Эд снайперы новые


Василий зайцев на поле боя. Чем прославился снайпер Василий Зайцев . Снайперские рекорды и исторические выстрелы

Легендарный снайпер Великой Отечественной войны Василий Зайцев во время Сталинградской битвы за полтора месяца, уничтожил более 200 немецких солдат и офицеров, включая 11 снайперов.

Воин

Война застала Василия Зайцева на службе на Тихоокеанском флоте в должности начальника финансовой части, на которую его назначили благодаря его образованию. Но Василий, получивший в 12 лет в подарок от деда своё первое охотничье ружьё, даже и не думал отсиживаться в бухгалтерии. Он написал пять рапортов с просьбой направить его на фронт. Наконец, командир внял просьбам, и Зайцев уехал в действующую армию защищать родину. Будущего снайпера зачислили в 284-ю стрелковую дивизию.

Заслужил «снайперку»

После короткой военной подготовки Василий вместе с другими тихоокеанцами переправился через Волгу и принял участие в боях за Сталинград. С самых первых встреч с противником Зайцев проявил себя как незаурядный стрелок. С помощью простой «трёхлинейки» он умело убивал солдата противника. На войне ему очень пригодились мудрые охотничьи советы деда. Позже Василий скажет, что одно из главных качеств снайпера – умение маскироваться и быть незаметным. Данное качество необходимо любому хорошему охотнику.
Всего месяц спустя за проявленное боевое усердие Василий Зайцев получил медаль «За отвагу», и в придачу к ней снайперскую винтовку! К этому моменту меткий охотник уже вывел из строя 32 солдата противника.

Снайперская смекалка

Хороший снайпер – живой снайпер. Подвиг снайпера заключается в том, что он делает свою работу снова и снова. Для успеха в этом нелёгком деле нужно совершать подвиг каждый день и каждую минуту: бить врага и оставаться в живых!

Василий Зайцев твёрдо знал, что шаблон это путь к смерти. Поэтому он постоянно придумывал новые модели охоты. Особенно опасна охота на другого охотника, но и тут наш солдат всегда бывал на высоте. Василий, словно в шахматной партии, переигрывал своих противников. Например, он делал реалистичную куклу-снайпера, а сам маскировался неподалёку. Как только противник обнаруживал себя выстрелом, Василий начинал терпеливо ожидать его появления из укрытия. И время не имело для него значения.

От смекалки к науке

Зайцев командовал снайперской группой и, заботясь о росте их и своего профессиональног о мастерства, накопил немалый дидактический материал, позволивший позже написать два учебника для снайперов. Однажды два стрелка, возвращаясь с огневой позиции, встретили своего командира. Пунктуальные немцы ушли на обед, значит, можно и самим передохнуть – всё равно никого в перекрестье прицела не поймать. Но Зайцев заметил, что сейчас самое время для пристрелки. Оказывается, даже когда стрелять было не в кого, умный охотник спокойно вычислял расстояния до мест возможного появления противника и заносил их в блокнот, чтобы при случае, не теряя ни секунды, поразить цель. Ведь другого шанса может не представиться.

Дуэль с немецким «сверхснайпером»

Советский стрелок сильно досаждал немецкой «машине», поэтому германское командование направило из Берлина на сталинградский фронт своего самого лучшего стрелка: руководителя школы снайперов. Немецкому асу поставили задачу уничтожить «русского зайца». В свою очередь и Василий получил приказ об уничтожении немецкого «сверхснайпера». Между ними началась игра в «кошки-мышки». По действиям немца Василий понял, что дело он имеет с матёрым профессионалом. Но в результате нескольких дней взаимной охоты Василий Зайцев перехитрил противника и вышел победителем.

Эта дуэль всемирно прославила нашего снайпера. Данный сюжет нашёл отражение в современном кинематографе: в русском фильме 1992-го года «Ангелы смерти» и в западном «Враг у ворот» (2001 год).

Групповая охота

К сожалению, торжествовать по поводу победы в принципиальной дуэли было некогда. Командир дивизии Николай Батюк поздравил Василия и поручил его группе снайперов новое важное задание. Необходимо было сорвать готовившееся немецкое наступление на одном из участков сталинградского фронта. «Сколько в твоём распоряжении бойцов?», - спросил командир. – «Тринадцать». – «Ну что ж, надеюсь, справитесь».

Выполняя задачу, группа Зайцева применила новую на тот момент тактику ведения боя - групповую охоту. Тринадцать снайперских винтовок взяли на прицел наиболее привлекательные пункты в расположении противника. Расчёт такой: выйдут гитлеровские офицеры на последний осмотр полосы наступления – огонь!
Расчёт себя полностью оправдал. Наступление было сорвано. Правда опытный боец Василий Зайцев в пылу битвы пошёл в открытую атаку на немецкую пехоту, не ожидая, что немецкая артиллерия даст залп по своим и чужим.

Возвращение на фронт

Когда Василий пришёл в себя, его заволокла тьма. В результате тяжёлого ранения серьёзно пострадали глаза. В мемуарах он признается, что когда у него обострился слух, то он размышлял над тем, чтобы взять в руки винтовку. К счастью, после нескольких операций зрение вернулось, и 10 февраля 1943 года снайпер Зайцев снова увидел свет.

За проявленное военное мастерство и доблесть командиру снайперской группы присвоили звание Героя Советского Союза, вручили орден Ленина и медаль «Золотая Звезда». Однако, как и в начале боевого пути, Василий и не думал оставаться в стороне от основных событий и вскоре вернулся на фронт. Победу в Великой Отечественной войне он встретил в звании капитана.

В Испании вышли в свет знаменитые мемуары советского снайпера Василия Зайцева, прославившегося во время Сталинградской битвы. Они вызвали неоднозначную реакцию в обществе, и по их мотивам был снят фильм «Враг у ворот».

«Каждый патрон используй с умом, Василий», — наставлял отец своего сына, когда они вместе ходили охотиться на волков в тайгу. Приобретенный тогда опыт он использовал в Сталинграде в отношении уже других волков — в человеческом обличье, но тоже серых. «Каждый день я убивал от 4 до 5 немцев», — напишет он позже. Леденящие кровь мемуары снайпера Василия Зайцева (1915-1991), Героя Советского Союза, одного из самых знаменитых представителей этой трудной и страшной профессии. Опубликованные в Испании издательством Crítica, они рассказывают читателю о той жестокой схватке, которую вели снайперы в годы Второй мировой войны. Мы оказываемся в самом сердце жесточайшей битвы, когда сидящий в укрытии стрелок видит глаза человека, которого он вот-вот убьет. Воспоминания непосредственно участника тех событий позволяют заглянуть во внутренний мир, проследить за действиями бойцов, которые всегда вселяли непреодолимый страх и какое-то нездоровое поклонение. Одним словом, приподнять тот мистический покров, который всегда окружает снайпера.

В воспоминаниях Василия Григорьевича Зайцева рассказывается о том, как действовал снайпер во время Сталинградской битвы, на личном счету которого было 242 убитых немца, включая 11 вражеских снайперов (уничтожение снайперов противника было одним из приоритетов). Драматические события, в которых участвовал Зайцев, легли в основу кинокартины «Враг у ворот», снятой режиссером Жан-Жаком Анно (Jean Jacques Annaud). Такие историки, как Энтони Бивор (Antony Beevor), считают чистым вымыслом часть того, о чем повествует снайпер, включая продолжительную и напряженную дуэль с опытным немецким снайпером, присланным специально для ликвидации Зайцева (а именно это и является основой сюжета). Как бы там ни было, но воспоминания представляют собой интереснейшее описание жестокой и кровавой битвы в Сталинграде и читаются с замиранием сердца.

В одном из эпизодов Зайцев приказывает своей группе, состоящей из трех пар снайперов, не стрелять по немецким офицерам, которые, думая, что находятся в безопасности, умываются около окопа. «Это всего лишь лейтенанты, — говорит он. — Если мы прихлопнем мелкую рыбешку, то жирная рыба никогда не высунет голову». На следующий день они вернулись на исходную позицию. Решили не трогать высунувшегося было солдата. И вот тут-то и появляются те, кого они ждали. Полковник в сопровождении снайпера с замечательной винтовкой, майор с Рыцарским крестом в обрамлении дубовых листьев и еще один полковник, покуривающий сигареты с длинным и изысканным мундштуком. «Прогремели наши выстрелы. Мы целились в голову, как написано в учебном пособии, и четыре фашиста рухнули на землю, испустив дух». Еще был случай, когда он выстрелил в немецкого офицера, у которого на груди был Железный крест. «Я нажал на курок, и пуля прошла сквозь награду. Немец завалился назад, широко раскинув руки».

Зайцев начинает воспоминания рассказом о своем детстве. Его дед был потомственным уральским охотником и подарил ему первое ружье. Идя на охоту, он смазывал себя барсучьим жиром, чтобы заверь его не почуял. Охотясь на волков, он научился идти по следу и сидеть в засаде, что впоследствии поможет ему «в борьбе против других двуногих хищников, вторгшихся на нашу Родину». Будущий снайпер имел неплохое образование. Окончил строительный техникум и бухгалтерские курсы, работал страховым инспектором.

В 1937 году его призвали в армию и направили матросом на Тихоокеанский флот, и с тех пор он всегда с гордостью носил тельняшку под военной формой. Зайцев рвался в бой, попросил определить его в роту снайперов и, уже будучи старшиной, 21 сентября 1942 оказался в Сталинграде. Это было похоже на ад. В своем дневнике он запишет, что в воздухе стоял густой запах жареного мяса.

В своем первом бою, когда закончились боеприпасы, низкорослый и широколицый Зайцев, вовсе не похожий на сыгравшего его Джуда Лоу (Jude Law), вступает в рукопашную с немцем и убивает его. Здесь мы видим войну именно такой, какая она есть: «В конце концов, он прекратил сопротивляться, и я почувствовал тошнотворный запах. Умирая, фашист ко всему прочему еще и обделался».

Во время обороны знаменитого завода «Красный Октябрь» переживает тяжелые моменты. Идет так называемая «война крыс», когда противник прячется в подвалах и канализационных люках разрушенного города. В конце октября какой-то полковник увидел, как Зайцев тремя выстрелами из обычной солдатской винтовки уничтожил вражеский пулеметный расчет, состоявший из трех человек. «Выделите ему снайперскую винтовку, распорядился полковник. Зайцеву принесли Moisin Nagant 91/30, и полковник сказал ему: «Вот их уже трое. Теперь веди счет». Так он стал снайпером и вошел во вкус: «Мне нравилось быть снайпером и обладать правом выбора объекта; при выстреле мне казалось, что я слышу, как пуля пробивает череп врага». Зайцев бьет с дальнего расстояния — 550 метров и больше. Прицел позволяет хорошо разглядеть цель.

«Ты знаешь, побрился ли он, видишь выражение его лица, наблюдаешь, как он что-то напевает про себя. И пока твой объект проводит рукой по лбу или наклоняет голову, чтобы поправить каску, ты подыскиваешь наилучшую точку для выстрела. Он и не подозревает, что жить ему осталось несколько секунд». Нет ни сомнений, ни угрызений совести. «Навести мушку прицела между его глаз было несложно. Я нажал на курок, он подергался несколько секунд и застыл недвижимый».

Зайцев рисует советских бойцов исключительно в героическом и благородном свете, а немцев — жестокими: они добивают раненых при помощи огнеметов или бросают их на съедение собакам. Фашисты для снайпера — это «змеи», которые извиваются, когда он придавливает их ногой к земле.

В мемуарах содержится много советов снайперам (Зайцев затем стал инструктором). Родник или ключик - хорошее место для стрельбы по врагу. После выстрела немедленно смени позицию, чтобы тебя не обнаружили.

Стрелку нужно не более двух секунд, чтобы прицелиться и нажать на курок, но наблюдение и маскировка могут занять несколько часов и даже дней. Надо стать невидимкой. Терпение - залог успеха. Вопреки расхожему мнению снайперу действуют не в одиночку, а парами и даже группами, используя разного рода приманки и манекены, чтобы заманить врага в ловушку.

Знаменитой дуэли, о которой рассказывает фильм «Враг у ворот», посвящена целая глава книги. В воспоминаниях говорится о том, что пленный немецкий военнослужащий сообщил, что немецкое верховное командование, обеспокоенное растущими потерями, направило в Сталинград некоего майора Кёнингса, директора школы снайперов Вермахта, расположенной под Берлином, с единственной задачей ликвидировать знаменитого русского стрелка.

Немецкий и русский снайперы (в фильме его играет Эд Харрис) играют в смертельную игру. В итоге Зайцеву удается перехитрить и убить немецкого аса. Он выволакивает его труп из укрытия и вместе с винтовкой и документами передает командующему дивизией. Предполагаемый прицел этого предполагаемого (и проигравшего) немецкого снайпера выставлен в Музее Вооруженных Сил в Москве.

«Никогда не было немецкого майора снайпера по фамилии Кёнингс», — заявил в беседе со мной Бивор, детально исследовавший этот вопрос в своей знаменитой книге «Сталинград». Он не упоминается ни в официальных немецких источниках, ни в советских. «Я изучил все отчеты снайперов о Сталинградской битве, имеющиеся в Центральном архиве Министерства обороны в Подольске, и могу с полной уверенностью сказать, знаменитой дуэли между немецким и советским снайпером никогда не было. Если бы она действительно имела место, то наверняка нашла бы свое отражение в отчетах, поскольку таким случаем наверняка воспользовалась бы советская пропаганда. Вся история была придумана уже после Сталинградской битвы».

Бивор вспоминает, что Анно пригласил его на просмотр своей картины «в тщетной надежде, что я не буду слишком критичным; я его заранее предупредил о своей позиции. Французский режиссер купил права на книгу Вильяма Крэйга (William Craig), которая легла в основу фильма. А Крэйг поверил в пропагандистскую историю о дуэли снайперов и рассказы Тани Черновой (в картине ее роль играет Рейчер Вейс) о том, что она тоже была снайпером и возлюбленной стрелка. Бедняга Зайцев, армейские политработники использовали его в своих целях, полностью переписав биографию и превратив ее в легенду. Все это привело к тому, что после войны он впал в депрессию и стал пить».

В действительности, отмечает историк, подвиги Зайцева были сильно преувеличены, и он даже не был лучшим советским снайпером в Сталинграде. А лучшим был сержант Анатолий Чехов (не самая подходящая фамилия для того, кто занимается столь опасным ремеслом), еще один герой городской войны, у которого Василий Гроссман брал интервью и даже сопровождал во время выполнения боевого задания на Мамаевом Кургане, где шли наиболее ожесточенные сражения, чтобы посмотреть, как он действует. В отличие от Зайцева, которого Гроссман тоже лично знал, Чехов, использовавший что-то вроде глушителя, смотрел не на лица, а на знаки отличия. В первый день боев он уничтожил девять немцев; во второй - 17, а за восемь дней - 40. В общей сложности в ходе Сталинградской битвы Чехов ликвидировал 256 вражеских военнослужащих. В 1943 году под Курском он потерял обе ноги. Другими известными советскими снайперами были Иван Сидоренко, поставивший своеобразный рекорд, ликвидировав 500 немецких бойцов. На счету у еще пяти стрелков более 400 убитых немцев. Знаменитая женщина-снайпер Людмила Павличенко уничтожила 309 вражеских солдат и офицеров. После окончания войны стала историком.

О какой-либо длительной дуэли Гроссман ничего не написал, но зато описал схватку между Зайцевым и немецким снайпером, которая длилась… 15 минут. Именно этот эпизод, по мнению Бивора, раздули до масштабов легенды о полной драматизма схватке между Зайцевым и майором Кёнингсом, о котором никто никогда не слышал, якобы посланным для того, чтобы ликвидировать советского снайпера.

В конце своих воспоминаний Зайцев пишет о ранениях, полученных на исходе Сталинградской битвы. Он потерял зрение от разрыва немецкой шрапнели и потратил немало усилий на то, чтобы его восстановить. Вернуться на фронт ему не разрешили, чтобы сохранить столь яркий пример советского патриотизма, и знаменитый снайпер стал обучать новые поколения бойцов. Написанные им пособия до сих пор используются в российских военных училищах. По окончании войны Зайцев был демобилизован в чине капитана и работал на текстильной фабрике в Киеве, постоянно вспоминая о боевых заданиях. Он умер за десять дней до распада СССР, он похоронен на Мамаевом кургане, где шли ожесточенные бои. Возможно, и сейчас дух великого стрелка продолжает наблюдать оттуда за своими объектами среди растворившихся во времени развалин Сталинграда.

Притаившаяся смерть

Среди других известных снайперов можно отметить:

— Финн Симо Хайха («Белая смерть»), лучший снайпер всех времен, убивший 505 советских военнослужащих во время советско-финнской войны (при этом он не использовал оптический прицел).

Известный снайпер времён Второй мировой войны. Его именем называют улицы, о нём знает большинство людей постсоветского пространства. История запомнила Василия как одного из самых результативных стрелков.

Василий Зайцев: биография

Родился Василий 23 марта 1915 года в посёлке Еленинка, Оренбургской области (сейчас - Челябинская) в обычной крестьянской семье. Учился в сельской школе, где окончил 7 классов. В 15 лет уже выпустился из строительного техникума, где обучался на арматурщика.

С детства дедушка Василия - Андрей, часто брал его и брата с собой на охоту. Уже в 12-летнем возрасте будущий снайпер имел ружьё. Дед учил внуков тонкостям охоты, слежки, терпению и стрелковому чутью. Возможно, эти уроки и предопределили будущее Василия.

В 1937 году Василий Зайцев несёт службу писарем на Тихоокеанском флоте. Затем проходит обучение бухгалтерскому делу и продолжает службу в качестве начальника финансовой части. С началом войны он просит командование отправить его на фронт. После 5 рапортов получает добро. И 27-летнего Василия отправляют в зону самых ожесточённых и кровопролитных боёв - в Сталинград. Позже в городе на Волге, где вторжение нацистов было остановлено, он скажет свою знаменитую фразу: "За Волгой земли для нас нет. Мы стояли и будем стоять насмерть!"

Снайпер 62-й армии

Перед фронтом Василий прошёл небольшое обучение. С первых дней он проявил себя как чрезвычайно меткий стрелок, убив из обычной винтовки 3 нацистов с расстояния в почти километр. Командование перевело его в группу снайперов. Там он получил снайперскую - оружие массового изготовления, довольно простое. Из него Зайцеву удалось уничтожить 32 оккупантов. После этого снайпер-новичок приобретает известность среди всей группы войск.

Охота за охотником

Почти за один месяц Василий убивает 225 фашистов. Слухи о нём ползут по всей стране и даже по всему миру. В частично оккупированном и почти полностью разрушенном Сталинграде имя Зайцева имеет особую важность. Он становится настоящим героем, одним из символов сопротивления. Листовки с новыми достижениями стрелка регулярно распространяются среди населения и личного состава Красной армии.

До нацистского руководства доходят слухи про Василия Зайцева. Они понимают его важность в пропагандистском плане, поэтому отправляют своего лучшего снайпера-аса с заданием убить советского стрелка. Этим асом был майор Кёниг (по другим данным - Хайнц Торвальд, возможно, Кёниг - позывной). Он обучал снайперов в специальной школе и был настоящим профессионалом. Сразу по прибытии он ранит одного красноармейского стрелка и попадает в оружие другого. Обычные снайперские винтовки приближают в 3-4 раза, так как работать с большим увеличением уже сложно для стрелка. Увеличение же на винтовке нацистского майора было десятикратным! Это говорит о профессионализме и виртуозности Кёнига.

