радости, которую дарит окружающий мир. На картине изображены жена с маленьким сыном и смотритель на заднем плане в аркадском саду.А над ними парит огромная стрекоза. По сей день художественные критики один за другим задаются вопросом, что имел в виду художник? Что это за стрекоза? Почему это так чудовищно? Что это за символ? Вероятно, создатель имел в виду, что блаженная идиллия не должна длиться вечно и что может существовать угроза, которая падет как удар. Это нужно учитывать, что не все зависит от нас. Великолепны портреты, в том числе портреты его жены: «В летней квартире», «В лавровом зале», «С пегасом», «На желтом фоне», «Флоренцкий», а также портрет Ванды Янаковской. Выставки под названием «Певец» в Вене и Париже.

Юзеф Мехоффер написал более 500 станковых картин, и если бы он только рисовал, он был бы одним из величайших польских художников. Между тем он был разносторонним художником, добиваясь отличных результатов во всех областях искусства. В польском искусстве не было другого художника, подобного ему.

Фрайбург

В 1895 году был объявлен конкурс на дизайн витражей для св. Николая во Фрибурге, Швейцария. Мехоффер, которого уговорил архитектор Тадеуш Стрыйенский, выиграл этот конкурс и покорил плеяду художников-витражей со всей Европы.26-летний художник из Кракова, страны, которой в то время не было на карте, был провозглашен гением. Его достижения в этой области сравнивают с достижением Микеланджело в Сикстинской капелле в области фрески. Это было делом всей жизни Юзефа Мехоффера, на его реализацию ушло 40 лет. Впечатляют и витражи в алтаре Фрибургского собора («Бог Отец», «Сын Божий» и «Святой Дух»): их высота - 12 метров! Остальные витражи нефа собора тоже радуют богатством формы и содержания.Это уже не европейские, а мировые достижения в истории искусства. Великолепные витражи Мехоффера также можно увидеть в соборах на Вавеле, Влоцлавеке, Львове, Пшемысле, Туреке, Ютросине и в нескольких других церквях и часовнях в Польше и Европе.

Другой вид творчества - полихромия. И в этой области Мехоффер достиг абсолютного мастерства. Это мнение, наверное, не преувеличено, так как декор им капеллы Шафранца в Вавельском соборе называют жемчужиной польской полихромии.И все же не менее значительными достижениями Мехоффера являются полихромии в сокровищнице собора на Вавеле или в часовне св. Иоанна Крестителя в церкви Святой Марии.

Мехоффер наконец стал бесспорным мастером в области графики: как художественной, так и функциональной. Он был автором множества рисунков и портретов, плакатов, книжных иллюстраций, экслибрис и даже банкнот. В 1930-х годах в обращении находилась банкнота номиналом 100 злотых, разработанная Мехоффером, на реверсе которой был изображен дуб «Юзеф» из парка в Вишневе близ Стшижува.Этот дуб, nota bene, был назван Европейским деревом года два года назад, и за него проголосовало 125 000 человек. Мехоффер был частым гостем в Вишневе у владельцев поместья Мыцельских. Он проводил здесь летние месяцы в компании известных художников и рисовал на открытом воздухе, что ему очень подходило. Видимо, когда он впервые приехал в Вишневу и посмотрел с террасы на видную оттуда цепь холмов, он сказал: «Хорошо составлен» ...

Выход мастера ...

Юзеф Мехоффер был чрезвычайно трудолюбивым человеком, он оставил огромный художественный результат.И все же он не занимался исключительно творчеством. Уже в 1896 году, вернувшись из Парижа в Краков, он начал работать преподавателем в Школе изящных искусств у себя дома. Четыре года спустя, когда университет принял название Академии художеств, он получил должность доцента кафедры декоративной живописи. В 1902 г. он стал доцентом, а в 1905 г. - профессором. Ему тогда было 36 лет. Затем он был избран ректором Академии и занимал эту должность 7 лет. Помимо преподавания, он работал в социальной сфере, основал Общество польских художников «Sztuka» и входил в правления многочисленных художественных и исторических обществ.