Схватка с майором

Узнав о прибытии суперснайпера в город, советское руководство даёт приказ уничтожить его лично Зайцеву, позже эта схватка будет считаться легендарной. Она отражала не только сражения двух снайперов, но и битву двух народов, двух идеологий.

После длительного выслеживания Василий обнаружил позицию Кёнига. Долгое выжидание оправдалось: луч солнца на миг отразился от оптике немца. Этого было достаточно для Василия, через секунду нацист упал мёртвым. Советская пропаганда радостно сообщила народу: победил Василий Зайцев. Герой Советского Союза позже подробно опишет

После войны он остался жить в Киеве. Работал управляющим на швейной фабрике.

Умер в 1991 году. Спустя 15 лет его с почестями перезахоронили в Сталинграде, как он и завещал.

Василий Зайцев: фильм

Фигура советского снайпера была широко отражена в культуре: снято множество документальных фильмов и написано немалое количество произведений. Самый известный художественный фильм о Василие Зайцеве - "Враг у ворот" американского производства. В роли Зайцева - Джуд Лоу.

Основная сюжетная линия крутится вокруг поединка Василия Зайцева с Кёнигом. Также параллельно идёт любовная линия с девушкой-снайпером и другом Василия. Снятая в 2001 году кинолента может похвастаться великолепными визуальными эффектами. Сцена форсирования Волги и высадки советских войск в Сталинграде получилась чрезвычайно колоритной и цепляющей. Она демонстрирует тяжёлые потери советских войск: везде кровь, мёртвые лежат рядом с живыми, боль, крики, паника. Декорации самого Сталинграда тоже получились неплохими: разруха, бетонная пустыня - всё это смотрится очень атмосферно. Большая массовка позволяет оценить масштабность боёв.

Но фильм снимали американцы, поэтому без пропаганды тут не обошлось. Советское руководство показано сплошь трусами, кровожадными убийцами, тиранами. Сцена, когда только прибывшие новобранцы отправляются в лобовую атаку на танк с одной винтовкой на двоих, а потом ещё командиры стреляют своим же в спины, заставляет задуматься. Также существует ряд несоответствий. Например, командиром Зайцева и всего Сталинградского фронта был Хрущёв, которого в реальности там и близко не было. Просто колоритная фигура Никиты Сергеевича очень знакома американским обывателям.

"Враг у ворот" - хорошее с чисто технической точки зрения кино, но испорченное пропагандой. Однако если отбросить явную американскую составляющую, то можно с удовольствием посмотреть.

Герой Советского Союза Василий Григорьевич Зайцев стал легендой при жизни. С детства приученный к тайге, к охоте, к оружию, в Сталинграде старшина 1-й статьи Зайцев за полтора месяца боев уничтожил 225 солдат и офицеров противника. Десять из них, такие же снайперы, охотились за ним и его напарниками. Одиннадцатый, специально по душу Зайцева прибывший из самой Германии, навсегда успокоился там же, в Сталинграде. Русский охотник всегда выходил победителем из смертельных поединков…

«Для нас, бойцов и командиров 62-й армии, за Волгой земли нет. Мы стояли, и будем стоять насмерть!» В. зайцев

Детство

Родился Василий Григорьевич Зайцев двадцать третьего марта 1915 года в деревне Еленкина Оренбургской губернии (Челябинской области), в обычной крестьянской семье. С раннего детства был научен стрельбе из охотничьего ружья своим дедом Андреем Алексеевичем, а в 12 лет получил ружье в подарок. Василий вспоминал: «В моей памяти детство обозначено словами деда Андрея, который взял меня с собой на охоту, там вручил мне лук с самодельными стрелами и сказал:

“Стрелять надо метко, каждому зверю в глаз. Теперь ты уже не ребенок… Расходуй патроны экономно, учись стрелять без промаха. Это умение может пригодиться не только на охоте за четырехногими…”

Он будто знал или предугадывал, что мне доведется выполнять этот наказ в огне самого жестокого сражения за честь нашей Родины – в Сталинграде… Я принял от деда грамоту таежной мудрости, любовь к природе и житейский опыт».

Неполное среднее образование Василия уместилось в семь классов, после чего парень поступил в строительный техникум в Магнитогорске, который окончил в 1930 г. В 1937 году, поступил на службу в Тихоокеанский флот в качестве писаря артиллерийского отделения.

Годы войны

Великая Отечественная война застала его на посту начальника финансовой части в бухте Преображение.Летом 1942 года после нескольких рапортов с просьбой отправить на фронт, Василий Зайцев попал в 284-ю стрелковую дивизию. А в сентябре 1942 г. принимал участие в битве за Сталинград.

С самого начала Василий Григорьевич показал себя умелым и неординарным снайпером, с расстояния в 800 метров мог уничтожить из обычной солдатской винтовки сразу троих противников

За смелость и выдающиеся снайперские способности был награжден медалью «За отвагу» и снайперской винтовкой. Слава о выдающемся снайпере разнеслась по всем фронтам. Снайперская винтовка, врученная стрелку в тот день, ныне выставлена в Волгоградском государственном музее-панораме «Сталинградская битва» в качестве экспоната. В 1945 г. винтовку сделали именной. После Победы к прикладу была прикреплена гравировка: «Герою Советского Союза, гвардии капитану Зайцеву Василию. Похоронил в Сталинграде более 300 фашистов».

Послевоенные годы


Василий Григорьевич Зайцев, послевоенные годы

С военной карьерой Василий Зайцев закончил в послевоенные годы, учился во Всесоюзном институте текстильной и легкой промышленности, работал в Киеве директором швейной фабрики «Украина», руководил техникумом легкой промышленности. Со своей супругой Зинаидой Сергеевной герой войны познакомился, занимая должность директора авторемонтного завода, а она работала секретарем партбюро машиностроительного завода.

Решением Волгоградского городского совета народных депутатов от 7 мая 1980 г. за особые заслуги, проявленные при обороне города и в разгроме немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, В. Г. Зайцев был удостоен звания «Почетный гражданин города-героя Волгограда». Герой изображен в панораме Сталинградской битвы.

Зайцев сохранил меткость до старости. Однажды он был приглашен для оценки подготовки молодых снайперов. После стрельб его попросили продемонстрировать мастерство юным бойцам.

65-летний воин, взяв у одного из молодых бойцов винтовку, три раза выбил «десятку»

В тот раз кубок вручили не отличникам стрельб, а ему, выдающемуся мастеру стрелкового дела.

Василий Зайцев скончался 15 декабря 1991 г. Был похоронен в Киеве на Лукьяновском кладбище. В последствии было исполнено завещание воина-героя – похоронить его в политой кровью земле Сталинграда, которую он столь героически защищал. И 31 января 2006 г. последняя воля легендарного снайпера была исполнена, его прах был торжественно перезахоронен на Мамаевом кургане в Волгограде.

Из воспоминаний Василия: «Ночью мы переправились через Волгу - в Сталинград. Город горел… У развалин домов я увидел трупы женщин и детей. В эту ночь на фронт я прибыл впервые. И сразу увидел ужасную картину преступлений гитлеровских бандитов… Я - человек простой, мягкого характера. Родился на Урале, работал бухгалтером. В жизни я не испытывал такой злобы, какая у меня воспламенилась в эту ночь. И я решил беспощадно мстить врагу».

Уже в первых схватках с врагом Зайцев показал себя незаурядным стрелком. Однажды Зайцев с расстояния в 800 метров из окна, стреляя из обычной трёхлинейной винтовки, уничтожил трёх солдат противника. В награду Зайцев получил денежную премию, снайперскую винтовку с оптическим прицелом и медаль «За отвагу». К тому времени из простой «трёхлинейки» Зайцев убил 32 солдата противника. Вскоре о нём заговорили в полку, дивизии, армии. В Зайцеве сочетались все качества, присущие снайперу, - острота зрения, чуткий слух, выдержка, хладнокровие, выносливость, военная хитрость. Он умел выбирать лучшие позиции, маскировать их; обычно скрывался от вражеских солдат там, где они не могли и предполагать советского снайпера. Прославленный снайпер бил врага беспощадно.

Только в период с 10 ноября по 17 декабря 1942 года в боях за Сталинград Зайцев уничтожил 225 солдат и офицеров противника, в том числе 11 снайперов

Всего же группа Зайцева за четыре месяца боев уничтожила 1126 военнослужащих противника. Соратниками Зайцева по оружию были Николай Ильин, имевший на своем счету 496 немцев, Петр Гончаров – 380, Виктор Медведев – 342. Следует отметить, что главная заслуга Зайцева – не в его личном боевом счете, а в том, что он стал ключевой фигурой в развертывании снайперского движения среди руин Сталинграда. Особенно прославил Зайцева снайперский поединок с немецким «суперснайпером», которого сам Зайцев в своих воспоминаниях называет майором Кёнигом (Гейнц Торвальд).


Чтобы сбить активность русских снайперов и поднять таким образом боевой дух своих солдат, немецкое командование принимает решение отправить в город на Волге руководителя берлинской снайперской полковника СС Гейнца Торвальда для уничтожения «главного русского зайца». Переброшенный на фронт самолетом Торвальд, сразу бросил вызов Зайцеву, подстрелив единственными выстрелами двоих советских снайперов. Теперь уже обеспокоилось и советское командование, узнав о прибытии немецкого аса. Командир 284-й стрелковой дивизии полковник Батюк приказал своим снайперам любой ценой ликвидировать Гейнца.

Задача была поставлена нелегкая. Нужно было в первую очередь найти немца, изучить его поведение, привычки, почерк. И это все для одного единственного выстрела. Благодаря огромному опыту, Зайцев отлично изучил почерк вражеских снайперов. По маскировке и ведению огня каждого из них он мог определить их характер, опытность, храбрость. Но полковник Торвальд поставил его в тупик. Никак не удавалось даже понять, на каком участке фронта тот действует. Скорее всего, он довольно часто меняет позиции, действует с огромной осторожностью, сам выслеживая противника.

Однажды на рассвете вместе со своим напарником Николаем Кузнецовым Зайцев занял скрытную позицию на участке, где накануне были ранены их товарищи. Но целый день наблюдения никаких результатов не принес. Но вдруг над вражеским окопом появилась каска и стала медленно передвигаться вдоль траншеи. Но ее раскачивание было каким-то неестественным. «Приманка», понял Василий. Но за целый день не было замечено ни одного движения. Значит, немец весь день пролежал на скрытой позиции, ничем не выдав себя. По этой способности к терпению Зайцев понял, что перед ним сам руководитель школы снайперов. На второй день фашист опять ничем не выдал себя. Тогда мы стали понимать, что перед нами тот самый гость из Берлина. Третье утро на позиции началось, как обычно. Рядом разгорался бой. Но советские снайперы не шевелились и только наблюдали за позициями противника. Но тут не выдержал отправившийся с ними в засаду политрук Данилов. Решив, что заметил противника, тот совсем немного и всего лишь на секунду высунулся из окопа. Этого хватило, чтобы его успел заметить, взять на мушку и подстрелить вражеский стрелок. К счастью политрука его только ранило. Было понятно, что так выстрелить мог только мастер своего дела. Это убедило Зайцева и Кузнецова, что стрелял именно гость из Берлина, и находится, судя по быстроте выстрела, прямо перед ними. Но где именно?
Справа находится дзот, но амбразура в нем закрыта. Слева стоит подбитый танк, но опытный стрелок туда не полезет. Между ними на ровной местности валяется кусок металла, заваленный кучей кирпичей. Причем, давно уже лежит, глаз привык к нему, не сразу и внимание обратишь. Может немец под листом? Зайцев надел рукавицу на палку и приподнял ее над бруствером. Выстрел и точное попадание. Василий опустил приманку в таком же положении, как и приподнимал. Пуля вошла ровно, без сноса. Точно немец под железным листом. Следующая задача – заставить его открыться. Но сегодня это делать бесполезно. Ничего, вражеский снайпер с удачной позиции уже не уйдет. Не в его характере это. Русским же нужно обязательно сменить позицию.

Следующей ночью заняли новую позицию и стали ждать рассвета. Утром разгорелся новый бой пехотных частей. Куликов выстрелил наугад, засветив свое укрытие и заинтересовав вражеского стрелка. Затем всю первую половину дня они отдыхали, ожидая, когда солнце развернется, оставив их укрытие в тени, а вражеское осветив прямыми лучами Вдруг перед самым листом что-то заблестело. Оптический прицел. Куликов медленно стал приподнимать каску. Щелкнул выстрел. Куликов вскрикнул, приподнялся и тут же упал, не двигаясь. Немец совершил роковую ошибку, не просчитав второго снайпера. Он немного высунулся из-под укрытия прямо под пулю Василия Зайцева. Так закончилась эта снайперская дуэль, ставшая знаменитой на фронте и вошедшая в список классических приемов снайперов всего мира.

З айцев Василий Григорьевич - снайпер 1047-го стрелкового полка 284-й стрелковой дивизии 62-й армии Сталинградского фронта, младший лейтенант.

Родился 23 марта 1915 года в селе Елининск Агаповского района Челябинской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года. Окончил семь классов неполной средней школы. В 1930 году окончил строительный техникум в городе Магнитогорске, где получил специальность арматурщика.

С 1937 года служил на Тихоокеанском флоте, где его зачислили писарем артиллерийского отделения. Прилежного, дисциплинированного матроса приняли в комсомол. После учёбы в Военно-хозяйственной школе его назначили начальником финансовой части на Тихоокеанском флоте, в бухте Преображенье. В этой должности его и застала война.

К лету 1942 года старшина 1-й статьи Зайцев подал уже пять рапортов с просьбой направить его на фронт. Наконец командир удовлетворил его просьбу и Зайцев уехал в действующую армию. Тёмной сентябрьской ночью 1942 года, вместе с другими тихоокеанцами, Зайцев переправился через Волгу и начал участвовать в боях за город.

Уже в первых схватках с врагом Зайцев показал себя незаурядным стрелком. Однажды командир батальона подозвал Зайцева и показал в окно. В 800 метрах бежал фашист. Моряк тщательно прицелился. Раздался выстрел - и немец упал. Через несколько минут на том же месте показались ещё два захватчика. Их постигла тa же участь. В награду Зайцев вместе с медалью "За отвагу" получил снайперскую винтовку. К тому времени из простой "трёхлинейки" Зайцев убил 32 гитлеровца. Вскоре о нём заговорили в полку, дивизии, армии.

В Зайцеве сочетались все качества, присущие снайперу, - острота зрения, чуткий слух, выдержка, хладнокровие, выносливость, военная хитрость. Он умел выбирать самые лучшие позиции, маскировать их; обычно скрывался от фашистов там, где они не могли и предполагать советского снайпера. Прославленный снайпер бил врага беспощадно. Только в период с 10 ноября по 17 декабря 1942 года в боях за Сталинград В.Г. Зайцев уничтожил 225 солдат и офицеров противника, в том числе 11 снайперов, а его товарищи по оружию в 62-й армии - 6000.

Однажды Зайцев пробрался к сгоревшему дому и залез в полуразрушенную чёрную печь. Из этой необычной позиции были хорошо видны два входа во вражеские блиндажи и подход к подвалу дома, где немцы готовили пищу. 10 фашистов сразил в тот день снайпер.

Одной тёмной ночью Зайцев пробирался к передовой узкой тропинкой. Где-то невдалеке укрылся фашистский снайпер; его надо уничтожить. Минут 20 Зайцев осматривал местность, но притаившегося вражеского "охотника" обнаружить не удалось. Плотно прижавшись к стенке сарая, моряк высунул рукавицу; её сильно рвануло из руки.

Осмотрев пробоину, он перешёл на другое место и проделал то же самое. И снова выстрел. Зайцев прильнул к стереотрубе. Начал тщательно просматривать местность. На одном из холмов мелькнула тень. Здесь! Теперь надо фашиста выманить и взять на прицел. Всю ночь пролежал Зайцев в засаде. На рассвете немецкий снайпер был уничтожен.

Действия советских снайперов встревожили врагов, и они решили принять срочные меры. Когда наши разведчики захватили пленного, он сообщил, что в район Сталинграда из Берлина доставлен на самолёте чемпион Европы по пулевой стрельбе, руководитель Берлинской школы снайперов майор Кёниг, получивший задание убить, прежде всего, "главного" советского снайпера.

Появившийся на участке фронта фашистский снайпер был опытен и коварен. Он часто менял позиции, устраивался то в водонапорной башне, то в подбитом танке, то в груде кирпича. Ежедневные наблюдения ничего определённого не давали. Трудно было сказать, где находился фашист.

Но вот произошёл случай. Уральцу Морозову противник разбил оптический прицел, а солдата Шайкина ранил. Морозов и Шайкин считались опытными снайперами, они часто выходили победителями в сложных и трудных схватках с врагом. Сомнений теперь не было - они наткнулись на фашистского "сверхснайпера", которого искал Зайцев.

Зайцев отправился на позицию, которую ранее занимали его ученики и друзья. Вместе с ним был верный фронтовой друг Николай Куликов. На переднем крае знаком каждый бугорок, каждый камень. Где же мог затаиться враг? Внимание Зайцева привлекла куча кирпича и рядом с ней лист железа. Именно здесь мог найти прибежище берлинский "гость".

Николай Куликов всё время ждал приказа выстрелить, чтобы привлечь внимание врага. А Зайцев наблюдал. Так прошёл весь день.

Перед рассветом воины вновь отправились в засаду. Зайцев в одном окопчике, Куликов в другом. Между ними верёвка для сигналов. Томительно тянулось время. В небе гудели самолёты. Где-то близко рвались снаряды и мины. Но Зайцев ни на что не обращал внимания. Он не спускал глаз с железного листа.

Когда рассвело и отчётливо обозначились позиции противника, Зайцев дернул за верёвку. По этому условному сигналу его товарищ поднял надетую на дощечку варежку. С той стороны ожидаемого выстрела не последовало. Через час Куликов вновь поднял рукавицу. Раздался долгожданный хлопок винтовочного выстрела. Пробоина подтвердила предположение Зайцева: фашист находился под железным листом. Теперь надо было взять его на прицел.

Однако торопиться нельзя: можно спугнуть. Зайцев и Куликов сменили позицию. Они наблюдали всю ночь. Первую половину следующего дня тоже переждали. А после обеда, когда на позицию противника упали прямые лучи солнца, а винтовки наших снайперов были в тени, боевые друзья начали действовать. Вот у края железного листа что-то заблестело. Случайный осколок стекла? Нет. Это был оптический прицел винтовки фашистского снайпера.

Куликов осторожно, как это может делать опытный снайпер, стал приподнимать каску. Фашист выстрелил. Каска упала. Немец, по-видимому, сделал заключение, что он выиграл поединок - убил советского снайпера, за которым охотился 4 дня. Решив проверить результат своего выстрела, он высунул из укрытия полголовы. И тут Зайцев нажал на спуск. Ударил метко. Голова фашиста осела, а оптический прицел его винтовки, не двигаясь, блестел на солнце до самого вечера.

Как только стемнело, наши подразделения пошли в атаку. За листом железа бойцы нашли труп фашистского офицера. Это был начальник Берлинской школы снайперов майор Кёниг.