Как этот необыкновенный человек все это примирил? Он определенно был обязан этим своему усердию и тому факту, что он не тратил время зря, чему помогла его жена, взяв на себя ее помощь в организации времени своего мужа и не позволив ему заниматься делами, которые ему не приходилось делать. Таким образом, она отказалась от собственных профессиональных амбиций и была артистической душой, потому что занималась живописью и музыкой.
После начала Второй мировой войны Мехоффер вместе с семьей уехал на Восток. Сначала в Самбор, потом во Львов.Когда он попытался вернуться к

Краков был арестован немцами и отправлен в лагерь в чешских Судетах. Друзья добивались его освобождения в кругах, близких к итальянскому правительству, и в Ватикане, что оказалось успешным. Юзеф Мехоффер преждевременно закончил свою чрезвычайно загруженную жизнь. Он умер 8 июля 1946 года в больнице в Вадовицах, куда он приехал из санатория в Зебжидовицах, где выздоравливал после пневмонии.
Ропчице вспоминают о своем знаменитом соотечественнике.Его именем названы улица и поместье. Культурный центр Ропчице также носит имя Мехоффера, а на площади установлен памятник художнику. В местной средней школе есть мемориальный зал. Несмотря на то, что время прошло, здесь все еще жива память о художнике, прославившем Ропчице как никто другой в истории города.

Юзеф Амброзович

Текст взят из последнего выпуска "Podkarpacka Historia", выходящего два раза в месяц (№ 3–4 (51/52): март-апрель 2019 г.

.

художников в Варшавском восстании: Станислав Медза-Томашевский

Станислав Томашевский, известный под псевдонимами Маларц и Медза, а также Бартошек, Вишневский, родился 28 января 1913 года * в Варшаве. Детство и юность провел в Повисле, на ул. Тамка, где он жил с родителями и пятью братьями. Семья жила скромно, но родители старались воспитать и вырастить талантливых сыновей. В 1935–1939 обучался дизайну интерьера в Академии художеств в Варшаве в мастерской проф.Войцех Ястржембовски и живопись с проф. Кароль Тихи.
Военная судьба Станислава Томашевского известна из прямой передачи - он описал ее и впервые опубликовал в 1962 году. Со временем книга вышла в нескольких изданиях и приложениях, что также стало возможным благодаря историческим исследованиям, появившимся в следующие годы.


Станислав Медза-Томашевский во время оккупации. Фото из собрания Музея Варшавского восстания

В июне 1939 г.Томашевский защитил диплом и последние студенческие каникулы провел с другом в Гдыне; уже тогда беспокойство на границе с Третьим рейхом в Гданьске вызывало растущее беспокойство. Он вернулся в Варшаву 28 августа. Когда разразилась война, его не мобилизовали из-за болезни легких и плохого зрения. С другой стороны, его младший брат Збышек, студент-химик, был мобилизован. 6 сентября, когда подполковник Роман Умястовский объявил по радио призыв ко всем молодым людям покинуть Варшаву, братья Томашевские также покинули город вместе с толпой.Однако через несколько дней они вернулись, увидев безвыходность положения. За это время Варшава сильно изменилась; Начались авианалеты и бомбардировки, которые вскоре привели к капитуляции столицы. Варшавянам пришлось адаптироваться к совершенно новой реальности. Многочисленные скаутские бригады ушли в подполье - для многих молодых людей это был самый простой способ включиться в движение сопротивления против оккупантов. Однако ни с одним из них Станислав не был связан. В результате закрытия университета и Института художественной пропаганды творческое сообщество собралось в подвале здания Захенты.Вскоре во вновь созданной столовой для художников, галерее с картинами и в кабинетах Общества поощрения изящных искусств стали появляться подпольные подразделения. Станислав Томашевский, как и многие молодые люди, стремился действовать, воспитанный в духе возрожденной независимой Республики Польша. Он хотел найти и обезопасить оружие, спрятанное солдатами в сентябре 1939 года, но это было нелегко, особенно в одиночку, без поддержки подпольной организации. Вскоре, однако, ему удалось найти работу, официально в секретариате Захенты, но он быстро стал участвовать в деятельности так называемого подполья.Радиоагентство. Он редактировал и копировал сценарии радионаблюдения, также участвовал в составлении карт с расположением оружия. Со временем спрос был настолько велик, что записи готовились на профессиональном копировальном аппарате. Официально Томашевский был приведен к присяге весной 1940 года под псевдонимом Маларц.

В этот период, по случаю Пасхи, в церкви св. Анна, на Краковском предместье была создана символическая патриотическая гробница Господа. Церковь была известна объединением академических кругов, а во время оккупации - патриотической.

Гробницы Господни стали первой публичной демонстрацией против захватчиков. Томашевский в сотрудничестве с Ежи Барским, Эдмундом Бурке, Юзефом Тренаровски и Беатой Трылинской создал художественное оформление могилы с 1940 года и позже. Учитывая ограниченность материалов и постоянную угрозу со стороны гестапо, это мероприятие было связано с многочисленными трудностями. Однако это не отпугнуло создателей, а их патриотические пасхальные могилы времен оккупации вдохновили тысячи жителей Варшавы.


На первом изображена фигура Христа на кресте из обугленных стропил, с траурным покрывалом на голове, освещенным красным светом. Символика отсылала к трагедии осажденной столицы. В 1941 году гробница представляла собой своего рода синтез террора и разрушения, от которого Варшава страдала с начала войны. Показаны руины и сломанные подсвечники, символизирующие потери в польской культуре. В 1942 году, когда почти вся Европа была оккупирована немцами, в символике гробницы впервые проявились акценты надежды.Растительность поднималась на придорожном кресте (зеленый цвет символизировал надежду), а солнце вставало за пнями сгоревших домов. В 1943 году основным мотивом проекта стали партизаны и подполье. За кулисами, которыми была обнесена могила, были показаны силуэты подпольщиков. В 1944 году в гробнице были изображены публичные казни. Белые и красные цветы были возложены на символические могилы жертв казни, среди кирпичных развалин и крестов, вбитых в землю.
До 1946 года символические могилы Господа и вертеп в церкви св.Анна в трудную минуту сослалась на нынешнюю ситуацию в стране и стала патриотическим проявлением. Так было и во время военного положения и до конца 1980-х, когда Томашевский вернулся к своей конструкции. Для церкви св. Анни, он разработал в общей сложности 26 наборов.


Церковь св. Анна на Краковском предместье в Варшаве; вид с востока, с ул. Мариенштат, 1947. Кароль Пенчерский / из собрания Музея Варшавского восстания


Могила Господа в церкви св.Анна на Краковском предместье в Варшаве, 1940-е годы. Автор неизвестен / из собрания Музея Варшавского восстания

Со временем "Ajencja Radiowa" преобразовалась в "Ajencja Pressowa", которая была более активна в издании конспиративных журналов, а ее редактором в составе Союза вооруженной борьбы, преобразованного в Армию Крайовой в феврале 1942 г., был Станислав Томашевский. .
Весной 1940 года он отправился в Татры в качестве фолькс-дилера, занимающегося лечением туберкулеза, чтобы узнать о возможностях контакта на границе Генерального губернатора со Словакией, а также изучить вопрос вырубки больших площадей лесов и транспортировки. дрова Рейху.Он был вовлечен в ряд второстепенных работ, таких как издание брошюры на несколько страниц с патриотическими песнями. Его основной задачей было предоставление информации и агитационных материалов для подпольных журналов, издаваемых в Варшаве. Публиковал свои часто сатирические рисунки на страницах «Демократа», «Москита» и «Новы Дзень». Помимо редакционной работы, он занимался техническим вопросом публикаций, он же был их главным иллюстратором, также он оформлял виньетки, рисовал карикатуры и военные сцены.С ноября 1940 года он почти год издавал сатирический журнал «Шпилка», для которого сам готовил рисунки для тиражирования пластинок. Кроме того, на протяжении всей оккупации он рисовал тушью и рисовал акварелью сцены, изображающие ужас оккупантов. Осенью 1940 г. «Press Ajencja» уже представлял собой обширный бюллетень.