Василию Зайцеву не довелось вместе с боевыми друзьями отпраздновать день победоносного завершения грандиозной Сталинградской битвы. В январе 1943 года, выполняя приказ командира дивизии о срыве немецкой атаки на правофланговый полк силами снайперской группы Зайцева, в которой на тот момент было лишь 13 человек, взрывом мины был тяжело ранен и ослеп. Лишь 10 февраля 1943 после нескольких операций, сделанных в Москве профессором Филатовым, к нему вернулось зрение.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство младшему лейтенанту Зайцеву Василию Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Всю войну В.Г. Зайцев служил в армии, в рядах которой начал свой боевой путь, возглавлял школу снайперов, командовал миномётным взводом, затем был командиром роты. Он громил врага в Донбассе, участвовал в битве за Днепр, сражался под Одессой и на Днестре. Май 1945 года капитан В.Г. Зайцев встретил в Киеве - снова в госпитале.

В военные годы В.Г. Зайцев написал два учебника для снайперов, а также изобрёл применяемый до сих пор приём снайперской охоты "шестерками" - когда одну и ту же зону боя перекрывают огнём три пары снайперов (стрелок и наблюдатель).

В Берлине он побывал после окончания войны. Там встретился с друзьями, прошедшими боевой путь от Волги до Шпрее. В торжественной обстановке Зайцеву была вручена его снайперская винтовка с надписью: «Герою Советского Союза Зайцеву Василию, похоронившему в Сталинграде более 300 фашистов».

Ныне эта винтовка хранится в Волгоградском музее обороны города. Рядом с ней помещена табличка: "В период уличных боёв в городе снайпер 284-й стрелковой дивизии В.Г. Зайцев из этой винтовки уничтожил более 300 гитлеровцев, обучил снайперскому искусству 28 советских бойцов. Во время ранения Зайцева эта винтовка передавалась лучшим снайперам части".

После окончания Великой Отечественной войны демобилизовался и поселился в Киеве. Сначала был комендантом Печерского района. Заочно учился во Всесоюзном институте текстильной и лёгкой промышленности, стал инженером. Работал директором машиностроительного завода, директором швейной фабрики "Украина", возглавлял техникум лёгкой промышленности.

Скончался 15 декабря 1991 года. Был похоронен в Киеве на Лукьяновском военном кладбище, хотя его последним желанием было быть похороненным в сталинградской земле, которую он защищал.

31 января 2006 года прах Василия Григорьевича Зайцева был перевезён в город-герой Волгоград, и торжественно перезахоронен на Мамаевом Кургане.

Награжден орденом Ленина (22.02.1943), 2 орденами Красного Знамени (04.12.1942; 10.10.1944), орденом Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), медалями, в том числе «За отвагу» (25.10.1942).

Решением Волгоградского городского Совета народных депутатов от 7 мая 1980 года за особые заслуги, проявленные в обороне города и разгроме немецко-фашистских войск в Сталинградской битве удостоен звания «Почётный гражданин города-героя Волгограда».

Имя Героя носит теплоход, курсировавший по Днепру. В городе Ярославль на мемориале военным финансистам установлен бюст Героя.

О снайпере В.Г. Зайцеве сняты два фильма. «Ангелы смерти», 1992 г., режисер Ю.Н. Озеров, в главной роли Фёдор Бондарчук, и «Враг у ворот», 2001 г., режиссер Жан-Жак Анно, в роли Зайцева - Джуд Ло.

Сочинение:
За Волгой земли для нас не было. М., 1981.

ТОП-10 фильмов про снайперов: список лучших

Киноиндустрия склонна романтизировать профессию снайпера. Не удивительно, ведь для того, чтобы стать хорошим снайпером, необходимо обладать прекрасной выдержкой, зорким глазом, крепкой нервной системой и особой системой ценностей. Также немаловажным фактором становится моральная сторона вопроса. В ТОП кинолент по большей части вошли те фильмы, которые задевают глубокие эмоции и заставляют понять мотивы представителей этой специфической профессии.

«Снайпер»

  • Год: 1992
  • Страна: США, Перу
  • Жанр: боевик, триллер, военный
  • Актеры: Том Беренджер, Билли Зейн, Дж.Т. Уолш, Аден Янг, Кен Рэдли, Рейнальдо Аренас, Гэри Суонсон, Хэнк Гаррет, Фредерик Миральотта, Ванесса Стил

На американское правительство работает наемный убийца по имени Томас Бэккет. Он все время работает один и сделал эту особенность своим принципом. Именно поэтому появление молодого напарника вызывает в нем приступ агрессии. Одновременно с этим было получено задание ликвидировать генерала Альвареса. Он был руководителем повстанцев и руководил трафиком оружия и наркотиков. Поскольку объект находится в джунглях, это усложняет задачу наемников. Опасность заключается в том, что в случае невыполнения задания под прицел попадут сами снайперы.

«Ворошиловский стрелок»

  • Год: 1999
  • Страна: Россия
  • Жанр: драма, криминал
  • Акеры: Михаил Ульянов, Анна Синякина, Алексей Макаров, Марат Башаров, Илья Древнов, Александр Пороховщиков, Владислав Галкин, Сергей Гармаш, Ирина Розанова, Георгий Мартиросян

В одном дворе живут трое друзей, ведущих беззаботный образ жизни. Им скучно и на одну из своих вечеринок они заманивают свою соседку. Девушка очень наивна и доверяет знакомому ей с детства одному из парней. В результате девушку насилуют и отпускают домой. Молодые преступники уверены в своей безнаказанности. Тем более, что отец одного из них – влиятельная фигура в МВД. Как и предполагали парни, дело об изнасиловании не довели до логического конца и попросту закрыли. Но дедушка, с которым живет жертва, обладает железным характером. Он решает сам наказать наглых преступников.

 «Леон»

  • Год: 1994
  • Страна: Франция
  • Жанр: боевик, триллер, драма, криминал
  • Актеры: Жан Рено, Гари Олдман, Натали Портман, Дэнни Айелло, Питер Эппел, Уилли Уан Блад, Дон Крич, Кит А. Гласко, Рэндольф Скотт, Майкл Бадалукко

Одно из важнейших качеств наемного убийцы – незаметность. Леон полностью соответствует этому критерию. Герой немногословен и сосредоточен на работе. Он общается лишь с одним человеком, который хранит его сбережения. Сам он владеет баром, но при этом передает Леону новые заказы. Единственным существом, которое вызывает у снайпера теплые чувства, стало комнатное растение. Его отношение к жизни резко меняется, когда на пути героя попадается девочка, живущая по соседству. Матильда попала в ужасное положение и просит у Леона помощи. Сердце немногословного убийцы тает.

 «Стрелок»

  • Год: 2007
  • Страна: США
  • Жанр: боевик, триллер, драма, криминал, детектив
  • Актеры: Марк Уолберг. Майкл Пенья, Дэнни Гловер, Кейт Мара, Элиас Котеас, Нед Битти, Раде Шербеджия, Рона Митра, Джонатан Уолкер, Тейт Донован

Карьера опытного снайпера Боба Ли Сваггера стремится вверх уже не первый год. Новое задание ему придется разделить со своим другом. В результате вылазка превращается в катастрофу: вокруг свистят пули, а связи просто нет. В итоге товарищ Боба погибает, а сам герой отрекается от профессии и горюет. Он перебирается в горы и живет в уединении. Все это прерывается визитом агента ФСБ, который должен убедить героя ликвидировать американского президента. Боб начинает подозревать, что его просто пытаются подставить.

«Снайпер»

  • Год: 2014
  • Страна: США
  • Жанр: боевик, триллер, драма, военный, биография, история
  • Актеры: Брэдли Купер, Сиенна Миллер, Кайл Галлнер, Коул Конис, Бен Рид, Элиз Робертсон, Люк Саншайн, Трой Винсент, Брэндон Сальгадо, Кейр О’Доннелл

Обычный парень из Техаса уезжает по контракту в горячую точку. В Иране неопытному Крису нужно понять, как жить в условиях жесткой военной дисциплины, а также просто выжить. Прошло время и герой становится одним из лучших снайперов, что впечатляет даже врагов. За свои достижения парень получает прозвище Дьявол. Жена Криса ждет его дома. Она очень боится за мужа и не одобряет выбранную им профессию. Девушка просит мужа бросить работу.

 «Точка обстрела»

  • Год: 2008
  • Страна: США
  • Жанр: боевик, триллер, драма, криминал, детектив
  • Актеры: Деннис Куэйд, Мэттью Фокс, Форест Уитакер, Саид Тагмауи, Айелет Зурер, Эдгар Рамирес, Уильям Хёрт, Эдуардо Норьега, Зои Салдана, Сигурни Уивер

В Испании в Саламанке проходит антитеррористический форум. На нем встретились лидеры самых влиятельных государств. Во время речи президента США происходит ЧП – звучит выстрел, лидер убит. Следом гремит мощный взрыв, который убивает не менее сотни человек на форуме. Разразился огромный скандал, все указывает на роль террористических организаций. Но не все так просто, некоторые факторы указывают на неоднозначность ситуации.

«Телефонная будка»

  • Год: 2002
  • Страна: США
  • Жанр: триллер, криминал
  • Актеры: Колин Фаррелл, Кифер Сазерленд, Форест Уитакер, Рада Митчелл, Кэти Холмс, Пола Джей Паркер, Ариан Эш, Тиа Техада, Джон Инос III, Ричард Т. Джонс

История развивается вокруг наглого рекламного агента Стю Шепарда. Он без зазрения совести вводит людей в заблуждение в угоду своим корыстным целям. В его сети попадается и молодая актриса Памела. Здесь мошенника интересует лишь постель, поэтому он обещает девушке участие в кинопробах, которые были пределом ее мечтаний. Переговоры с предметом своей страсти Стю ведет по телефону. Однажды он заходит в телефонную будку в которой начинает звонить телефон. Не задумываясь, он отвечает на загадочный звонок. Голос на том конце провода говорит, что желает наказать Стю за его нечестность. Чтобы оставить себе шанс на жизнь, герой исполняет указания голоса из аппарата.

«Враг у ворот»

  • Год: 2001
  • Страна: Великобритания, Франция, Германия, Ирландия, США
  • Жанр: драма, военный, история
  • Актеры: Джуд Лоу, Рэйчел Вайс, Джозеф Файнс, Эд Харрис, Боб Хоскинс, Рон Перлман, Ева Маттес, Гэбриел Томсон, Маттиас Хабих, София Ройз

В истории Второй мировой войны Сталинградская битва стала одним из самых ярких и одновременно ужасным событием. Василий Зайцев – русский солдат – великолепно стреляет из винтовки. Парень стал знаменитостью, так как положил бесчисленное количество врагов. Чтобы справится с юным снайпером фашисты отправляют на его поиски своего лучшего бойца. Это будет кровопролитная дуэль с непредсказуемым исходом.

«Снайпер: Последний выстрел»

  • Год: 2015
  • Страна: Беларусь
  • Жанр: военный, боевик
  • Актеры: Гоша Куценко, Анна Снаткина, Владимир Гостюхин, Денис Бургазлиев, Дирк Мартенс, Борис Романов, Юлия Кадушкевич, Георгий Сивохин, Руслан Чернецкий, Олег Вебер

В один из периодов Второй мировой войны советские войска отступают под натиском врага. В кровопролитном сражении русским солдатам удается отбить группу польских военнопленных. Среди пленных находится бывший советник польской армии. Это француз Андре Ренье. Один из советских солдат настороженно относится к нему. Николай видит в Андре предателя. Но в одном из боев им приходится сражаться рядом и мнение русского солдата в корне меняется. К сожалению эта битва была проиграна и молодые люди оказываются в плену. Чтобы спастись им придется сплотиться.

 «Мина»

  • Год: 2016
  • Страна: США, Испания, Италия
  • Жанр: боевик, триллер, военный
  • Актеры: Арми Хаммер, Аннабелль Уоллис, Том Каллен, Клинт Дайер, Джофф Белл, Джульетт Обри, Инес Пиньяр Милле, Люка Перос, Даниэль Сандовал, Агустин Родригес

История повествует, как два снайпера попадают в Афганистан. Здесь им предстоит ликвидировать опаснейшего террориста. Неожиданно один из снайперов совершает ошибку, подставляя под огонь себя и напарника. Обоим приходится бежать. Но на пути к спасению стрелки попадают на заминированную территорию. Томми наступает на мину. Майк пытается спасти смертельно раненного, но пока еще живого друга. Вдруг он слышит звук, который свидетельствует о скорой неизбежной смерти. Если он пошевелится, то произойдет взрыв. Связавшись с руководством, он получает установку ждать подмоги 52 часа. В условиях жары, жажды, голодных хищников и вражеской территории такое ожидание равно смерти.

 

"Би-2" представили первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна"

https://ria.ru/20190809/1557360061.html

"Би-2" представили первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна"

"Би-2" представили первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна" - РИА Новости, 09.08.2019

"Би-2" представили первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна"

Группа "Би-2" выпустила первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна", в котором приняли участие Диана Арбенина, Монеточка, Brainstorm и другие музыканты, сообщили РИА Новости, 09.08.2019

2019-08-09T23:04

2019-08-09T23:04

2019-08-09T23:04

культура

би-2

диана арбенина

ария

ночные снайперы

монеточка

новости культуры

музыка

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/83147/78/831477823_0:221:2000:1346_1920x0_80_0_0_9bf72f0fc95767d7552e69c4457c3c31.jpg

МОСКВА, 9 авг - РИА Новости. Группа "Би-2" выпустила первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна", в котором приняли участие Диана Арбенина, Монеточка, Brainstorm и другие музыканты, сообщили РИА Новости в пресс-службе группы."Би-2" объявили о создании проекта "Куртки Кобейна" в конце 2018 года, чтобы объединить музыкантов разных стилей.Премьерной композицией стала песня "Охота на кузнечиков", созданная вместе с лидером группы "Ночные снайперы" Дианой Арбениной, басистом "Арии" Виталием Дубининым и композитором Юрием Усачевым. Далее артисты записали дуэты с Монеточкой и Борисом Гребенщиковым.В альбом вошли 11 треков с участием музыкантов разных направлений – это и рок, и электроника, и хип-хоп. Основными авторами песен выстиупили "Би-2", Михаил Карасёв ("Нечётный воин"), Олег Чехов и Диана Арбенина.

https://ria.ru/20190619/1555692728.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/83147/78/831477823_205:0:2000:1346_1920x0_80_0_0_2e89d5692d5bf8faa87f8072d1e3206f.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

би-2, диана арбенина, ария, ночные снайперы, монеточка, новости культуры, музыка

МОСКВА, 9 авг - РИА Новости. Группа "Би-2" выпустила первый альбом супергруппы "Куртки Кобейна", в котором приняли участие Диана Арбенина, Монеточка, Brainstorm и другие музыканты, сообщили РИА Новости в пресс-службе группы.

"Би-2" объявили о создании проекта "Куртки Кобейна" в конце 2018 года, чтобы объединить музыкантов разных стилей.

Премьерной композицией стала песня "Охота на кузнечиков", созданная вместе с лидером группы "Ночные снайперы" Дианой Арбениной, басистом "Арии" Виталием Дубининым и композитором Юрием Усачевым. Далее артисты записали дуэты с Монеточкой и Борисом Гребенщиковым.

"Сайд-проект "Би-2" "Куртки Кобейна" представляет одноименный альбом! Помимо "Би-2" в проекте принимают участие исполнители, имена которых публике отлично знакомы: Диана Арбенина, Ренарс Кауперс (Brainstorm), Леонид Агутин, Brazzaville, Монеточка, Manizha, Midnight Faces и другие", - говорится в сообщении.

В альбом вошли 11 треков с участием музыкантов разных направлений – это и рок, и электроника, и хип-хоп. Основными авторами песен выстиупили "Би-2", Михаил Карасёв ("Нечётный воин"), Олег Чехов и Диана Арбенина.

19 июня 2019, 12:05КультураЭд Ширан опубликовал трек-лист нового альбома

Война США в Ираке и Афганистане Военные фильмы смотреть онлайн бесплатно на voenhronika.ru/news

6.20Военный триллер про снайпера, который весь фильм держит в страхе двух американских спецов-снайперов и не дает им даже поднять головы.

Примерно 2005 год, сержант Алан Айзек и штаб-сержант Шейн Метьюс получают задание проверить участок строительства трубопровода в иракской пустыне. Уже прошли сутки как пропала связь со строительным отрядом и вот уже несколько часов не отвечает отправленный на проверку обстановки отряд спецназа.
Американские снайперы прибывают на точку и издалека анализируют в прицел обстановку - все на стройке мертвы. Метьюс выжидает несколько часов - он всё надеется, что враг выдаст себя.
Но ничего не происходит, тогда Метьюс ... Смотреть фильм

 7.60Самый популярный сериал про спецназ США за последние годы. 4 сезона уже перевалили за 70 серий и сериал не спешат прекращать.

Спецподразделение "Морских котиков", корпуса морской пехоты США - они лучшие в армии и способны выполнить любое задание ЦРУ или военных. Под командованием офицера Джейсона Хэйеса его надежные ребята: Раймонд Перри "Рэй", Персиваль Куин "Сонни", Клэй Спенсер. Задания им чаще всего выдает "Мэнди" из ЦРУ.
Сериал начинается с завуалированного допроса Джейсона штатным армейским психологом. В последнем задании отряд понес потери - погиб Нэйт. Они минировали груз из 14 ракет на корабле зафрахтованном террористами. Когда минирование завершилось, Нэйт предложил сделать вылазку в рубку и взять из сейфа все документы ... Смотреть фильм

Увлекательный сериал про группу военных медиков армии США на базе коалиционных сил НАТО в провинции Лагман, Афганистан.
Восемь девушек и восемь парней спасают и лечат раненых солдат коалиционных сил. Сержант Альварес и сержант Купер Робак эвакуируют с вертолетчиками двух раненых в перестрелке солдат, один из них - капрал Джон Бакли, умирает от потери крови, потому что Альварес не заметила еще одну тяжелую рану. Альварес сильно переживает свою оплошность, напивается, страдает психически.
Во время эвакуации мирные афганцы жаловались американцам на отсутствие медикаментов и предприимчивый Купер Робак решает продать им просроченные и подлежащие скорому уничтожению вакцины от гепатита, кори и оспы. На это дело он подговаривает сержанта Девиса и Грейс Дуркин ... Смотреть фильм

6.80
Фильм рассказывает реальную историю блокпоста Гиндукуш (Камдеш). В 2006 году в северном Афганистане армия США установила несколько блокпостов для контроля за горными перевалами с целью остановки контрабанды оружия между Пакистаном и Афганистаном. 3 октября 2009 года американские военные вступили в неравный бой с превосходящими силами талибов. Американская версия российской "9 роты".

Солдаты армии США Ромешей, Гальегос, Скуза, Юнгер и Кирк прибывают на блокпост для усиления. Их командиром становится капитан Бен Киттинг. Блокпост находится в невыгодной позиции, из оливковой рощи американцев регулярно обстреливают мелкие отряды талибов и местных жителей.
Киттинг призывает из ближайших кишлаков старейшин, через переводчика предлагает им жить дружно в мире - в обмен на дружбу с США. Афганцы соглашаются, в знак ... Смотреть фильм

7.10
Редкий военный фильм ужасов, с большим бюджетом, более-менее крепким сюжетом и героями. Тема суперсолдат нацистов обыгрывалась уже не раз, но в основном это были малобюджетные подделки.