К сожалению, однажды в сентябре, когда Томашевский нес готовые пластины очередного номера в типографию, он был арестован гестапо. Его отправили в тюрьму Павяк, откуда доставили на жестокие допросы в штаб тайной полиции на др.Szucha. Его воодушевили контакты с организацией и полученные им секретные сообщения. Он знал, что его родственники в дикой природе в безопасности, а пункты связи закрыты. Однако через некоторое время, психически подавленный и опасаясь дальнейшего расследования, он попросил яд. К счастью, вскоре в следующем секретном сообщении появилась новость о планируемом освобождении из тюрьмы. Вскоре, по случаю явной необходимости посетить дантиста, он заболел сыпным тифом. Ослабленный лихорадкой, он попал в больничную палату Павяка, а через некоторое время был доставлен в тюремную палату заразной больницы Св.Станислав на Воле. Там он получил информацию, что после согласованного сигнала ему предстоит смоделировать симптомы аппендицита. В целях безопасности и поддержания заговора он не был осведомлен о деталях запланированного побега. Во всей кампании было задействовано много людей - врачи и сотрудники подпольных больниц искали в Варшаве тело умершего человека, похожего на Томашевского. Акция была чрезвычайно сложной, многолюдной и опасной - гестаповцы смотрели на врачей на каждом шагу.Когда подходящий труп был найден, после данного знака «Художник» сделал вид, что у него обострение симптомов. Врачи постановили, что необходима немедленная операция, и организовали срочную транспортировку в больницу Вольски, которая тогда находилась на ул. Плоцкая (ныне Институт туберкулеза и болезней легких). В то же время в Плоцку ехала вторая скорая помощь, в которой покойный заменил Томашевского. В операционной произошла «своп». После того, как покойный был надлежащим образом замаскирован путем стрижки и наклеивания усов, тело «покойного» было показано представителям гестапо, ожидавшим перед залом во время операции Станислава Томашевского.К счастью, маневр оказался удачным. Вскоре инсайдеры из больницы принесли одежду «Художнику», который ждал в темной и холодной операционной. Таким образом, как ни в чем не бывало, мужчина покинул больницу, а значит, и тюрьму декабрьским днем.
Известный хирург, проф. Леон Мантейфель (https://www.1944.pl/powstancze-biogramy/leon-manteuffel,55024.html) и проф. Доктор Юзеф Гжибовски. Однако для того, чтобы «смерть» оставалась у немцев убедительной, необходимо было солгать.В городе появились некрологи, сообщающие о смерти Станислава Томашевского, а неосведомленные родственники и друзья появились на похоронах на Бродненском кладбище. Над могилой висит металлическая пластина с надписью: Станислав Владислав Томашевский. Он прожил 28 лет. Студент Академии художеств. Умер 15 декабря 1941 г.

Томашевский, с тех пор как Станислав Висневский, получил новое удостоверение личности и документы, но он не мог раскрыться даже ближайшим родственникам, тем более что вскоре выяснилось, что немцы закрыли дело не скоро - переписка между отделением гестапо в Радоме и Варшаве продолжались несколько месяцев.На проблему также повлиял тот факт, что был арестован и брат Станислава, Збигнев, который (непосвященный) находился под смертным приговором в Павяке. Тогда Томашевскому под новым псевдонимом Miedza было поручено сотрудничать с профессором классической филологии Казимежем Куманецким «Козакевичем» (https://www.1944.pl/powstancze-biogramy/kazimierz-kumaniecki,25708.html) в ячейку «N» Информационно-пропагандистского бюро (VI отдел БиП), которой было поручено распространение подрывной пропаганды в немецкой армии.С 1942 года он сотрудничал с доцентом Тадеушем Орловским и альпинистом Вавжинцем Жулавским в издании подпольного журнала «Татерник». Альпинистский клуб Общества Польских Татр занимался переправкой беженцев через Татры в Венгрию. С 1943 года он также издавал книги и брошюры на патриотическую тематику в составе ячейки «Издательского дома Залога». Заговорщическая работа постоянно занимала Томашевского, не оставляя места для его собственного творчества.

Не желая отказываться от контакта с миром искусства, «Медза» наладила сотрудничество с профессором Академии художеств Мечиславом Котарбинским, организовав для художников различные виды оплачиваемой работы. Именно тогда Томашевскому пришла в голову идея провести инвентаризацию произведений художников, погибших или погибших во время войны. Благодаря этому начинанию фотографическая документация, среди прочего, работы Кароля Тихи, художника, дизайнера, профессора Академии художеств, погибшего во время неудачной операции в ноябре 1939 года. Найденные работы сфотографировал брат Станислава Ежи Томашевский.Во время Варшавского восстания мастерская художника на ул. Львовской, а тайник в доме в Мокотове, где были спрятаны некоторые рисунки, был поврежден. После войны сохранились лишь некоторые из картин и рисунков профессора, и единственные следы его настоящего живописного наследия - это сохранившиеся фотографии. В настоящее время около 70 из них находятся в Фотографических коллекциях Института искусств Польской академии наук. К сожалению, эта благородная для польского искусства акция вскоре была прервана арестом проф.Котарбинский.

Во время Варшавского восстания Томашевский создал плакаты и марки для Полевой почты Армии Крайовой. Он был автором виньетки для подпольного «Информационного бюллетеня», а также обложек и рисунков для брошюр и книг, выпущенных Секретным военным издательством.

Он разработал подрывные банкноты, самая известная из которых - банкнота с пятью марками, брошенная немецким солдатам, идущим на Восточный фронт, внешне не отличающаяся от оригинала, но с надписью: 5 марок компенсации будут предоставлены вашим семья, когда вы умираете на Восточном фронте и подписали бойню Гитлера .Он несколько раз прошел через канализацию от Средместья до Мокотова, чтобы передать архивы и документы повстанцев.


Плакат Станислава Мендзы-Томашевского «Борьба с огнем» от 11 августа 1944 года. из собрания Музея Варшавского восстания


Почтовая марка Станислава Мендзы-Томашевского, начало сентября 1944 г. из собрания Музея Варшавского восстания


Плакат Станислава Мендзы-Томашевского «В бою - возмездие за кровь тысяч поляков» от 23 августа 1944 года.Фото из собрания Музея Варшавского восстания

Однако исход войны для семьи Томашевских был трагичным. Во время восстания умерли мать и брат художника Владислав, который после падения Повисле укрылся в доме на ул. Красивый. Судьба отца и Збигнева осталась неизвестной. После капитуляции трое братьев покинули Варшаву с мирным населением и направились в Подхале, а затем в Краков. Через некоторое время Ежи и Веслав отправились в Варшаву, чтобы проверить, как выглядит город и можно ли вернуться.К сожалению, по дороге они попали в аварию - молодой Визек скончался на месте, а сломанный Ежи был доставлен в больницу.

Станислав продолжал подпольную работу в Кракове, устанавливая контакты с местными организациями. Через некоторое время он вернулся в Варшаву. Он женился на Ирене, урожденной Ясевич, младшая сестра которой Ядвига Качиньская была матерью Ярослава и Леха Качиньских.
После войны вернулся к профессии дизайнера интерьеров. В течение многих лет он был учителем в средней школе изящных искусств, колледже изящных искусств и Академии изящных искусств в Варшаве.Он занимался выставками и проектировал интерьеры, такие как реконструкция гостиницы «Бристоль» в Варшаве в 1952–54, гостиницы «Трзаска» в Закопане или интерьера книжного магазина в Новом Святом и Краковском предместье в Варшаве. Он подготовил альбом "Плакаты Варшавского восстания", изданный в 1989 году. Он также был соавтором польского компьютерного корпуса AKAT-1 в 1959 году (вместе с Анджеем Яном Врублевским, Станиславом Симеком и Ольгердом Рутковски и конструктором Яцеком Карпиньским. ).

История его необычного побега из Павяка стала источником вдохновения для фильма 1984 года «Я умер, чтобы жить».режиссер Станислав Ендрыка и «Я зажег свечу на могиле ...» из 2009 года, режиссеры Люцина Смолинская и Мечислав Срока.

Станислав Медза-Томашевский скончался 15 декабря 2000 года. Он похоронен в семейной могиле на Повонзком кладбище в Варшаве.

Автор статьи

Доктор гуманитарных наук. Выпускник кафедры истории искусств в Католическом университете Люблина и последипломного образования в области промышленного дизайна в Люблинском технологическом университете.Член Варшавского отделения Общества историков искусства. Он с научной точки зрения интересуется польским прикладным искусством, уделяя особое внимание межвоенному и послевоенному периоду. Автор нескольких публикаций в этой области.


* Источник: https://cmentaniem.um.warszawa.pl/pomnik.aspx?pom_id=25572. Другие источники также включают даты 20.01 и 13.03. Видеть http://www.sejm-wielki.pl/b/sw.72430

В статье использованы данные из книги: С.Медза-Томашевский, "Бенефис заговорщика" (Варшава, 1977) 9000 4 .Ярмарка 90 000 плакатов 4 декабря в Универмаге братьев Яблковских!

Приглашаем вас на настоящий праздник польской графики, плакатов и широкоформатных иллюстраций - Ярмарку плакатов! Это отличная возможность купить уникальный подарок Деду Морозу, ведь ярмарка состоится 4 декабря!

9 часов, 4 этажа, 120 художников! Ингредиенты смешиваются, встряхиваются и выливаются в самый центр Варшавы!

4 декабря Ярмарка плакатов перенесет исторические интерьеры универмага братьев Яблковских!