1944, накануне высадки в Нормандии в тыл немцам забрасываются американские десантники. Они должны любой ценой подорвать мешающую высадке радиовышку. Несколько солдат укрывает у себя француженка Хлоя Лаурент, остальные гибнут от пуль немецких патрулей.
Рядовой Эд замечает больную тётю Хлои - она не разговаривает с тех пор как побывала в церкви и имеет очень жуткий вид. Отца и мать девушки нацисты забрали на "лечение" в ... Смотреть фильм

6.60

Фильм о боевых приключениях отряда американского спецназа на севере Афганистана, осенью 2001 года - сразу после атак 11 сентября.


Капитан Митч Нельсон никогда не был на войне и всю свою карьеру занимался только подготовкой бойцов спецназа армии США. 11 сентября 2001, Митч бросает все дела и приезжает в армейский штаб, требуя чтобы его включили в списки бойцов, которых отправляют на войну против талибов.
Митча назначают командиром оперативного отряда "Альфа 595". Их задача: высадится на севере Афганистана, связаться с агентами ЦРУ, которые сведут отряд с силами Северного альянса ... Смотреть фильм

6.40Фильм основан на реальных событиях случившихся с испанским контингентом ISAF в Афганистане. Одна небольшая случайность оборачивается большими проблемами.

Афганистан, к северу от Баламургаба на территории контролируемой талибами подрывается американский "хамви". Два американских солдата ранены, прикрывать их эвакуацию остается отряд испанских солдат под командованием молодого лейтенант Конте (он сын генерала). Прилетает испанский вертолет медэвакуации, но теряет устойчивость при посадке, заваливается и терпит аварию. Теперь им всем придется не только дожидаться утра, но и уменьшать вес вертолета с 8 до 6 с половиной тонн, чтобы его смог забрать тяжелый "Чинук". Внезапно на горизонте появляется вестник беды ... Смотреть фильм

7.00Уникальный фильм про тяжелый посттравматический военный синдром с элементами альтернативной реальности. Чем то напоминает знаменитый "Остров проклятых" с Леонардо ДиКаприо. В главных ролях: Шайа ЛаБаф и Джай Кортни.
Морской пехотинец по имени Габриэль Баммер имеет жену Натали и сына Джонатана. Над Джонатаном издеваются в школе, потому что Натали сказала «Я люблю тебя» перед его одноклассниками. Габриэль и Джонатан придумывают кодовое слово «Man Down» (человек ранен) как секретный код «Я люблю тебя». Габриэль улетает в командировку на войну в Ирак. Вскоре к нему присоединяется его лучший друг и коллега морской пехотинец Девин Робертс ... Смотреть фильм

7.30Крутой американский сериал, который стоит посмотреть. Отличный, дорогой и качественный проект. Чем то похож на наш "Спецназ" (2002-2003). В фундаменте сюжета спецоперации и личная жизнь бойцов американского спецназа из "Шестой группы" "морских котиков" ВМС США - это одно из самых мифологизированных и скрытных подразделений армии США, деятельность которых в наименьшей степени подвергается проверке.

Афганистан, 2014 год. "Рип", "Будда", "Медведь" и Кайл служат в элитном отряде американского спецназа. Им поручают самые тяжелые задания в тылу противника, они понимают ценность своей жизни и жизни товарища рядом, действуя профессионально и не оставляя шансов менее подготовленным противникам. Выполнив несколько опасных спецопераций (в одной из которых пленят гражданина США работающего на талибов) они возвращаются домой. Спустя год командир группы "Рип" ... Смотреть фильм

0.00
6.00Да, американцы быстро уничтожили иракскую армию. Да, они за несколько дней захватили Багдад. Но удержать под контролем территорию и добиться лояльного отношения местных жителей еще сложней и опасней. Подобных фильмов про войну в Ираке еще не было, полный список по ссылке.

2003 год, рядовой американской армии Матт Окре отправился на войну добровольно, было уже поздно когда он понял во что влез. После неудачного "самострела" Матт попадает под командование Капитана Сиверсона во взвод отвечающий за подвоз воды для мирных иракцев. К несчастью последних, американцев регулярно обстреливают иракские повстанцы тем самым запугивая население посмевшее брать воду у оккупантов. Взвод направляют ... Смотреть фильм

90 000 новых заместителей маршалов Сената. Кто?
  • За кандидатуру Борусевича проголосовали 90 сенаторов, против - 4, воздержались 5.
  • За кандидатуру Каминьского проголосовали 53 сенатора, против - 37, воздержались 10.
  • За кандидатуру Карчевского проголосовали 82 сенатора, против - 3, воздержались 15.
  • За кандидатуру Моравской-Станецкой проголосовали 56 сенаторов, против - 28, воздержались 15 сенаторов.

Сенаторы также избирают секретарей Сената. Это сенаторы Рафал Амброзик, Виктор Дурлак, Мариуш Громко, Агнешка Горгонь-Комор, Агнешка Колач-Лещинская, Александр Швед, Рышард Свильский и Ежи Вцисла.

После возобновления заседания сенатор Богдан Клих (КО) внес предложение изменить повестку дня, чтобы сенаторы также избирали членов сенатских комитетов. Это подверглось критике со стороны бывшего маршала Сената Станислава Карчевского (PiS). - Господин Маршал, были такие клубные договоренности, и я не знаю, почему мы должны менять повестку дня без предварительной договоренности, - сказал он.- В последний момент удивлять нас такими изменениями действительно некрасиво, - добавил Карчевски.

В ответ спикер Сената подчеркнул, что предложение Клиха - в случае его одобрения - будет голосоваться не во вторник, а в среду.

В соответствии с регламентом Сенат избирает не более четырех заместителей маршала из числа кандидатов, предложенных не менее чем 10 сенаторами, принимая резолюцию абсолютным большинством голосов.

Томаш Гродзки (КО) был избран спикером Сената на 10-й срок Палаты представителей во вторник.Его поддержал 51 сенатор. За Станислава Карчевского (ПиС) проголосовали 48 сенаторов, один сенатор воздержался.

(мт, джб)

.

Изменения в СМИ Polska Press. Кто новые главные редакторы?

- Плановых увольнений среди сотрудников Polska Press нет.Как владелец компании PKN Orlen будет соблюдать правила, вытекающие из закона о печати, и не намерен вмешиваться в журналистский контент, публикуемый в изданиях, издаваемых Polska Press, - заверил он 15 апреля этого года. Даниэль Обайтек во время встречи с представителями Межпрофсоюзной комиссии в Polska Press.

Гжегож Гайда в "Dziennik Zachodni"

Однако через две недели после этого заявления в редакциях нескольких газет, принадлежащих издательству, произошли внезапные смены редакторов.Первым попрощался Марек Тварог, главный редактор "Dziennik Zachodni".

Его заменит Гжегож Гайда .Он давний журналист радио, телевидения и прессы.

Ранее, с перерывами с 2002 г., работал в TVP3 Katowice, где руководил, в частности, информационная программа «Новости», а также циклы «Оптическая политика», «Неделя в Бытковье» и «Экономика с человеческим лицом».Более того, на ТВП1 он был ведущим «Особой миссии».

С 2003 года Гайда связан с Radio EM Katowice. В 2004-2012 годах он был менеджером по связям с общественностью и маркетингу в WYG International / IMC Polska. Ранее руководил маркетинговыми компаниями Aquarius Promotion и Pol-Studio.

Он преподает в Экономическом университете в Катовицах, где проводит занятия по новым медиа. С 2007 года возглавляет программный совет Ассоциации «СМИ за европейскую интеграцию». Он является соорганизатором ежегодного конкурса для журналистов «Силезия Пресс».

Войцех Муха в «Газете Краковской»

Потом была замена в «Газете Краковской», где прощался Ежи Суловский, которого сменил Войцех Муха .

Журналист больше всего связан с "Gazeta Polska", возглавляемой Томашем Сакевичем. Там Муха занимался в основном темой польской политики. В течение нескольких лет он также был главой отдела мнений.

Кроме того, тексты Мухи можно было прочитать в родственной "Gazeta Polska Codziennie".Журналист также был членом редколлегии ежеквартального журнала «Фронда». Он появлялся в качестве гостя в венгерской консервативной ежедневной газете Magyar Hírlap.

В прошлом году Муха объявил об уходе из коллектива «Газеты Польши».- Я расстался с редакцией по личным причинам, это мое решение. Я хочу посвятить себя собственным проектам, журналистику, конечно, не бросаю, но, наверное, в форме, отличной от ad hoc, газеты, - объяснил он свое решение. Сегодня он вернулся в журналистику в бумажном виде.

Аркадиуш Роговский в "Gazeta Codzienna Nowiny"

С 1 мая главным редактором Nowin в Жешуве будет Аркадиуш Роговский , с 2016связан с TVP Жешув. Как стало известно Оне, нынешний главный редактор Станислав Сова уходит по обоюдному согласию.

Аркадиуш Роговский связан с TVP Rzeszów с 2016 года. С 2010 года он также является корреспондентом выходящей раз в две недели польской диаспоры в США «Белый Орзел».Член Американо-польского консультативного совета в Вашингтоне. В 2011-2016 годах был журналистом ежедневной газеты «Супер новости».

Остальная часть статьи доступна под видео.

Orlen приобретает Polska Press

В декабре Orlen объявила о приобретении издательского дома Polska Press у немецкой Verlagsgruppe Passau Capital Group.Компания имеет 20 из 24 региональных ежедневных газет, издаваемых в Польше, и около 120 местных еженедельников.

По данным Mediapanel, в октябре сайты Polska Press Group посетило 17,4 млн пользователей.

1 апреля Дорота Каня была назначена в правление Polska Press , с 2016 г.главный редактор Telewizja Republika и глава национального отдела «Gazeta Polska Codziennie».

- Я много лет работаю в СМИ и знаю, насколько они щепетильны. Я не хочу резких изменений. Я хочу, чтобы Polska Press была очень важным медиа-концерном, формирующим общественное мнение, - заверила Каня после выдвижения кандидатуры.

В то же время Павел Фафара был уволен из правления Polska Press. Месяцем ранее - 2 марта - Дорота Станек , занимавшая должность с 2004 года, ушла в отставку с должности председателя правления. В благодарность сотрудникам она написала, что будет поддерживать Polska Press, «оставшись за пределами медиаиндустрии».

Председатель Управления по конкуренции и защите прав потребителей одобрил поглощение Polski Press компанией Orlen в феврале.Уполномоченный по правам человека обжаловал это решение и просил приостановить сделку до разрешения дела. В апреле Суд по конкуренции и защите прав потребителей удовлетворил его просьбу и приостановил поглощение группы нефтяным гигантом. Окончательное решение суда об отмене решения президента УОКиК еще не принято.

.

BORDERLANDS 2 DELUXE VEULT HUNTER'S COLLECTORS ED - 6145393243

Коллекционное издание, показанное на рисунках выше. Совершенно новые персонажи и классы персонажей: помимо Бомбардировщика, Сирены и Солдата, известных из предыдущей части, есть еще Стрелок, чьи навыки позволяют вам владеть двумя видами оружия одновременно. Более того, вы можете сконцентрироваться на этом навыке, чтобы добиться большего, чем мы когда-либо мечтали. Два пулемета? прибл. Две ракетницы? Конечно! Две снайперские винтовки? Конечно! Хотите попробовать другие стили? Может быть, вы будете уделять больше внимания тактике.Вы можете выбирать из множества различных классов персонажей! Динамичная совместная работа в сети, разделенный экран и локальная сеть: наслаждайтесь приключениями вместе с друзьями как по сети, так и по локальной сети. В Borderlands 2 реализована система плавного перехода между режимами, поэтому вы сможете войти и выйти из кампании, не перезапуская игру. Самое главное, вы сможете передавать предметы, которые вы заработали, между несколькими играми, которые вы начинаете. Сюжет: Когда вы отправитесь на поиски мести и искупления, вас оставят умирать в морозной тундре Пандоры.Разоблачите зло, окружающее корпорацию «Гиперион», и позаботьтесь о мозгах вселенского заговора — злодейского президента «Гипериона», Красавчика Джека (о, он присвоил себе честь после открытия Убежища). Удивительная новая система оружия: совершенно новая система, которая позволяет создавать миллионы различных видов оружия. Разнообразие типов и дизайнов оружия в Borderlands 2 ошеломляет. Это позволяет вам сражаться с врагами тысячами уникальных и оригинальных способов.Атака огнём, электричеством, кислотой и прочим станет основным инструментом переговоров с представителями корпорации Hyperion! 87 Basilions… всего: система крафта щитов, гранат, инопланетных артефактов, кастомизации персонажа и многого другого основана на тех же принципах, что и система крафта оружия. Количество предметов, которые вы могли собрать в предыдущей части игры, действительно скудно! Новые сцены Пандоры: работайте в совершенно новых областях Пандоры, которые выглядят еще более реалистично, чем когда-либо! На каждом шагу вас будут удивлять сюрпризы, которые преподнесет вам Пандора, от арктической тундры, через зеленые равнины, до таинственных пещер.Новые враги: целый ряд уникальных врагов, охотящихся за вашей жизнью. Скалистые гориллоподобные хулиганы, ядовитые и хищные сталкеры и механическая армия Красавчика Джека — вот лишь некоторые из врагов, с которыми вы столкнетесь на Пандоре. Каждый бой потребует новой стратегии, так как теперь противники контактируют и помогают друг другу, чтобы не отпустить вас далеко в мире Пандоры. описание: gryonline.pl скриншоты: Miastogier.pl 9000 4
.

Армагеддон V Признание через бой | Владимир Вольф (книга)

ZNAK.com.pl книжный магазин > Художественная литература >польская проза

Военная книга 6,8

(57 отзывов) вместе с

Военная книга 10 6.8

(57 отзывов) вместе с

Brochure with flaps
Issue: First

First Issue: 2019-01-30

ISBN: 978-83-659-0430-0
EAN: 9788365

0
Number of pages: 368
Format: 144x207mm
List price: PLN 39.90

39,90 зл. 25,17 зл.

Вы экономите 14,73 злотых

-37%

Добавить в корзину

Добавить в корзину

Отправим заказ 10 июня 2022 г.

Купить в комплекте

Покупайте больше и экономьте

+

=

49,80 зл. 34,17 зл. 9000 6

вы экономите: 15,63 злотых

-31%

В корзину

+

=

49,80 зл. 34,17 зл. 9000 6

вы экономите: 15,63 злотых

-31%

В корзину

+

=

84,80 зл. 61,17 зл. 9000 6

вы экономите: 23,63 злотых

-27%

В корзину

+

=

43,80 зл. 27,07 зл. 9000 6

вы экономите: 16,73 злотых

-38%

В корзину

Описание

После великой эпидемии в США, после попытки переворота в Польше и войны на Балканах в ежедневной борьбе с исламистским мятежом в Западной Европе выковывается новый мировой порядок.
Польша становится сверхдержавой и когда вроде бы дела потихоньку идут к лучшему, оказывается, что это кому-то точно не нравится. Неизвестно кому, неизвестно чего он хочет. Известно, что зловещая сила может многое и не остановится ни перед чем.
Мир снова стоит на пороге большой войны, если не хуже.
Тем временем старые и новые враги не облегчают выполнение миссии, которая заключается в спасении жизней и решении смертельной головоломки.

Аналог предложен

-24%

IX смена

Марцин Гавенда

7.5/10 (125 отзывов)

34,90 зл.

26,44 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-24%

Восстание 9000 6

Марцин Гавенда

7.0/10 (134 отзыва)

34,90 зл.

26,44 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,92 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-24%

Очки

Петр Лангенфельд

6.0/10 (30 отзывов)

36,90 зл.

27,94 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

23,94 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 злотых

29,16 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

28,23 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

22,39 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

79,90 зл.

67,73 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

26,37 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

26,16 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-32%

Импульс

Томаш Душинский

6.7/10 (123 отзыва)

36,90 злотых

25,00 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,79 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

29,58 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

23,29 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,90 зл.

28,04 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

27,94 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,90 зл.

27,55 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

31,27 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

21,81 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

25,01 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,90 зл.

39,31 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

29,22 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

27,94 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,90 зл.

30,53 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

29,58 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

29,63 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

30,21 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-38%

Коммандос

Роберт О'Нил

7.3/10 (174 отзыва)

39,90 зл.

24,92 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

Тень

Адам Пшехрста

7.6/10 (949 отзывов)

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

30,21 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-24%

Игра Йоте

Тадеуш Михровски

7.1/10 (23 отзыва)

39,90 зл.

30,21 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

22,69 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

24,55 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,63 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,92 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,82 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,99 зл.

21,10 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

69,00 зл.

43,55 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

54,00 зл.

33,44 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

37,99 зл.

21,98 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,00 злотых

22,10 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 злотых

20,80 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

21,81 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

22,34 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

27,94 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

37,91 зл.

23,68 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

54,90 зл.

33,24 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

30,48 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

25,51 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

49,90 зл.

31,03 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

22,02 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,00 злотых

30,89 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,99 зл.

28,14 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 злотых

29,12 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,90 зл.

28,33 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

27,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 злотых

29,12 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

29,45 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

34,93 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

26,07 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 злотых

28,19 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,90 зл.

32,77 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

116,60 зл.

68,85 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 злотых

28,19 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-29%

Редакция

Кафир, Мазевски Лукаш

7.3/10 (115 отзывов)

39,90 злотых

28,19 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

-22%

Проксима

Стивен Бакстер

6.6/10 (455 отзывов)

45,00 зл.

35,24 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

41,90 зл.

30,58 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

Другие клиенты также проверили

47,00 зл.

37,83 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

22,05 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

54,90 зл.

30,74 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

25,83 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

23,88 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

46,99 зл.

31,08 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

21,99 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,99 зл.

24,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,99 зл.

31,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,99 зл.

31,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

Другие книги этого автора

34,00 злотых

21,49 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

34,90 зл.

26,44 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

23,29 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

27,94 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

23,29 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

25,17 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

32,00 злотых

24,24 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

Другие книги в этой категории

-20%

Запутанный

Анджей Сарва

6.2/10 (18 отзывов)

29,90 злотых

23,90 злотых

Добавить в корзину

Добавить в корзину

27,90 зл.

17,76 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

37,90 зл.

22,86 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,99 зл.

24,55 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

36,90 зл.

23,49 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

24,63 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

44,99 зл.

20,25 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

39,90 зл.

23,88 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

47,90 зл.

47,24 зл.

Добавить в корзину

Добавить в корзину

отзывов

Не стесняйтесь написать свой отзыв, вы можете отправить нам текст через форму.

Подписаться на рассылку новостей

получить бесплатную доставку на

для всех заказов от 69 злотых

и получите пакет закладок серии

.
Art Edition за 1 грош
Регламент акции >> .90 000 Архив устной истории - Ежи Пельц

Ежи Пельц "Шершень"


Меня зовут Ежи Пельтц, псевдоним "Szerszeń". Во время Восстания я сражался в батальоне «Хробры I» в Старом городе в августе, а затем, пройдя канализацию в Средместье, также в Средместье, до капитуляции.
  • Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, откуда вы родом?

Я из интеллигентной семьи, мама из Варшавы, отец из Кракова.Папа был музыкантом, композитором, но на жизнь особо не зарабатывал, относился к этому скорее как к хобби. Работал клерком в различных учреждениях, наверное, дольше всего в страховых компаниях. Он также много времени уделял музыке. Он даже сочинил несколько известных шлягеров, получивших некоторую популярность еще до войны. Кроме того, он был отличным игроком в бильярд, он был чемпионом Польши по бильярду, кажется, в 1930-х годах были так называемые карамболы. Моя мать, с другой стороны, была «неоконченным архитектором».Она училась в колледже два или три года, но потом не очень хотела учиться, и в результате ее не стало.
  • Вам было десять лет, когда началась война. Каким вы помните начало войны?