Приглашаем вас на настоящий праздник польской графики, плакатов и широкоформатных иллюстраций! Ярмарка плакатов, прямо перед Днем Святого Николая, - это уникальное мероприятие, во время которого вы сможете приобрести уникальные подарки для своих близких и красивые украшения для стен.Все создано от души, участниками выставки, с которыми можно поговорить, попить кофе и купить уникальные работы. На этот раз это лишь небольшая часть того, что вы найдете 4 декабря в Доме братьев Яблковских!

Что еще будет на ярмарке плакатов?
Здесь будет что-то и для самых маленьких - творческие мастерские и игры в зоне KIDS под бдительным присмотром брендов, известных своим весельем. Вместе с нашим почетным покровителем Анджеем Понговски мы будем искать ответ на вопрос «Есть ли у смартфонов хвосты» в его последней детской книге с таким же названием :)

Организаторы и партнеры мероприятия готовят для вас специальный демонстрационный зал технологий, где вы сможете просмотреть, протестировать и купить новейшее оборудование, необходимое для профессионального создания графики в студии или дома.Консультации специалиста гарантированы. Основным технологическим партнером выставки Poster Fair является известный и уважаемый бренд ASUS, которого будет сопровождать Wacom - производитель надежных графических планшетов и EIZO - профессиональные мониторы высшего класса.

Голодный, замерзший и уставший гость найдет облегчение в уютной chill out зоне, связанной с гастрономической зоной, где подадут легкие закуски, закуски, крафтовое пиво Brodacz, домашние (в том числе веганские) торты и деликатесы, хороший кофе и многое другое. подается по случаю ярмарки напитков.

Мы можем вам сказать, что это еще не конец аттракционов! Также состоятся конкурсы с призами, интересные лекции о плакатах и ​​коллекционирование бумажных артефактов. Подробности на сайте: targiplakatu.pl


Ярмарка будет проходить в воскресенье 4 декабря с 10:00 до 19:00 в красивом здании на улице Брацка 25! Вход на ярмарку свободный!

ВЫСТАВКА ПОСТЕРОВ УЖЕ 4 ДЕКАБРЯ! ГАЛЕРЕЯ >>>>>>

.

Aniela и другие. Об Универмаге братьев Яблковских. Читаю с котильоном. Уровень 3 - Цезарий Лазаревич (Книга)

Aniela et al. Об Универмаге братьев Яблковских. Читаю с котильоном. Уровень 3

Полная необычных деталей и захватывающих фактов история знаменитого универмага, который в межвоенной Польше стал символом процветания и излюбленным местом элегантных граждан Второй Польской Республики. Цезарий Лазаревич - автор книги о Dom Towarowy Bracia Jabłkowscy для взрослых - решил подарить эту историю и детям.Рассказ, который он описывает, дополненный иллюстрациями Александры Артимовской, может стать для юных читателей увлекательным путешествием в мир магазинов, которых сегодня больше нет.

Автор - выдающийся репортер, обладатель литературной премии Nike 2017 года за доклад «Пусть не будет следов».

Книги из серии, которую я читаю с котильоном, - это предложение, подготовленное специально к 100-летию восстановления независимости.

Герои сериала познакомят вас с темами, связанными с независимостью и патриотизмом.Они описывают реальные события через призму своих участников, они представляют людей, которые в течение этих 100 лет были важны для развития независимой Польши - иногда, как маршал Пилсудский, известный всем, а иногда и неизвестный, например, братья Яблковские или господин господин. Беккер.

Герои книги из разных социальных слоев: пионеры бизнеса, строители экономики или активисты местного сообщества, представители науки и техники, художники, полицейские, библиотекари - все участвуют в построении внутренней свободы общества.

Мы пригласили людей, связанных с журналистской деятельностью, журналистов, обозревателей и репортеров к сотрудничеству над этой серией. Мы хотели, чтобы они рассказывали детям истории с присущей им социальной чувствительностью и страстью к комментаторам реальности.

Сериал, который я читаю сам с котильоном, вырастает из серии, которую я читаю сам себе, важнейшая миссия которой - заразить детей любовью к самостоятельному чтению, а значит - к самостоятельному мышлению.

.

Domek Miedziorytnika / Kamieniczka Jaś / ul. Санкт-Петербург Mikołaja 1

Copperplate's House
ul. ул. Mikołaja 1
Wrocław

Открыто для посетителей:
- Вт – чт: 13–17
- сб: 12–18
Вход свободный.