Я прекрасно помню, потому что мне было почти одиннадцать. Я прекрасно помню тот день, то настроение, которое было тогда, первые налеты немецкой авиации, радиопередачи. Я это очень хорошо помню.
  • Где вы тогда жили?

Жили мы тогда на улице Хожа, 62, [это был] третий дом от угла улицы Познаньской.Этот дом стоит и сегодня. В 1939 году он, к счастью, уцелел и потом, наверное, немного пострадал во время Восстания, но тогда я там больше не жил. Мы жили там до 1940 года. Потом мы переехали на улицу Серпня, 6, нынешнюю улицу Нововейскую. Это было 6 августа 23 года, возле Политехнической площади. Мы жили там почти до Восстания.
Я пошла сразу во второй класс, над первым классом работала дома в частном порядке. Это была школа под названием «Просветительское общество «Будущее».Школа располагалась по адресу Снядецких 17. Это была частная школа. Там была довольно дорогая плата за обучение, наверное, сорок пять злотых. Для довоенных условий это была довольно крупная сумма. Это была начальная школа [и] средняя школа и старшая школа. Он носил патриотический и национальный характер, немного националистический характер. Все всегда начиналось с утренней молитвы. У нас была часовня, у нас был священник, который был нашим любимым учителем. К сожалению, немцы убили его в первый же год оккупации. Отец [Юзеф] Бураковский отправился в Освенцим и там умер.
  • Какой была наука во время оккупации?

Вначале, потому что я закончил четыре отделения начальной школы до начала войны, потом были пятое и шестое отделения, и, видимо, мало что изменилось. У нас были одни и те же учителя и профессора, мы учились по одним и тем же учебникам и нас обслуживало одно и то же здание школы. Следует добавить, что в 1939 году, когда шла осада Варшавы, там был военный госпиталь, но потом, спустя некоторое время, госпиталь выехал, а школа продолжала существовать.Средних и старших классов больше не было, потому что немцы уже запретили это. Учиться можно было только в начальной школе, наверное, до седьмого класса, а профтехучилища, ремесленные училища терпели. Обучение было довольно обычным, но атмосфера была совершенно другой. Немцы брали учителей. Не все вернулись после войны. Студенты тоже немного изменились, пришли новые, другие ушли. Так было до седьмого класса, а потом были наборы.
  • Где ты ходил на секретные занятия?

У нас были разные места.Это было не одно место, потому что это были подпольные школы. Дольше всего я учился на Зельне, недалеко от ПРОШЛОГО. Эта улица теперь немного забыта, маленькая улица, параллельная Маршалковской. Седьмой класс официально был похож на первую неполную среднюю школу, поэтому я закончил второй и третий классы средней школы. У меня тоже были перерывы в учебе, потому что материальное положение у нас тогда было очень плохим.
  • Чем занимались родители во время оккупации?

Мама, конечно, была дома.Еще у меня был брат, который родился незадолго до войны, в 1938 году, поэтому, когда началась война, ему был годик. Он был еще очень маленьким мальчиком. Мама была дома, а у отца были случайные заработки. Он немного играл на пианино и на пианино в пабах. Иногда он все же сочинял. Он занимался торговлей. Таким образом, все пытались как-то ужиться.
  • Где ты наткнулся на метро?

Я столкнулась с заговором в общежитии, потому что была такая ситуация, что нам становилось все хуже и хуже и мои родители были абсолютно не в состоянии зарабатывать на жизнь.Распродавались вещи, оставшиеся от былой славы, а затем постепенно и мебель. Отцу наконец пришла в голову идея продать всю квартиру. Это была довольно большая квартира, с тремя комнатами, около семидесяти-восьмидесяти квадратных метров, потому что тогда в старых домах были большие квартиры. Потом мы переехали к друзьям. Семья была немного разделена, я был с мамой и братом в одном месте, а отец в другом. У моего отца был друг, довоенный гроссмейстер [Казимир] Макарчик, так что он жил с ним.Наконец, сложилась ситуация, когда я был уже довольно стар, мне было четырнадцать или пятнадцать, родители хотели меня куда-нибудь пристроить, чтобы разгрузить себя материально, потому что был еще маленький братик. Был Главный совет благосостояния, или РГО, официальная организация, немцы его терпели. Она помогала польским мирным жителям, а также имела общежития для мальчиков. Таких общежитий в Варшаве было три: одно на улице Сенной, одно на улице Сенаторской и одно в Лешно. Я был во [втором общежитии на Сиенна-стрит], где жили мальчики четырнадцати, пятнадцати, шестнадцати лет.Первые подземные камеры уже были там. Я был в общежитии относительно недолго, потому что я был там с декабря 1943 года до восстания, это было семь или восемь месяцев. Была Армия Крайова, маленькая ячейка Армии Крайовой. Воспитатель, г-н [Мариан] Корзеква, был главой этой маленькой ячейки. Некоторые из старших мальчиков принадлежали [ей].
Возник еще один заговор, и мы тогда толком не знали, что это [организация], потому что в то время вообще говорили: заговор, надо бороться с врагом.Ходили такие понятия, как Армия Крайова или Национальные Вооруженные Силы, некоторые знали об этом, но мы не знали точно, что это такое, чем они отличаются, какова их идеологическая основа. Так получилось, что большинство мальчиков, не все, конечно, потому что в общежитии было сорок или пятьдесят мальчиков, а в подполье человек двадцать. Оказалось, что это все-таки Национальные Вооруженные Силы. Выяснилось только позже. У нас были учения, мы ездили в Варшаву, потому что были уже весенние месяцы 1944 года.Я был в подполье с мая, июня 1944 года. Были учения, мы знакомились с оружием. В основном это были только пистолеты, в основном Виза, когда они были заряжены, стреляли изредка. Мы ездили в окрестности Голкова, Глоскув, относительно недалеко от Варшавы. Кроме того, у нас были теоретические занятия. Это называлось курсом унтер-офицеров. [Мы рассмотрели] все темы, которые нам были нужны, чтобы познакомиться с военным ремеслом на самом базовом уровне. Мы должны были сдавать экзамен 1 августа, но все дело было в том, что Армия Крайова была основной организацией, подготовившей Восстание, а Национальные Вооруженные Силы были немного в стороне.У них не было хороших контактов с Армией Крайовой, в отличие от Крестьянских Батальонов, которые подчинялись Армии Крайовой.
Я приближаюсь к моменту Восстания. Случайно экзамен был назначен на 1 августа, в три часа дня в общежитии на Сиенне 87. Общежитие находилось во втором дворе, не с улицы, немного секретно, хотя явно официально. Пришел старик (позже мы узнали, что это майор Национальных Вооруженных Сил) и начался экзамен.Мы были хорошо подготовлены, мы приложили много усилий, чтобы хорошо пройти и хорошо выступить. В какой-то момент мы слышим, что что-то начинает происходить. Сейчас четыре или пять часов дня. На самом деле, час "W" был пять часов. Шел мелкий дождь. В какой-то момент слышим крики, кто-то кричит на улице: «Да здравствует Польша!». Мы были совсем рядом с улицей Желязной, между улицами Медзяна и Желязна. Все поняли, что что-то началось. Это было в воздухе. Ведь мы знали, что Восстание должно было вспыхнуть.Все знаки на небе и на земле указывали на то, что это произойдет - немцы бегут, большевики приближаются, так что мы особо не удивились. Однако мы были удивлены, что наш майор, командовавший нами в то время, ничего об этом не знал. [Экзамен] закончился немедленно. Майор ушел быстро, смылся. Остались мы тогда одни, на своей, группе, которая относилась к НСЗ. Ситуация прояснилась очень быстро, в том смысле, что к [нашему] дому пришла небольшая часть Армии Крайовой.Это был взвод «Сорвиголовы», который, как потом выяснилось, принадлежал к батальону «Хробры». Он пытался вступить в этот батальон. Во всяком случае, терминологии «Хробры I» в то время не существовало. Тогда он назывался «Хробры». "Хробры I" и "Хробры II" действительно были созданы немного после войны, [но] это совсем другая история. Тогда это был батальон «Хробры», взвод «Смялки» принадлежал этому батальону, и мы пошли добровольцами. Мы почти сдали экзамены, немного умели обращаться с оружием, мальчикам было [шестнадцать, семнадцать] лет.Я был одним из самых молодых. Вначале у нас не было никакого оружия, а немцы были очень близко, поэтому мы вооружились бутылками с бензином. Здесь все началось.
  • Какие задания позже были официально даны группе мальчиков, сдавших экзамен в этот день?

Потом немного перемешалось, кто-то остался, кто-то куда-то переехал. Основное ядро ​​осталось. Это была группа из десяти, двенадцати, может быть, пятнадцати мальчиков. Первой задачей было бороться с немцами, используя самые простые средства, которые были в их распоряжении.Это были просто бутылки с бензином. В Хмельне, недалеко от нас, была улица, параллельная Сиене, за Сребрной, там был завод и был бензин. Бутылки были перепутаны в другом месте. Нашей первой задачей было доставить бутылки с бензином на Почтовую Станцию, которая находилась на углу Иерусалимских Аллеев и Желязной. Он стоял над железнодорожными путями. Сегодня этого здания [уже] не существует. Он был построен за два-три года до войны, тогда очень современный. [Была] почта, [которая перевозилась] по железной дороге, [доставлялась] и далее [распределялась].Немцы же были на Аллеях Иерусалимских. Дивизия Hermann Göring , отличная дивизия ВВС, но с танками, пробивалась через Иерусалимские Аллеи, пытаясь проложить путь через мост Понятовского в Прагу, потому что в первые дни Восстания было практически везде. Только тогда появились районы. В начале было довольно много хаоса и они все время рвались в сторону Праги, а защитники Почтовой Станции пытались этому помешать. У них были пушки, пулеметы, тяжелого вооружения не было, а в остальном были бензиновые баллоны, весьма эффективные против танков.Нашей задачей было доставить бутылки защитникам Почты Дворцовой. Это были более закаленные солдаты Армии Крайовой, старше нас, взрослых мужчин. Затем они бросали бутылки в танки. Он немного сгорел. Это были первые дни августа, 3, 4 августа. Была ситуация, когда один или два танка ворвались в Желязну со стороны Иерусалимских Аллеев. Тогда у меня также была возможность бросить бутылку в танк. Это случилось со мной несколько раз. Бутылки не всегда загорались. Они как бы самовоспламенялись, но это была всего лишь теория.Бутылки, должно быть, разбились. Мои коллеги из других изгородей тоже атаковали танки. Танки пошли дальше. Одну, кажется, потом сожгли. Это было началом Восстания.
  • Это были первые дни, чем вы занимались потом?

Затем взвод «Смялки» («Смялек» был курсантом взвода [Генрик Матущак]) получил приказ присоединиться к головной части, а батальон «Хробры» в то время, в первые дни Восстания, принял командование. помещение пивоварни Haberbusch and Schiele на улице Гжибовской.Они базировались там. Затем, 3 августа, батальон захватил так называемый Нордваче. Это был очень сильно укрепленный немецкий форпост, расположенный на углу улиц Желязной и Хлодной. Почему там? Потому что рядом был вход в гетто. Это было в Лешно, сегодня Аллея "Солидарность". Они охраняли вход. [Это] здание, которое стоит до сих пор, там наша мемориальная доска, в этом здании когда-то были немцы. Там были бункеры. Здание было захвачено батальоном «Хробры» под командованием тогдашнего капитана «Сосны» Густава Биллевича.Потом батальон пошел на Волю, потому что немцы теснили с Воли, и потом он оказался в Старом городе. Мы со взводом «Смялка» тоже последовали за ними и соединились в Старом городе.
  • Где вы тогда жили?

По уважительной причине я нигде не жил. Нормальной квартиры тогда не было. Квартира закончилась с началом Восстания. В то время у нас было общежитие на улице Сиенна, куда меня поместили благодаря знакомым, потому что попасть в это общежитие было непросто.По сути, это было общежитие для перемещенных лиц и беженцев из преимущественно западных территорий – Познани, Померании, а я не был беженцем, я был варшавянином. [Затем] ты заснул там, где упал. Где были кварталы, где у нас была остановка, там мы и ночевали. Я точно не помню, но вы спали в очень разных местах.
Изначально в Старом городе мы были на Длуге 13, в здании, которого сегодня уже нет, рядом с Полевым собором Войска Польского. Тогда еще и Полевой собор не говорили, это была просто гарнизонная церковь.Мы были там какое-то время, то есть взвод «Сорвиголовы». Весь взвод состоял из двадцати-тридцати человек. Батальон «Хробры» обслуживал Дворец Мостовских, где сейчас находится штаб-квартира варшавской полиции, затем Арсенал и Пассаж Симона. Это были три главных бастиона, которые мы защищали от немцев, наступавших со стороны Воли, со стороны Аллеи Солидарности, как мы сказали бы сегодня. В то время эта улица называлась Лешно и была главной улицей Варшавского гетто.В этих трех опорных пунктах находился батальон «Хробры». 12 августа [или] нас направили в Симонов пассаж. У нас там были свои апартаменты, они располагались в подвале. [Это были] койки. Пассаж Саймона не был домом. Это было [огромное здание], построенное в начале века, железобетонное, пятиэтажное, очень крепкое. Там были склады, магазины, конторы. Склады были очень хорошо укомплектованы, [чем мы] и воспользовались. Там были бисквиты и красное вино [и] мешки с сахаром, что тогда было особым лакомством, потому что позже в Средместье его уже не было.Там мы были довольно хорошо снабжены в этом отношении. На самом деле большая часть батальона «Хробры» была расквартирована в Симонсовом проходе.
  • Как там с пистолетом?

С пистолетом было не очень. С самого начала было очень плохо с ружьем. Во взводе Сорвиголовы было очень мало оружия. У офицера-кадета «Сорвиголовы» был пистолет-пулемет «Шмайсер». Это были, после Бергманов, одни из лучших немецких пистолетов-пулеметов. Я думаю, что у его брата, который был в той же части, тоже был пистолет.Было еще несколько солдат, у которых были пистолеты, личное оружие. Винтов было очень мало. У нас, самых младших, оружия не было. Если надо было ехать куда-то в командировку, то мы получали оружие на очень короткое время и потом должны были отдать [это] оружие обратно. Они также были вооружены гранатами.
В проходе Саймона [были] рукопашные бои. Немцы были в Красинском саду, потому что пассаж Симона фактически находился почти в Красинском саду, он закрывал Красинский сад с юго-запада.Немцы довольно часто врывались в Симонов проход, делали это под покровом ночи. Он менялся, потому что мы были там до 31 августа, когда проход был разбомблен и почти полностью разрушен. Дворец Мостовских еще оборонялся, потом Арсенал. Немцы [и] были в Красинском саду, у них там стояли пушки. Нас фактически окружили со всех сторон, потому что другие немецкие танки шли с [улицы Тломацкого]. Кроме того, были бомбардировки с воздуха. Бои происходили как в Красинском саду, так и перед пассажем, а иногда и в самом пассаже.Под покровом ночи мы иногда получали наступательные гранаты, такие яйца, и с помощью этих гранат мы атаковали немцев, которые находились на разных этажах прохода и врывались. Потом удалось их выкурить, в основном ночью.
Однако первое настоящее оружие, винтовку, мне дали только тогда, когда пришло время прорываться в Средместье. Это было запланировано на ночь с 30 на 31 августа, [потому что] было известно, что Старый город больше не будет жизнеспособным. Потери становились все больше и больше, немцы наступали со всех сторон, со стороны Замковой площади и со стороны типографии госбезопасности, т. е. со стороны реки Вислы.Район был уже настолько огорожен, что можно было либо сдаться, либо эвакуироваться. Было выбрано второе решение, а именно эвакуация через канализацию в Средместье. Еще раньше предпринимались попытки добраться до Средместья. Действия шли с обеих сторон ночью, была некоторая координация. Ближайший путь был через Саксонский сад к Халу Мировскому и Любомирскому дворцу по пути. Это было пространство в километр или полтора или около того. Там части Старого города должны были быть объединены с частями внутри города, которые были в лучшем положении, потому что они были лучше вооружены и гораздо больше отдыхали.[У них] в августе таких тяжелых боев вообще не было. В то время [у нас] была полная мобилизация. Всем выдали оружие. Еще я получил винтовку, настоящую винтовку, маузер, немецкую, очень хорошую, с патронами. Я очень гордился этим.
Мы переехали в тренировочный лагерь на улице Длуга. Там был проход, которого сегодня уже нет. Проезд шел в сторону Гипотеки, в сторону Театральной площади. Сегодня все это выглядит совсем иначе. Там мы сгруппировались и ждали приказа атаковать.Заказ, к сожалению, так и не пришел. Шла ночь, был август, очень быстро светало. Мы должны были атаковать под покровом ночи. Ночь была нам удобна, потому что можно было лучше спрятаться. Стало светать и уже было известно, что прорыва не будет. Хотя Средместье нападало со стороны Халь Мировских, были [также] мои друзья из общежития, которые остались в Средместье, я не упомянул об этом, не все они пошли в Старый город со взводом «Смялки».
Когда приходит приказ, вернее сообщение, что прорыва не будет, нужно было вернуться на позиции.Где? В пассаж Саймона, конечно. [Затем] наступил самый страшный момент, трагический для батальона «Хробры», а именно бомбежка. До сих пор немцы лишь изредка бомбили нас с самолетов. В основном это были «Штуки», «Юнкерс-87», водолазы. Немцы были очень близко, поэтому атаковали больше с тыла. Ведь бомбы не бьют точно. Боялись бомбить собственные позиции. Кроме того, нас обстреливали из артиллерии, «фердинандов» (это была гусеничная пушка), из пулеметов, гранатометов и минометов, которые в Старом городе называли «кабинетами».Напротив, авиация не атаковала пролив Саймонса напрямую.
Потом, как мы потом узнали, немцы немного попятились. [До] они также захватили Арсенал. Арсенал рухнул около 20 августа. Фактически, единственным форпостом, который до сих пор защищал эту часть Старого города, был бастион Симонов. Немцы отступили, и водолазы по трое начали бить по проливу Симона. У них всегда летал ключ. Мы пошли спать, не все, некоторые были наверху, там должны были быть какие-то датчики. Атака немцев могла произойти в любой момент.Большинство из них пошли спать, и я тоже, в подвал. Мы давно не спали, слышим чудовищный хлопок. Что-то начинает идти не так. Оказалось, что это была воздушная атака. Я был на койке, к счастью, наверху. Должно быть, это спасло меня. В подвале стояли двухъярусные кровати. Нас там было несколько десятков человек. Во всем проходе было несколько сотен солдат и даже несколько гражданских лиц. Кажется, там был еще священник. Там часто проводились молебны.
Слышу, что что-то падает, спрыгиваю с нары, рядом винтовка, [так] хватаю винтовку, а там совсем темно.У нас долгое время не было электричества, но всегда был дневной свет из окна подвала. К счастью, у меня тоже были спички. Я попытался зажечь спичку, и в этот момент снова слышу чудовищный грохот, опять череда бомб, попавших в проход. Это было настолько прочное здание, что после войны его скелет еще стоял. Проход разбомбили, потом он сгорел, но сам остов, сама железобетонная конструкция устояла. Есть даже фотографии. В этот момент меня уже куда-то отбросило. Я не знаю точно, где.Когда я очнулась, я лежала на животе, мои руки и ноги были слегка прикрыты. Все ушли. Был подвал, были нары, там спали или лежали друзья. [Сейчас] вообще ничего нет. Я лежу, только груда щебня, вижу, что где-то просвечивает маленький огонек. Есть развалины, есть холмы, [там] ямы. Я живу, потому что дышу и ничего, тишина. Прошло какое-то время, не знаю сколько, и из другого подвала, менее заглубленного, потому что это был довольно большой лабиринт подвалов, пришла помощь. Это была медсестра связи Ядвига Мушинская, псевдоним «Муха» [с которой я поддерживал связь, мы очень часто виделись, пока она не умерла в 2006 году].У нее объявился и ефрейтор «Гржибек». Меня начали выкапывать. Потом пришли еще несколько коллег. Одну руку я выкопал себе из-под завалов, а другой мне помогали, а мои ноги [были] под завалами, потому что я лежал на животе и мои ноги были где-то в завалах. В итоге удалось освободить одну ногу, конечно же, обувь осталась под завалами. С другой ногой было уже тяжело. И снова налет, потому что немцы продолжали свои атаки. Тогда было, наверное, около дюжины воздушных налетов. Пассаж Симона решили стереть с лица земли, что так и не успели закончить.Слышу самолеты, говорю: «Слушай, опять налет. Все вот-вот рухнет, потому что все висит над нами, этими обломками! Эти кирпичи свалятся сверху!» Галерея горела чуть выше, кирпичи были горячими. Моя голова была вся в синяках, потом меня перевязали. Наконец мне удалось выбраться, двое людей помогли мне и вытащили меня из-под завалов. У меня была одна нога в шрамах, которую было трудно снять. Потом я вышел из прохода. Пистолета у меня, конечно, не было. Винтовка оказалась под завалами.Я пошел в перевязочный пункт на улице Длуги. Потом немцы немного сбавили обороты, налетов [меньше] стало. Это было 31 августа, потому что несостоявшаяся атака должна была состояться в ночь с 30 на 31 августа. Старый город оборонялся еще день-два. Вся моя голова была в синяках, перевязана, а нога была сильно повреждена. В тот же день вечером меня с легко ранеными эвакуировали по канализации в Средместье. Вот и закончилась моя эпопея в старом городе.
  • Кто-нибудь еще в подвале, где вы тогда находились, выжил?

[...] Взвод «Сорвиголовы» прекратил свое существование. Все погибли, никого не спасли. Мой большой друг Сташек Юстиняк, который был на год моложе меня, ему было четырнадцать, тоже умер. В тот момент его не было во взводе «Сорвиголовы». Он все время был со мной, был и в общежитии. Буквально за день-два до этого ему что-то выстрелило в голову, или ему как-то предложили, он перешел в отряд PIAT (PIAT - английские противотанковые ружья, маленькие бомбы, которыми стреляли по танкам). Ему это как-то понравилось.Он был в другом подвале, но тоже в проходе, где погибли абсолютно все. Это был мой большой четырнадцатилетний друг. Его мать [Людвика Юстиняк, умерла в 2007 году в возрасте почти девяноста девяти лет]. В 1939 году она потеряла мужа, он был профессиональным майором Войска Польского. Так она потеряла мужа в 1939 году и сына во время восстания. К счастью, у нее еще была дочь, с которой мы поддерживаем очень близкие отношения.
На месте Симонова проезда установлен памятник батальону «Хробры».Там есть мемориальные доски. Подсчитано, что потери, по подсчетам майора «Сосны» Биллевича, составили сто тридцать – сто пятьдесят человек, и погибло много бойцов нашего батальона. Статус батальона на тот момент был, пожалуй, от двухсот пятидесяти до трехсот человек. Так что он был почти уничтожен.
  • Что с тобой потом случилось?

Случилось со мной, что будучи немного раненым [вечером 31 августа] я вошел в канализацию на Красинской площади, в этот знаменитый люк, поминальный.Я уже знал этот канал, потому что я еще не говорил вам об этом, я тоже был волонтером в Жолибоже через канализацию около 20 августа, и Сташек Юстиняк тоже был со мной [тогда]. Мы были там за оружием. Со всех филиалов в Старом городе добровольцами вызвались коллеги и женщины. Всего было несколько десятков человек, перед которыми была поставлена ​​задача перебраться в Жолибож. Там было еще много оружия. Жолибож практически не подвергался нападению немцев. У них было оружие из Кампиносского леса, у них была связь с Кампиносским лесом, и у них было больше дропов, чем у нас.Однажды ночью мы шли по канализации. Тогда я впервые оказался в канализации. Утром мы достигли Жолибожа через семь или восемь часов. Потом мы немного поспали. Вечером был митинг на Уилсон-сквер, нам дали пистолет. На следующую ночь мы перенесли [это] оружие обратно в Старый город. Так что каналы я уже немного знал, был уже в канале в третий раз, два раза, до Жолибожа и обратно. Теперь мы прошли через канализацию в Средместье. Эти каналы были очень узкими, особенно под Старым городом. Приходилось сильно пригибаться, но мы добрались без особых препятствий.Я ушел, почти все они уходили на углу улиц Варецкой и Новы Свят. Мы нашли совершенно другой вид, чем Старый город. Целые дома, стекла в окнах, другая атмосфера, потому что Средместье особенно не атаковали в августе, тогда немцы атаковали со стороны Повисле.
Моей задачей было как можно скорее соединиться с частью части, оставшейся в Средместье, так как взвод «Смелки» переместился в Старый город, а рота «Корда», лейтенант Казимеж Бурнос, псевдоним «Корда», , остался в Средместье, и это тоже была рота (я пока не упомянул), которая принадлежала батальону «Хробры».Это была одна из четырех компаний: три в Старом городе, одна осталась в Средместье.
Прежде чем я их нашел, что было не так просто, нас повели в кинотеатр "Палладиум" на улице Злота. Это было 1 сентября, потому что я шел [по канализации] с 31 августа по 1 сентября, утром я был в Средместье. Там нам показали повстанческие хроники. Электричество от электростанции в Повисле еще было, поэтому мы просмотрели хронику повстанцев. Позже мне, к счастью, удалось выскользнуть оттуда и найти свою компанию, которая находилась в районе Северного Средместья, в районе площади Гжибовского.Когда я их нашел, они были на улице Сосновой. Улица, которой сегодня практически не существует, ведь именно на этом месте находится Дворец культуры и науки. В этом месте [были улицы] Соснова, Велька, Зелна. Я нашел их там и присоединился к ним. Мои раны были не особо серьезными, голова зажила довольно быстро, и нога тоже, хотя немного болела. Меня определили в роту «Корда», и я был в этой роте до конца Восстания.
  • Как это было, ты всегда был вовлечен в задания, в драки или было свободное время? Я говорю о периоде, когда ты был с Кордой

Должен сказать, что, как и Старый город, он был крайне драматичен, и мы горели чуть ли не днем ​​и ночью.Вы, конечно, не все время участвовали в этом, но чувствовали, что это город, что этот район находится под постоянным обстрелом. Там не было передышки, даже если ты не участвовал в боях, даже без оружия, ты нес раненых в повстанческие госпитали на Длуге или в церковь Святого Яцека на улице Фрета. Кстати, сегодня это своего рода наша гарнизонная церковь. Там стоят наши памятные доски, потому что там погибло много наших коллег. Затем немцы разбомбили церковь и убили некоторых заключенных.
Ситуация в Средместье была совершенно иной. В Средместье драк было меньше. Там, где мы были, в северной части - Соснов, Злота, площадь Гжибовского, этот район, там практически не было боев. Все они укрепились на своих позициях. Немцы на своих позициях, мы на своих. Потом мы довольно долго пробыли на Гжибовской площади. Не на площади, а рядом с площадью, потому что сама площадь находилась под немецким обстрелом. Были даже некоторые трупы, которые не могли быть убраны. Мы жили в задней части здания, которое стоит до сих пор, [на] северном фасаде площади Гжибовского.Мы там были, наверное, дольше всех. Немцы были на улице Граничной, это как продолжение улицы Королевской, где улица Крулевская медленно переходит в улицу Гжибовскую. Была улица Граничная, которой сегодня тоже практически нет. Есть муравьи. Там были немцы, мы были на площади Гжибовского, время от времени стреляли друг в друга, но крупных действий не было. Да, было что-то подобное в первых числах сентября, потому что немцы резко атаковали с востока, со стороны Повисле.Они заняли все Повисле и достигли линии Новы Свят. Тогда Новый Свят стал границей, фронтом между нами и Германией. Именно тогда они также начали прорываться в Хмельну, на участке между Новы Святом и Брацкой. Была задача отбить там несколько домов. Не помню, какой именно в первой декаде сентября, может, в начале второй декады. Нам дали оружие, а именно американские Томпсоны. Это были очень хорошие пистолеты-пулеметы с патронами, очень современные. Мы должны были выбить немцев из Хмельны, но в итоге этого не произошло.Заказ не пришел и мы не принимали участия в этой акции. Кажется, что действие вообще не происходило. Шла окопная война, так что в сентябре крупных боевых действий в Средместье не было.
  • Общались ли вы со своей семьей в это время?

В семье так было до восстания, отец уехал в Краков. Он ушел во второй декаде июля. Он приехал из Кракова, у него там было много друзей. Позже немцы арестовали его там, и он был заключен в тюрьму в Монтелупиче, но это было совсем другое дело.Мать с [младшим] братом остались в Варшаве. Я был в общежитии. Конечно, мы общались почти каждый день. Моя мать жила с Макарчиком, шахматным мастером, на улице Панской. Это было относительно близко к Сиенне. Когда я отправился в Старый город со взводом «Смялка», у меня даже не было возможности увидеть или попрощаться с мамой. С начала Восстания я не видел ни мать, ни брата. В конце концов, я знал, где она живет, поэтому, когда я впервые вернулся в Средместье через канализацию, прежде чем я связался со своим подразделением, компанией Corda, я нашел свою мать, которая была на улице Панской.Этого дома тоже сейчас нет, потому что и ваш сегодня выглядит по-другому. Там, в подвале, я нашел маму и брата. Так что после этого у нас был контакт до конца Восстания. Даже когда я собирался в плен, у меня все же была возможность проститься с мамой. Мама подарила мне в дорогу булавку, блинов где-то испекла. Тогда было очень плохо со снабжением. Я что-то получил, и моя мать попрощалась со мной, когда я был в плену.
  • Вы сказали, что в пассаже Саймона было много припасов, там был даже сахар.А как потом было в Средместье?

Было намного хуже. Нет никакого сравнения. В Старом городе у нас было все, кроме хлеба. Хлеба не было, потому что пекарни все равно закрылись, то электричества не было, то воды тоже. Вода где-то капала, только черпала из колодца. Однако еды было много. Хлеба не было, а были сухари, жутко твердые, зубами царапали, а они пленные, немецкие. Было красное вино, был сахар и были отличные мясные консервы, которые мы получили в Ставках.Ставки — это улица, на которой когда-то находились железнодорожные склады, потому что здесь проходит железнодорожная линия, и именно здесь находится Гданьский железнодорожный вокзал. Там у немцев был свой источник снабжения. В какой-то момент, в начале боев в Старом городе, склады были захвачены Армией Крайовой. Однажды нас отправили туда за консервами. Каждому выдали сумку, и можно было взять столько, сколько можно было унести. Это были килограммовые банки. Никогда не знаешь, что внутри. Это была небольшая лотерея. Самым распространенным мясом для обеда была свинина, но иногда попадались даже консервированные индейки.По тем временам это было большим подарком, потому что во время оккупации было очень плохо с продовольствием. Да, еды в Старом городе у нас было предостаточно, кроме свежего хлеба. Суп кипел. Соединительные рвы вели через Красинский сад [в тыл], потому что был обстрел, но связь как-то шла. Штаб батальона «Хробры» располагался в школе на улице Бароковой, недалеко от проезда Симона. Сейчас этой школы тоже нет. Там была кухня и оттуда нам приносили супы [в котлах]. Однако в Средместье было несравненно хуже.Мясо было совершенно исключено. Там еще суп варили. У нас была женщина-маркетри, пожилая дама, с которой мы поддерживали связь много лет после войны. В задней части дома на улице Гжибовской, о которой я говорил, она поставила что-то вроде палатки и подготовила там припасы. Обычно это были супы. Приличной еды больше не было. Мы пытались найти какие-то источники пищи. Тут и там удавалось.
Помню, почти перед капитуляцией, в третьей декаде сентября, на улице Свентокшиской был обнаружен источник так называемого «обезьяньего сала», как мы его называли.Это был жир подозрительного канала. Неизвестно, откуда он взялся, [думаю] для промышленных целей. Огромное количество жира, который легко тает. Где-то еще был костер, так что почти все было жидкое. Вы можете взять его [по желанию]. У нас, солдат с ружьями, тогда вообще были ружья, так что мы легко справлялись. Гражданское население тоже хотело это сделать, но мы были первыми. [Сало было] в деревянных ящиках. Я помню, как мы с Влодеком Вишневским перенесли целый почтовый ящик.Я предоставил часть этого моей матери. На ней можно было жарить, на ней можно было что-то приготовить. Кроме того, еда [и] вода были очень плохими. Вода была только из колодца и излишков ее тоже не было. Я помню, что возле костела Всех Святых на Гжибовской площади был довольно большой колодец. Оттуда мы в основном черпали воду ведрами.
  • А каковы были контакты с мирным населением? Было ли население настроено враждебно или дружелюбно по отношению к повстанцам?

В начале Восстания был почти энтузиазм.Все были очень счастливы, потому что были убеждены, что Восстание продлится всего несколько дней. Предполагалось, что это продлится три или четыре дня, Советы вот-вот должны были войти, и Варшава должна была быть освобождена. Между тем оказалось, что Восстание длилось [гораздо] дольше, и поэтому настроение портилось. В Старом городе это было не так заметно, потому что в Старом городе у нас было меньше контактов с гражданскими. Мы были фактически изолированы от мирного населения, хотя в проливе Саймонса было несколько мирных жителей. Однако в Средместье контакт был гораздо более ярким.Существовала система связи через подвал. Он был чрезвычайно обширен, и там можно было в основном передвигаться, потому что почти везде на поверхности шел обстрел, и было неизвестно, когда придут «Штуки», будет ли грохотать артиллерия или [минометы]. Когда шел по подвалам, то везде по пути были мирные жители, ведь они бродили по подвалам, настроение было уже очень плохое.
В конце Восстания мне это даже немного запомнилось, я пересекал Иерусалимские Аллеи, потому что это был пограничный пункт между южным и северным Средместьем.Śródmieście Połnoc было всем, что простиралось на север от Aleje Jerozolimskie, более или менее до улицы Królewska, к Saski Garden, а Śródmieście Południe было всем, что шло к Plac Zbawiciela, Plac Unii Lubelskiej. Также было очень трудно пройти Алее, потому что Алее Иерусалимские находились под постоянным обстрелом. Это была ничья земля, terra incognita . Сначала была баррикада. Можно было под прикрытием баррикады как-то туда пробиться.Позже еще больше модернизировали баррикаду в том смысле, что выкопали траншею. В ряду полз человек. Не помню, зачем я ехал в Южное Средместье. Я пошла не одна, со мной было еще несколько человек. Мы сразу вошли в подвал. Там было мирное население. С нами тогда очень плохо обращались. Клялись, что все это было зря, что все было напрасно. Эти люди действительно очень много страдали, они были в гораздо худшем положении, чем мы, - у них было худшее снабжение, их оставляли только в подвале, потому что постоянно были бомбежки, они боялись за свою жизнь.Тогда это было очень неприятно. Такие ситуации бывали, хотя я не говорю, что это была обычная ситуация. Были и те, кто был к нам добр и дружелюбен до конца Восстания.
  • Вы же сказали, что там был священник, и в Пассаже Саймона тоже были службы, да?

Да.
  • Протекала ли позднее в Средместье религиозная жизнь?

В Средместье я его вообще не помню.Мы были очень близко к церкви Всех Святых на Гжибовской площади. У нас был прилавок прямо возле церкви, часть его была с другой стороны здания, о котором я говорил, но здесь же был и разрушенный магазин. Там начиналось Болото. Вы знаете, как выглядит площадь Гжибовского? Вот Пружна, сторона Болота, улица, которой сейчас почти нет. Продавались только железные изделия. Был разрушенный магазин, и у нас [в этом] магазине была [торговая точка], прямо возле церкви. Я не помню, чтобы церковь была открыта.Может быть, потому, что он был под обстрелом, потому что вся площадь Гжибовского была обстреляна немцами, которые были на Граничной улице и имели перед собой площадь. Кажется, что на площади росли картошка и помидоры. Гражданское население пыталось что-то оттуда вытянуть, но к сожалению немцы ломились и трупов там было много. Это было гражданское население, которое не могло быть привлечено оттуда. Кажется, церковь закрыта, и я не помню, чтобы в Средместье читались молитвы.
  • Может кто-то из окружающих писал дневник? Вы сталкивались с чем-то подобным?

Наверняка были такие случаи.Писать было не так много времени. Тогда я вообще этим не занимался, хотя и жалею об этом, потому что мог это сделать. Оглядываясь назад, сегодня я понимаю, что, вероятно, это была моя ошибка. Наверное, я был слишком малоопытен. Другие вещи увлекали меня гораздо больше. Некоторые коллеги делали какие-то пометки, более того, в различных появлявшихся книгах и документах это находит свое выражение.
  • У вас был доступ к прессе?

Повстанческая пресса - меня это очень интересовало.У меня всегда была склонность к этому направлению. Я клеил обои. Когда я жил в общежитии, я был главным редактором, первым в моей жизни главным редактором газеты, которую редактировал. Я всегда читаю все, что вышло, что можно было достать. В Старом городе было много прессы. Была «Варшавянка», было еще два-три названия, издаваемые разными группами. Однако у нас не было «Информационного бюллетеня», который издавался в Среднемесье и был основной повстанческой газетой с очень богатой и достойной профессиональной родословной.Пока Старый город кое-как держался, появлялись газеты. После этого не было электричества, поэтому даже печатать их было не очень-то возможно. Были использованы некоторые дубликаторы. Однако в Средместье был «Информационный бюллетень», и мы получали его достаточно регулярно.
  • Как был доступ к радио? Вы когда-нибудь слушали радио во время восстания?

Нет. У нас не было такой возможности. Абсолютно в Старом городе. Какие-то радиостанции были, конечно, потому что они должны были быть, но они были только у командования и у них была [связь], возможность прослушивания, а у нас, простых солдат, рядовых, не было.В Средместье тоже не помню. Я знаю, что радио «Блыскавица» работало. Об этом много говорят, об этом даже пишут книги, но я не слушал это радио во время Восстания. Я совсем этого не помню.
  • Вы слышали, что где-то рядом проходило культурное мероприятие, что кто-то организовал театр, что где-то люди пели, где-то играли, рядом с местами, где вы останавливались?