Дом Медзёритника (также известный как многоквартирный дом Ясь) расположен на северо-восточном выходе с Вроцлавской рыночной площади, на пересечении улиц Св. Миколая и Одшаньская. Он соединен аркадой с большим многоквартирным домом под названием Малгосия (персонажи сказки братьев Гримм были названы в их честь жителями Вроцлава после Второй мировой войны, потому что они были связаны с детьми, державшимися за руки).

История здания

Оба дома - бывшие дома алтаристов, то есть хранителей алтарей в сегодняшней церкви года. Санкт-Петербург Елизавета . Они были построены в 15 веке, плотно прилегая к церковному кладбищу, до наших дней сохранились только два, с примыкающими к ним фрагментами.

После войны Гензель и Гретель находились в ведении Общества энтузиастов Вроцлава. В 1995 году Яся был арендован у города графиком и скульптором Эугениуш Гет-Станкевич , одним из самых узнаваемых художников Вроцлава.Он был ценным автором графики, плакатов, скульптур, витражей и пространственных объектов.

Истоки дома из медной плиты

Гет, как его еще называли, отремонтировал доходный дом и превратил его в медную мастерскую. С тех пор здание также функционирует как Дом Медной плиты. Коттедж был не только местом работы и быта Гет-Станкевича, но и галереей его работ. Он повесил пальчиковый портрет на стену. Со стороны церкви Елизаветы также можно увидеть его работу «Сделай сам»: это набор, состоящий из молотка, гвоздей, креста и фигуры Иисуса.Для одних это кощунственный труд, для других - глубоко философский.

Domek Miedziorytnika стало резиденцией многих учреждений, основанных Гетом. Музей гномов (в стадии строительства. Вход в страну гномов находится сразу за многоквартирным домом. Здесь же находится Гладышевский институт. Его покровитель - деревенский мудрец, один из героев романа Влодзимежа Войновича «Жизнь»). и необыкновенные приключения солдата Ивона Чонкина ». Гладышев был гениальным изобретателем метода получения высокопроцентного самогона из навоза.Филиалом Гладышевского института является близлежащее кафе «Литератка», где привыкаешь встречать своих друзей. В доме Медзёритника также находится проходная школа в Ошмяне.

Образцы изделий из меди, изготовленные в Доме Медзёритника


Фасад здания украшен красочными пятнами, это был способ Get удалить грязь, оставленную тусовщиками, проходящими через Рыночную площадь. Часть грязи покрыта хлопьями золота.

Конец одной и начало новой истории

Эугениуш Гет-Станкевич умер в апреле 2011 года.но его достижения все равно будут иметь сильное влияние на характер места, где он провел почти 20 лет. Дом Медной плиты станет местом постоянной экспозиции его работ. Вы сможете увидеть предметы, которые художник использовал в своей повседневной работе, осмотреть его мастерскую, а также увидеть выставку произведений и сувениров, связанных с его личностью. Вскоре в Доме разместят 20 работ Гета, которые передали на хранение его дочь - Ева Милевская и брат - Януш Станкевич. В середине 2014 года в Доме Медзёритник откроются художественные резиденции.В коттедже будут принимать участие молодые художники из Восточной Европы, и каждое их пребывание будет означать воплощение мастерской графики, созданной с использованием инструментов и на графической печати Geta.

Дом Медзёритника будет использоваться также студентами Вроцлавской академии изящных искусств. Здесь у них будут занятия, и они будут продолжены, начиная с Get, « Краткий курс гравировки » и « Short Course of Mezzotint ». В коттедже также будут проходить выпускные выставки. Кроме того, Медный дом должен выступать в качестве информационного пункта для проведения ECoC 2016.

Останки великого художника

Эугениуш Гет-Станкевич оставил множество оригинальных, наводящих на размышления произведений в публичном пространстве Вроцлава. В Ятках под позолоченной решеткой находится его Мемориальная доска в честь действий на простых числах. Его много раз разрушали, наверное, действие: 1 + 1 = 2 не для всех приемлемо. Придать свой силуэт скульптуре воина масаи, стоящей на фасаде здания на пл. Solny. Изображение великого художника находится на обратной стороне гранитной брусчатки, которая использовалась при обновлении поверхности одной из улиц Вроцлава.А может, по ней гуляют жители Вроцлава и их гости, гуляющие по Рыночной площади? Неизвестно. С другой стороны, в парке между имениями Козанув и Пильчице есть бронзовая ладья, которую Гет-Станкевич годами ставил на дереве.


Увеличить карту

.90 000 Гданьск глазами художников из Армении. Выставка живописи в Армянском доме

Гагик Парсамян, президент Союза армян в Гданьске: - Идея армянских художников нарисовать красивый Гданьск - это выражение благодарности за это место, где мы можем развивать нашу деятельность

Dominik Paszliński / www.gdansk.pl

Более года по ул. Марьяцка 34/36, в Гданьске находится Армянский дом Союза армян. С тех пор здесь прошел около десятка художественных мероприятий: выставки, лекции, встречи, кинопоказы.Гданьские армяне также приняли участие в фестивале на улице Маряцка, обогатив мероприятие, среди прочего. Выступление армянского танцевального коллектива.

28 октября т.г. в Доме прошел вернисаж выставки картин художников из Армении под названием «Очарование Гданьска - космос глазами армян».

Во время летних пленэров в Гданьске группа художников: Рипсиме Аракелян, Сергей Исавердян, Паравон Мирзоян, Гарик Првеян и Рубен Верданян перенесли на полотна известные гданьские пейзажи. Фотографии можно посмотреть на ул.Мариацка, Длуги Побжеже, Дворец аббатов в Оливе ... Тот факт, что эти виды, хорошо известные гданьцам по живописи и графике в исполнении армянских художников, могут удивить их во время вернисажа, сказал гданьский художник Марек Врубель: Это фантастический вид на Гданьск по-другому. «Мы, жители Гданьска,« стигматизированы »особым способом рисования и раскрашивания архитектуры нашего города, который уже этим наделен: где-то в этом строгом каноне и элегантности 19-го века, - прокомментировал он. - Они приехали сюда совсем свежими художниками и нарисовали этот Гданьск таким, каким они его искренне чувствуют и видят.Получился очень красивый вид, совершенно отличный от того, к чему мы привыкли.

Гданьский художник Марек Врубель, участвовавший в организации выставки, подчеркивает, что подход армянских художников к нашему городу полностью отличается от того, к которому мы привыкли.

Dominik Paszliński / www.gdansk.pl

Откуда пришла идея пригласить художников? Ответ прост - президентом Союза армян в Гданьске является художник - Гагик Парсамян, которого 23 года назад пригласили организовать выставку в Гданьске и, по его словам, «он влюбился в город и его жителей». и останавливался здесь постоянно.В течение 20 лет он организовывал и являлся соорганизатором Дней Армении в Гданьске и Дней Польши в Армении, всегда под лозунгом нести искусство и культуру в обеих странах. Наконец, почти два года назад он формализовал свою деятельность, основав Союз. В августе 2017 года состоялось официальное открытие Армянского дома на улице Маряцкой.

- Мы обратились в мэрию за помещениями для нашей деятельности, представили программу и - это было чудо - мы получили адрес на самой красивой улице Гданьска, - говорит Гагик Парсамян.- Идея для художников из Армении нарисовать красивый Гданьск - это выражение благодарности за это место, где мы можем развивать нашу деятельность. Я считаю, что ничто так не развивает дружбу народов, как искусство. Вот почему мы больше всего заботимся о демонстрации культуры, будь то армянская или польская, но не только. Искусство говорит на универсальном языке, когда мы пользуемся им, мы забываем о его происхождении.

Выставка «Очарование Гданьска» будет экспонироваться в течение одного месяца.

Открытие сопровождалось вечером армянской музыки

Dominik Paszliński / www.gdansk.pl

Открытие сопровождалось вечером армянской музыки. Композиция из литургических, классических и патриотических песен исполнилась ансамблем: Арам Габагчурян (вокал) и братья Георг и Арам Сайеги (альт и гитара). Таким образом была отмечена 100-летие восстановления независимости - Польшей и Арменией, которым пришлось ждать восстановления своей государственности более 540 лет.

Мероприятия в Армянском доме обычно проходят 13 числа каждого месяца - символически, в память 13 августа 2017 года.когда Дом открыл свою деятельность. 13 ноября запланирован День Шарля Азнавура, а 13 декабря - вечер Еревана, столицы Армении, которая в этом году отмечает свое 2800-летие. За подробностями событий можно следить в профиле Союза армян в Гданьске в Facebook.

Вход всегда свободный. Помимо художественных впечатлений, вы также можете рассчитывать на них по вкусу - гданьские армяне всегда подают своим гостям фаршированный лаваш, фирменное блюдо их национальной кухни.

Картина под открытым небом художников из Армении была профинансирована благодаря гранту города Гданьска.

.

Смотрите также