Не в Старом городе.Культурных мероприятий там не было. В той ситуации, как она [была] там, может быть, сначала это можно было бы сделать, а потом, скорее, нет. Все, что там было, это наше собственное пение. Мы пели патриотические песни, это бывало очень часто. Даже в Пассаже Симонса мы часто пели "Варшавянку" - "Сегодня день крови и славы, да будет день победы". То же самое произошло и в Средместье. Единственное событие, о котором я уже упоминал, это показ фильмов, показ повстанческой хроники, который я смотрел в кинотеатре «Палладиум».Во время оккупации это был немецкий кинотеатр. Он назывался «Гельголанд». Во время Восстания его снова переименовали в «Палладиум». Довоенный кинотеатр, который я помнил еще с довоенного времени, потому что ходил туда смотреть детские фильмы. Там я посмотрел, среди прочего, «Белоснежку» Уолта Диснея. Словом, это было единственное крупное культурное событие, если [это можно так назвать], из просмотра кинохроники. [Они были реализованы] операторами, которых я не знал [тогда]. Только тогда, как кинокритик, работавший в кинопрессе, я познакомился, в частности, с Антонием Богдзевичем, который был главой «Восстания кинолидера».Был также Антони Вавжиняк, с которым я тоже познакомился позже, и еще несколько человек. Я брал у них интервью после войны. Это все для культурных мероприятий.
  • Вы помните, что могли встречать солдат других национальностей, которые также воевали на стороне повстанцев?

Был только один такой случай, видимо какие-то азерзы воевали. В Музее Варшавского восстания есть даже мемориальная доска, которую многие критикуют за то, что азербайджанцы воевали на стороне немцев.С другой стороны, я видел одного советского солдата, потому что тогда никто не говорил по-советски, всегда говорили по-советски. Он сверкнул мне несколько раз. Он был достаточно известной фигурой, потому что был связным, вероятно, через Вислу, куда позже, в середине сентября, прибыли советские войска. Я видел его несколько раз. Я даже видел его однажды на улице Свентокшиской на улице Ясной. Я это хорошо помню, он шел в компании нескольких солдат или офицеров Армии Крайовой, они громко разговаривали. Он был одет немного по-другому, говорил по-русски, так что я видел там одного советского человека.Потом он появлялся в каких-то фильмах, иногда где-то. Это была довольно известная личность.
  • Какими вы запомнили солдат противника в то время? Те, с которыми вы сражались или захватывали. Вы с ними контактировали?

У нас не было такой возможности. В начале Восстания мы видели танки, но солдат не было видно, потому что они были хорошо спрятаны в танках. В Старом городе мы очень часто слышали немецкие голоса, но ни разу не видели лиц.В основном это происходило ночью. Мало что можно было увидеть под покровом ночи. Прислали "голиафов", маленькие [танкетки] на гусеницах, дистанционно управляемые, начиненные динамитом. Иногда где-то мелькал силуэт. Конечно [стреляли] по немцам. Тогда приходилось забираться довольно высоко. Уже тогда проход не бомбили, можно было даже зайти на пятый этаж. Был капитан [Владислав] Добжанский [«Влад»], который позже погиб от снайперской пули. Это была капля из Англии, Цихоциемны. Капитан Добжанский специализировался на стрельбе по немцам.Таким образом ему удалось убить многих немцев. У него был очень хороший глаз. Нам также удалось добраться до него один или два раза. [Отсюда] были видны силуэты немцев, они пригибались, куда-то проскальзывали, потому что тоже были под обстрелом, так что им тоже приходилось быть осторожными. Иногда его было видно со стороны [Тломацкого], где сейчас проходит трасса З-З, потому что тогда этой трассы не было. Улицы там вообще не было, только Банковая площадь и Лешно справа. С другой стороны, немцы были в Красинском саду.Там была немецкая пушка, и иногда пушку [и] какие-то силуэты можно было увидеть издалека. Мы пытались их расстрелять. Там я тоже несколько раз стрелял. Трудно сказать, с каким эффектом, потому что это никогда не было полностью известно. [Да] это было в Старом городе.
С другой стороны, в Средместье я видел всего несколько немецких военнопленных, потому что не в Старом городе, ни разу. Я не знаю, были ли в Старом городе немецкие военнопленные. Может быть, они где-то и были, но я их не видел. В Средместье заключенных было больше, намного больше, потому что в здании ПРОШЛОЕ было довольно много заключенных.ПРОШЛОЕ было захвачено 21 августа батальоном «Килиньски». Тогда туда было доставлено несколько десятков заключенных. Я видел этих заключенных раз или два. Их использовали для различных работ, [в том числе для возведения] баррикад. С ними обращались довольно грубо. Тогда была большая ненависть к немцам. Это было довольно распространено. Эсэсовцы, гестаповцы довольно быстро получили пулю в голову. Никакого бардака с ними нет. Возможно, в Старом городе тоже были случаи, когда расстреливали попавших в плен.В Средместье в плен попал только вермахт, а СС и всех "мертвых голов", СД, уже не было, наверное, пуля в голову.
  • Вы были свидетелем военных преступлений, совершенных немцами во время Восстания?

Я ничего такого не помню, кроме бомбежек, которые были [непрерывными]. Я не видел расправы над мирными жителями, не был свидетелем. Единственное, что я мог видеть, так это знаменитый взрыв на улице Подвале, ловушку, которую использовали немцы.Они позволили им получить небольшой броневик, который позже был взорван. Это было 16 или 17 августа, но это было далеко от нас, потому что пассаж Саймона был [в] противоположном конце Старого города. На самом деле это был уже даже не Старый город, классический Старый город был где-то в другом месте. Мы, конечно же, узнали, что это произошло, потому что потом возили раненых в повстанческие госпитали. Эта резня была очень известна. Это было типично немецкое преступление, потому что погибло много мирных жителей, на самом деле в основном погибло мирное население.Они окружили захваченный броневик. Там погибло несколько десятков человек.
  • Как вы помните день капитуляции?

О сдаче говорили [часто] уже в конце сентября. Было известно, что капитуляция должна была произойти, потому что с Востока не было помощи. Красная Армия закрепилась в Праге и не собиралась продолжать наступление. Можно было слышать о переправившихся через Вислу "берлингерах", один-два батальона, причем с очень большими потерями.Мы тогда сидели в плену у некоторых из них. Было известно, что восстание потерпит крах. Это было абсолютно неизбежно. Нельзя было ждать помощи ниоткуда, ни от западных союзников, находившихся далеко. Они могли бы оказать нам небольшую помощь [с воздуха]. 18 сентября было очень известное десантирование в США. Я был свидетелем этого. Это было действительно очень зрелищно, но, к сожалению, большая часть этих капель попала в руки немцев. До нас дошло всего около тридцати процентов.Там были замечательные вещи: оружие и всякие припасы, лекарства.
Словом, восстание должно было пасть, оно было неизбежно. О капитуляции говорили за много дней до фактической капитуляции. [Это было] на рубеже сентября и октября. Наступила тишина, боевых действий фактически не было. Было известно, что Мокотув пал, что Жолибож [тоже] падет со дня на день, я думаю, что он капитулировал в то время. Только мы остались в Средместье. Это был самый большой район, и больше всего солдат Армии Крайовой было в Средместье.[Момент], когда я узнал о сдаче, я точно не помню. Однажды пришло известие, что Восстание сдается и что нас собираются схватить. Я думаю, что эта новость пришла 2-го или 3-го октября. Мы все равно ее ждали, так что особо никто не удивился. Подготовка к плену заняла еще день или два. Мы попали в плен 4 или 5 октября.
  • Как это было? Где ты оказался?

[Мы были] в компании Corda.Я еще не упомянул, рота "Корда" тогда подчинялась 1-му штурмовому батальону, который базировался в захваченном здании ПРОШЛОЕ. Был у командира капитан "Ромы", он же прыгун, Цихоциемный из Англии. 1-й штурмовой батальон, в состав которого мы входили, был придан 15-му пехотному полку. [Потому что] Восстание было разделено на полки, которые были отпущены в плен. По улице Гжибовской шел 15-й пехотный полк. Потом свернули еще немного правее в сторону площади Керселего, которой тоже уже нет.Это был известный оккупационный рынок еще до войны. Там мы сдали оружие. В основном мы возили противотанковые орудия, которых у нас было довольно много. Винтовки из советских десантников, а не из американских или английских, потому что тоже немного десантировались, хотя часто и без парашютов. Кукурузники летели и опускались ночью очень низко. Мы раздали оружие, некоторые винтовки, некоторые пистолеты. Потом мы пошли пешком в сторону Ожарова. Гражданское население обычно направлялось в Прушкув, а мы в Ожаров.Помню, когда мы шли [улицей Вольской, тогда] слева [сторона] Влохи, которые в то время еще не были районом Варшавы. Там мы встретили мирных жителей, которые приветствовали нас. Это было интересное зрелище для них, когда мы вошли в плен. Нам пытались дать немного еды, в основном это были яблоки и помидоры, которых мы вообще не видели за два месяца боев с повстанцами. В Ожарове мы находились на территории бывшего кабельного завода, вероятно, тоже послевоенного. Там была большая территория, были рельсы, припасы доставлялись поездами, товарными вагонами.Мы были там день или два.
Мне «везло» всегда ехать первым транспортом. Когда где-то был первый транспорт, я всегда был в первом. В Ожаров нас провожали немцы, немецкие сторожа. У нас уже были немецкие поставки, поначалу даже не такие плохие. Нам дали какие-то супы, консервы. Пришел транспорт, вагоны перевернулись, целый большой товарняк. Нас посадили в вагоны, заперли, и мы поехали в лагерь. Мы, конечно, не знали, в каком лагере.Этот лагерь позже оказался Ламсдорфом, который по-польски называется Ламбиновице и это [деревня] недалеко от Ополе. Это был очень [большой] лагерь. Его звали Stammlager, [потому что] это был не пересыльный лагерь, а базовый, там тебя прописали, там [получили] номера военнопленных. Все формальности, связанные с попаданием в плен, были соблюдены. Мне дали номер 105031 и соответствующую бирку с этим номером на груди. Нам дали разную форму, потому что мы тогда уже были в ужасном лохмотьях. Еще у меня был леопардовый принт из Старого города, потому что там у нас был леопардовый принт со складов в Ставках.Все это было в очень плохом состоянии, потому что канализация была еще в пути, а у немцев было много запасов обмундирования времен Первой мировой войны. Там была французская форма, и мы были одеты в эту французскую форму. Там была баня, мы были ужасно грязные, никто не мылся много-много недель. Наши головы были выбриты до нуля. У нас были вши в голове, это было абсолютно неизбежно. Так что это было очень целесообразно из гигиенических соображений. Словом, уже выбритые, вымытые в бане, одетые во французские мундиры, мы ждали следующего задания, ибо было известно, что в Ламсдорфе мы не останемся.Это был Stammlager номер 344. Это был номер этого лагеря, написанный по-арабски, а не по-римски, потому что у других были римские цифры от военных округов [в которых они находились].
[Я уехал] сразу [с первым транспортом], я и мои друзья. Мы держались вместе, [бывшие] друзья из компании «Корда», среди прочих Владек Вишневский, был еще один, который сейчас живет в Ирландии, Владек Лещинский, псевдоним «Мерседес». Мы отправились в лагерь Маркт Понгау в Австрии, и это был шталаг XVIII в. XVIII был номером военного округа, потому что шталаги были отмечены в соответствии с этой нумерацией.Шталаг, т.е. лагерь для военнопленных, офицеры были офлагами. Это было очень утомительное и долгое путешествие. Поездка из Варшавы в Ламсдорф была еще не такой страшной, потому что мы немного поели и выпили, было довольно тепло. На самом деле, когда мы приехали в Ламсдорф, был еще солнечный октябрьский день, даже жаркий. Было двадцать градусов тепла. Потом становилось все холоднее и холоднее. Ночи были очень холодными.
Мы снова не знали, куда едем. Вагоны были закрыты, заперты.К сожалению, это было три дня пути, потому что тогда транспорты для военнопленных не имели приоритета. Приоритет отдавался поездам с припасами для армии, немецким военным транспортам, и, возможно, какое-то нормальное железнодорожное сообщение еще имело место. Они все время ставили нас на обочину. Мы стояли там часами, не выпивая. Хуже всего была [вода]. Нам дали консервы в дорогу, и мы довольно быстро их съели. Однако пить нам не дали. Это было ужасно, потому что жажда хуже, намного хуже голода.С голодом еще как-то можно справиться, с жаждой совсем нет. Я помню, что мы ужасно страдали, кроме всех прочих неудобств, [невозможности] остепениться. Гигиенические условия были просто ужасными. Но хуже всего было желание. В какой-то момент я потерял зрение, какое-то время вообще ничего не видел. Потом ко мне вернулось зрение. Наверное, потому что я очень хотел пить. На вокзале, вероятно, уже в [Австрии], можно было пронести немного воды через щель с флягой, потому что дверь в вагон не открывалась.Может быть, они раз или два открывали большие двери грузовых вагонов, и нам позволяли выходить, чтобы позаботиться о наших физиологических потребностях. Однако воды нам не дали, а однажды в столовой кто-то дал нам воды. В фургоне нас было тридцать или сорок человек. Нас набили, как селедку в бочке. Всем оставалось только смачивать губы водой. Вот оно. Наконец, через три дня мы прибыли в лагерь Markt Pongau. Сегодня это место называется по-другому, Санкт-Иоганн [им] Понгау. Немцы, нацисты прозвали ее - Markt Pongau, собственно не очень понятно почему.
  • Вы приехали в Австрию в третьей декаде октября?

Было уже начало ноября. Лагерь расположен в горах, в самом сердце Альп, в шестидесяти километрах к югу от Зальцбурга. Красивые виды, большие вершины, туристическое направление. Сегодня там катаются на лыжах. Неподалеку находится Бишофсхофен, где [среди прочего проходит «Турнир четырех трамплинов»]. Почти соседняя станция.
В лагере было не так весело. Сначала мы бросились в воду, чтобы попить.К счастью, были колодцы, ледяная вода, но пить можно было сколько угодно, утолять жажду вволю. Были и казармы. Нам выделили барак, состоящий из двух огромных, громадных комнат. Нас было около четырех или пятисот человек. Там были только военнопленные Варшавского восстания, но в том лагере, в Шталаг Маркт Понгау XVIII в., были еще французские, английские и югославские пленные, были и советские, но они были где-то дальше, мы почти не я их не вижу. Однако мы были довольно близки к французам и сербам.Я пробыл в лагере [почти] до конца войны, семь месяцев.
С едой было ужасно. Это было полное страдание. Однажды было очень холодно, бараки нельзя было отапливать. Температура снаружи была пятнадцать-двадцать градусов ниже нуля. Дело было в горах, в самом сердце Альп, поэтому было жутко холодно. Раз в день нам давали так называемый Gemüsesuppe, или овощной суп. Это были не овощи, это были нарезанные листья, немного зелени. Жира там почти не было.Утром был так называемый кофе, люра. Вечером было то же самое. Кроме того, было четверть килограмма хлеба, иногда тридцать деко на весь день, на человека [и] крошечный кубик маргарина. Иногда немного мармелада и очень редко небольшой кусочек колбасы, и все. Так что условия в этом отношении были [ужасными]. Мы были очень худыми, очень голодными, очень слабыми. Вы буквально ходили по стенам, как говорится.
Позже была объявлена ​​группа (т.к. мне опять "повезло" сесть на первый транспорт) на сахарный завод.Все очень обрадовались, сахарный завод есть сахар. Несколько десятков человек сообщили, были ли они назначены, точно не помню. В эту группу входил известный [впоследствии] актер Здзисио Маклакевич. Он был со мной все время, у него было прозвище «Хансен», и он был со мной в Кайзерштайнбрухе. Так назывался лагерь, в который нас совершенно непонятно зачем загнали. Лагерь находится уже не в горах, а ближе к Вене, на равнине, страшной во всех отношениях. [Там] было даже намного хуже, чем на Маркт Понгау.Мы были там месяц или больше. Мы провели Рождество и Новый год 1945 года. К счастью, позже нас перевезли обратно через Вену, через холодную, разбомбленную, военную Вену. Там мы даже ездили на трамвае с одной станции на другую, с одной станции на другую.
Вернулись на Маркт Понгау в середине января и что получилось? Пришли продуктовые посылки. Они были [из] Международного Красного Креста, но они были американскими — Американский Красный Крест для Международного Красного Креста.Это спасло нас тогда. Те коллеги, которые были там дольше, имели посылки раньше, они получили их в начале года или даже под Рождество 1944 года. К счастью, была такая большая солидарность, что посылки оставили для нас. Ведь было определенное состояние этих заключенных, мы получили полторы посылки. Это было здорово, потому что в этих пакетах было все, что было самым востребованным в то время. Был маргарин, иногда было масло. Были мясные консервы, шоколад, был изюм и были сигареты.Хотя я тогда не курил, сигареты были богатством в неволе, потому что они были валютой. Они служили валютой. Было много курильщиков, готовых отдать за сигареты все, даже последний кусок хлеба. Если у тебя были сигареты, это было как деньги. С помощью папирос можно было многое устроить и немцев тоже можно было подкупить, потому что хороших сигарет у немцев тоже не было. Это были хорошие сигареты, потому что это были американские сигареты, марки, которые сегодня редко встретишь — Philip Morris, Old Goldy, Chesterfields и Camels, довольно известные марки.Я тогда не курил, но все это пригодилось. Это значительно улучшило нашу продовольственную ситуацию.
  • Были ли у Вас проблемы со здоровьем во время пребывания в неволе?

Только представьте, что нет. Было интересно, что мы были настолько ослаблены, что калории, которые мы получали, были полностью остаточными. К тому же мне было пятнадцать, потом в плену исполнилось шестнадцать, так что тело было молодое, надо было хорошо питаться.Я ни разу не болел, по крайней мере, не помню. В каждом лагере был лазарет, туда попали некоторые наши коллеги. Одна вещь, которая случилась, но это, наверное, то, через что пришлось пройти всем, — это желудок. Когда мы получили посылки, это было такое огромное изменение от полностью голодного пайка, который у нас был до этого, полный жир, как вы преодолели диету, что мы ели посылки в течение недели или короткого времени, но желудок реагировал , он должен был реагировать так. Говорили, что были и такие, которые съедали сразу всю упаковку.Потом ужасно мучились несколько дней. Все вернули, у них был ужасный понос. Однако опыт научил нас быть очень осторожными в этом и извлекать все [эти] чудеса для себя. Но что-то было в этом желудке. Это была единственная болезнь, которую я помню.
  • Каким вы помните момент освобождения?

Я прекрасно помню. Я не проходил освобождения в прямом смысле этого слова, то есть никакие солдаты нас не освобождали.Так получилось, что нас отправили в так называемую Arbeitkommando, в просторечии она называлась «komenderówki». Ты должен был там работать. Женевская конвенция разрешала труд военнопленных, но только в мирных целях, а не в строительстве, рытье траншей или работе на оружейных заводах, хотя и это имело место в случае с немцами.
С января по февраль 1945 года нас отправляли в арбейткоммандо. Некоторые даже оказались на оружейных заводах или работали на каких-то подпольных заводах. С другой стороны, на рубеже марта и апреля я отправился в Arbeitskomanndo Prutz, а это был Тироль Форальберг, недалеко от швейцарской границы, довольно далеко от того места, где мы были в Австрии.Мы были где-то посередине, если посмотреть на Австрию, то она была намного юго-западнее. Там шло строительство железной дороги. Нас там было несколько десятков человек. Одни из них работали на строительстве железнодорожной ветки на [насыпи], а другие, покрепче, постарше, мяч в туннеле в скале. Мы были там весь апрель, уже имея вполне сносные условия питания. Там были хорошие порции еды, можно было получить даже килограмм хлеба в день, тем, кто работал в тоннеле. Были супы. В этом отношении мы более твердо стояли на ногах.Стало теплее, потому что был уже апрель.
Наконец наступает последняя военная неделя, последняя неделя апреля [1945 г.], и уже известно, что война окончена. Мы уже видим американские самолеты, они время от времени летают. Среди немцев уже широкое падение. Даже унтер-офицер, который нас охранял, мы подозревали, что он раньше был эсэсовцем, он был без руки, он вдруг, в какой-то момент, сбежал. Ему все же удалось забрать последнее удостоверение [Армии Крайовой], которое у меня было. Нас взял фольксштурм.Это были части, которые немцы создали в конце войны, добровольческие, фольксштурм, то есть массовая мобилизация. Это были либо совсем молодые мальчишки, немногим старше нас, либо дедушки и бабушки, как мы их тогда называли, которым было по шестьдесят лет. Для нас они были ужасными стариками. Потом эта хрень начала нас искать в кавычках, но у нас с ними проблем не было. В основном это были австрийцы, так что они уже были очень покладистыми. Они знали, что война окончена, что война проиграна.Вероятно, они никогда не были большими сторонниками нацизма. Нас спокойно приняли, вежливо проводили до швейцарской границы. До этой границы нам оставалось около тридцати километров. Мы их уговаривали: «Слушайте, держать нас здесь не имеет смысла». Лагерь был импровизированным лагерем недалеко от берега Инна [здесь узкая река]. Они согласились и любезно проводили нас до швейцарской границы. Мы шли эти тридцать километров целый день. Возможно, днем ​​и ночью, возможно, даже. В ночь с 30 апреля на 1 мая утром мы уже были на швейцарской границе.Официально война закончилась, как известно, 8 мая, но мы уже испытали ее в самой Швейцарии, потому что швейцарцы тогда нас захватили. Мы прибыли в кантон Граубинден. Там была интернирована Польская пехотная стрелковая дивизия (ДСП) с 1940 года, воевавшая во Франции. Она уехала в Швейцарию [и была интернирована] под командованием генерала Пругара-Кетлинга. Нас взяли под свою опеку, но сначала нас поместили в карантин, потому что был обязательный карантин для всех, кто приехал из Германии, и длился он, наверное, восемнадцать дней.Чтоб мы были в разных местах, в нескольких местах. Одно из этих мест называлось Ольтен, другое — Арау, в основном на реке Ааре, главной реке Швейцарии. Мы сидели в школах. У нас был хороший запас, но мы не могли уйти. Они боялись болезней, которые мы могли принести с собой. Было это 8 или 9 мая утром, уже не помню, точнее 9 мая утром, потому что подписание капитуляции было в ночь с 8 на 9 мая. По русскому времени было 9 мая, разница два часа. Утром 9 мая приходит сообщение: «Война окончена.Германия капитулировала». Это была большая радость, и фактически это было наше второе освобождение, потому что первое было, когда немцы передали нас швейцарским властям.
  • Что с тобой случилось после этого?

Потом у нас был очень интересный поворот судьбы, а именно, нас присматривала интернированная там [2-я] пешая стрелковая дивизия. Офицеры были из Польши, обычно в сентябре 1939 года они попадали во Францию ​​и вливались в [эту] дивизию там, потому что их было две: 1.Гренадерская дивизия, принимавшая участие в боях и попавшая в плен к немцам, и вторая, почти полностью перешедшая к Швейцарии. Солдаты, с другой стороны, были поляками из Франции, так называемыми польскими иммигрантами, часто даже плохо говорили по-польски. Они явно хотели вернуться во Францию. Это мы с ними. Был [прощальный] парад (у меня даже есть фотографии этого парада, под Берном, то есть под столицей Швейцарии, недалеко проходил). Мы были в Швейцарии весь май, до середины июня, в лагерях для интернированных польских солдат.Во всяком случае, [были] только некоторые из солдат, некоторые из них жили в городах, учились, а некоторые женились на швейцарках. Прошло уже несколько лет. Они были захвачены в 1940 году, так что прошло пять лет.
Транспорты [шли] во Францию, мы тоже присоединились к этим транспортам, и ехали уже не в товарных вагонах, а в красивых легковых. Путешествие было довольно долгим. Мы добрались до Франции. Было уже тепло, хорошо, хорошо, июнь. [Мы проехали] через [Лион и] Париж.Мы немного задержались в Париже, до этого, наверное, еще несколько дней были в Лионе, потому что все это было довольно медленно, и, наконец, мы добрались до города Лилль на севере Франции. Это промышленный город. Были [там] угольные шахты, сталелитейные заводы. Был так называемый Сборный лагерь Войска Польского № 3, потому что номер один находился где-то на юге Франции, номер 2 — в Париже, а номер 3 — как раз в Лилле. Там нас уже взяли на попечение британские власти. Нас захватили англичане, и мы уже были частью польских вооруженных сил на Западе.
Тогда была ситуация, когда англичане не знали, что с нами делать. Эта армия еще не была официально демобилизована, некоторые резервы пригодились. Взяли даже военнопленных, поляков, воевавших в вермахте, они перешли на сторону поляков. Ситуация была временной, мирного договора еще не было, были даже намеки на третью мировую войну. Мы оказались в этом лагере. Лагерь был очень хорошим. Первоначально в садах, за городом, а не в самом городе, на территории так называемой Ecole de Plain Air стояли замечательные английские палатки.Это была какая-то летная школа. Нас там очень хорошо кормили и снабжали. Мясо было в основном баранина, потому что все было из Австралии, но мы особо не жаловались. Были пайки, так называемый паек - сигареты, шоколад. Была уже совсем другая жизнь. У нас было не так много занятий. Иногда проводились какие-то учения. Мы находились в этом лагере [Конгрегации] более года, ровно с конца июня 1945 года до лета 1946 года. [Тем временем] нас перевели в другой город, но тоже очень близко к Лиллю.Это место называлось Ланне, и Раубе был еще в пути. Все это были пригороды Лилля. Мы жили в красивом доме. Мы жили во дворце Аннап еще зимой. Мы просидели там всю зиму - зиму 1945/1946 года. Это было также близко к Лиллю. Потом, когда потеплело, мы добрались до Ланне. Там нас посетил Мельхиор Ванькович, находившийся в Италии со 2-м корпусом. Он был еще в форме, помню, известный писатель. У него была встреча с нами, которая длилась довольно долго.
Наконец-то мы связались со страной.Я связалась с родителями. Мне удалось это сделать через моих родственников, которые были в Бохне. Я написал им письмо. Они знали, где родители. Мои родители были во Вроцлаве после войны. Мой отец отправился туда пионером с первой польской командой во Вроцлав. У меня уже был контакт с родителями. Первые письма пришли весной 1946 года, после перерыва почти в полтора года. Я вообще не знала, что случилось с моими родителями. Я знал только, что моя мать уехала из Варшавы со своим братом. Ведь все мирное население должно было покинуть Варшаву.У меня не было никаких новостей об отце.
Тогда вам нужно идти домой. Мне было шестнадцать, а в 1946 году мне исполнилось семнадцать. Я был довольно высоким сейчас, я всегда был довольно высоким. Я выглядел больше, чем имел на самом деле. Большинство моих друзей хотели вернуться в Польшу. Были и те, кто хотел остаться на Западе, потому что тогда англичане, по согласованию с польскими властями, наши лондонские власти (как принято говорить) [учредили] Комитет по усыновлению и распределению.Они предложили польские школы в Шотландии [со школой-интернатом]. Оглядываясь назад, как я смотрю на это сегодня, я бы остался на Западе, но тогда вы были глупы, не знали, как обстоят дела, не понимали, что мы возвращаемся в страну, которая фактически находилась под советской оккупацией.
  • Был жених и скучал по родителям.

Мужчина наконец захотел вернуться домой после долгих лет разлуки. Так думало большинство моих сверстников. Затем возможность учиться, потому что я в то время закончила два класса средней школы.Я хотел закончить свое образование, сдать аттестат о среднем образовании, а затем поступить в колледж. Я знал, что мои родители во Вроцлаве. Дела у них были относительно хорошие. У них была очень хорошая постнемецкая квартира. Там у моего отца были неограниченные возможности в этом отношении. Я решил со многими коллегами, с большинством, вернуться в Польшу. Я думаю, процентов пятнадцать-двадцать самое большее осталось на Западе, а остальные решили вернуться. Поэтому нами была организована так называемая дембель. Это называлось так.Нас уже перевезли из Франции в Англию. Через Лондон мы попали в Шотландию. Были польские лагеря. Мы пробыли в этих лагерях [несколько] недель. Это было уже летом 1946 года. Это был июль, август. Потом была демобилизация. Мы даже получили гражданскую одежду, очень элегантную. Некоторые бумаги были подписаны. Формальности заняли довольно много времени. Сфотографировались с нами. Пока мы окончательно не узнали, что едем в Эдинбург, там будет корабль и что мы вернемся в страну на [этом] корабле. Как оказалось, это был польский корабль под названием «Собески».Такие были до войны, кроме "Батория" и "Пилсудского" (это были два трансокеанских, больших корабля) было два чуть поменьше, а именно один назывался "Собеский", а другой - "Хробры". «Хробры» затонули во время войны, «Собески» уцелели. Во время войны он гнал войска союзников на Запад. Потом его вернули полякам, ненадолго, так как позже его забрали Советы. Судя по всему, оно плавало в Черном море и называлось «Черное море». Тогда, в 1946 году, он летал под польским флагом.Нас погрузили на корабль, и мы плыли в Гданьск три дня. Мы приехали в Гданьск на рубеже августа и сентября. Вся процедура репатриации прошла. С нами обращались [как] с репатриантами. У меня даже где-то есть репатриантская карта с фотографией. Потом нам выдали билеты, запаслись и каждый уже уезжал туда, где у него был адрес и куда он хотел. Я, конечно, поехал во Вроцлав. Родителей я увидел после двухлетнего перерыва, потому что с мамой я расстался в октябре 1944 года, а был сентябрь, так что почти два года.А отца я не видел и того дольше. Я начал посещать среднюю школу во Вроцлаве. Я немного задержался, так что это была [это] дневная средняя школа, для взрослых она называлась, хотя [присутствовали] люди относительно молодые, даже некоторые моложе меня. Там, совершенно определенно, делалось два класса в год. Я сдал аттестат о среднем образовании весной 1948 года.
  • Были ли у вас проблемы с тем, что вы участвовали в Восстании?

[Этот] Одиум все еще витал над нами.Было известно, что к повстанцам, особенно к тем, кто принадлежал к Армии Крайовой, относились очень плохо. О НСЗ вообще нельзя было упоминать, абсолютно. За это были очень тяжелые последствия, можно было даже попасть в тюрьму. Меня спасло то, что я был тогда еще очень молод. Я участвовал в Восстании, когда мне было пятнадцать, поэтому на меня смотрели немного другими глазами. Во Вроцлаве у меня не было особых проблем в этом отношении, хотя я никогда не скрывал, что был участником Восстания, а затем какое-то время в Войске Польском на Западе.
Потом, так как я очень хотел быть журналистом, я узнал, что в Варшаве есть журналистский кабинет. В то время факультета еще не было, была Академия политических наук в Охоте и там был межфакультетский кабинет журналистики. Во-первых, вы должны были записаться в эту Академию. Имелось два отдела - общественно-политический и дипломатическо-консульский. Также были подготовлены кадры для дипломатии. Я нашел общественно-политическую. Мы там обалдели от марксизма, тогда это было неизбежно, но, к счастью, у нас еще был публицистический кабинет, где были действительно хорошие специалисты, старые журналисты, и они нас учили.Это было на первом курсе, а на втором курсе она была преобразована в секцию журналистики на факультете философии и социальных наук Варшавского университета. Мы с друзьями попали туда сразу, мы были уже в университете, в Краковском предместье, во дворце Казимежовских. Там я закончила свое журналистское образование. Затем это отделение было преобразовано в кафедру журналистики, которая существует и по сей день. Сегодня это называется немного по-другому. Я закончил учебу в 1953 году.
  • Что вы думаете о Восстании в ретроспективе, что вы думаете?

На самом деле, это очень принципиальный вопрос.С одной стороны, мы гордимся тем, что принимали участие в Восстании, и считаем, по крайней мере, я этого мнения, да и большинство моих коллег также считаем, что тогда оно было абсолютно неизбежным, что оно должно было вспыхнуть в обстановке это было тогда. Избежать его было совершенно невозможно. Нам пригрозили, что немцы отберут даже часть боеспособного оружия, потому что была [такая] акция, призывали копать окопы. Должно было быть задействовано около ста тысяч человек. Это также было одной из причин, почему все хотели как можно скорее захватить Варшаву.Прежде всего, это было связано с тем, чтобы быть дома. Мы имели право сами освобождать Варшаву, а не ждать, пока придет иностранная армия, освободит Варшаву за нас и подаст нам на тарелке: «Мы вас освободили, теперь мы должны вас подчинить». Поскольку так оно и было, я думаю, таковы были намерения. Сталин был достаточно умен, чтобы оставить Восстание на произвол судьбы, потому что знал, что если он придет на помощь Восстанию, а он сможет это сделать, у него достаточно сил, то у него будет много неприятностей.Он предпочел избежать этой неприятности и хотел, чтобы Варшава была полностью разрушена. Ему было все равно, и повстанцы, враждебный Советам элемент, то есть Армия Крайовая, попали в руки немцев. Немцы депортировали нас на Запад, а потом он тихо взял Варшаву с советской армией через несколько месяцев, в январе, когда шло зимнее наступление.
Так что я думаю, что Восстание все-таки должно было вспыхнуть. Мы хотели освободить Варшаву самостоятельно и быть дома. Мы дома, мы подчиняемся лондонскому правительству, это было наше законное правительство в изгнании на Западе, и здесь мы приветствуем входящих.Но они больше не были бы освободителями. Это была одна из причин, почему Восстание должно было вспыхнуть и вспыхнуло, и что оно закончилось так трагично, ведь можно говорить о страшной трагедии, если город был полностью разрушен, левобережная Варшава почти на девяносто процентов, огромные потери , погибло около двухсот тысяч человек. Эти оценки не совсем точны, но ориентировочны. Подавляющее большинство из них мирные жители, потому что самих боевиков погибло, как подсчитано, от десяти до пятнадцати тысяч, меньше пятидесяти процентов.Вся повстанческая армия насчитывала до сорока тысяч солдат и женщин тоже — офицеров связи и медсестер. Такой страшной трагедией, такой огромной ценой, которую заплатила нация, ведь погиб цвет польской интеллигенции, и бесценные памятники культуры - все это было уничтожено. В 1939 году тоже было много [повреждений]. Королевский замок уже сгорел с бесценными произведениями искусства [только], некоторые удалось спасти.
Когда вы думаете об этом, вы понимаете, что цена, которую мы заплатили за это, была огромной, даже ужасной.[Существует] дилемма относительно того, должно ли было произойти Восстание. Ведь никто не знал, что это продлится так долго, все надеялись, что пройдет два-три дня и в уже освобожденной от немцев Варшаве мы встретим возможно вступающую советскую армию. К сожалению, этого не произошло, и это беспокоит нас по сей день. Этот вопрос фактически все время висит в воздухе и все время обсуждается и однозначного ответа на него никогда не будет. Такого ответа нет, [потому что] нет единой истины.

Варшава, 7 декабря 2007 г.
Интервью провела Александра Жачек

.90 000 «крашеных лис». История натурализованных представителей Польши

В 21 веке в сборной Польши играли 10 натурализованных футболистов. Когда-то мы рассказывали о них крашенных лисицах , в другой раз мы праздновали их продвижение на чемпионат мира или их первое выступление на ЕВРО. Одни долго ждали шанса в сборной, другие прыгали в автобус, когда представлялась возможность. Некоторые из них относились к персоналу как к шутке, другие добавляли действия к словам о том, что они поляки. Ввиду ожидаемого дебюта Мэтти Кэша в нашей сборной, мы проверяем истории других натурализовавшихся игроков бело-красного цвета.

Натурализованные представители Польши в 21 веке [список, рейтинг]

Ваан Геворгян

Минут. Именно столько длилось приключение Вахана Геворряна в сборной Польши. Весьма своеобразное приключение, ведь девять лет полузащитник имел статус «лица без гражданства». Он получил гражданство в 2003 году, а спустя 14 месяцев дебютировал в бело-красной цветовой гамме. Он получил шанс со скамейки запасных в товарищеском матче против США (1-1). Геворгян, приехавший на Вислу из Армении, в команду больше не вернулся.Его карьера была похоронена проблемами с азартными играми, ведь хотя в течение десятилетия после дебюта в сборной он играл в футбол на самом высоком уровне в нашей стране, он мог сделать больше. К сожалению, жизнь Вахана вне корта выглядела так...

«Каждый знает свой первый игорный кризис. Бывший президент «Вислы» Кшиштоф Дмошиньски однажды рассказал на страницах Przegląd Sportowy, как к нему в офис пришли три грустных господина с информацией о том, что у двух игроков из Плоцка (Собчак и Геворгян) большие долги перед ними и на следующий день они могут не появиться на тренировке».

И так...

"После сезона 2009/2010, проведенного в ŁKS, который он когда-то назвал "центром Монару", полным людей после борьбы, Ван потерялся более чем на полгода. Он покинул Польшу и жил с семьей в Гамбурге. - Я не играл в футбол восемь месяцев. Я заблудился, - признается он сегодня в интервью Весло. - Не знаю, я сумасшедший. У меня было достаточно. Отвращение ко всему — к окружающей среде, к мячу, к поведению себя и других людей».

GEWORGIAN: Я УСИЛИЛСЯ, ЧТОБЫ ДАЖЕ БОГ НЕ ГОВОРИЛ СО МНОЙ

А недавно, как описывает Матеуш Скверавский в "WP Sportowe Faktach", он встретил Geworgian на базаре в Лодзи.

«Геворгян поправился, на лице появилась небольшая щетина, волосы на голове стали чуть длиннее, чем раньше. Одет в узкие спортивные штаны, спортивную обувь, толстовку с длинными рукавами, поверх которой накинута майка. Он выглядит так, как будто ему все равно, во что он одет, но он не хочет, чтобы его узнавали, отсюда и темные цвета одежды и темные очки».

Себастьян Тырал

Приключение Себастьяна Тырала с польской командой закончилось на одной встрече. В свое время полузащитник считался большим талантом: в 18 лет он дебютировал в Бундеслиге за дортмундскую «Боруссию».Его баланс в цветах молодежных сборных Германии составляет 37 матчей и 22 гола. Судя по всему, БВБ даже отправила его в резерв, когда выяснилось, что футболист предпочитает представлять Польшу. Это был большой успех для Мацея Хоронжика и Польской футбольной ассоциации, потому что, когда они говорили с Себастьяном об игре за Польскую футбольную лигу, он все еще считался игроком, который мог бы стать ведущей фигурой клуба из Рурского региона.

- Я признаю, что многим обязан г-ну Мацею Хоронжику, разведчику PZPN. Когда-то в Германии не было никого, кто интересовался бы польскими игроками.Тот факт, что вдруг появился кто-то из Польши, чтобы убедить меня играть в бело-красных тонах, произвел на меня впечатление. Я стал все больше и больше думать о смене персонала, и наконец решился - сказал .

У Тялы была проблема, вполне типичная для талантливых футболистов. Травмы. Он очень быстро порвал крестообразные связки, потом годами более-менее травмировался. Если вы только посмотрите на его резюме:

  • 7 игр в Боруссии Дортмунд
  • 7 сезонов в местных лигах
  • 2 сезона в 2.Бундеслига
  • в 3-й Бундеслиге
  • 1 матч Бундеслиги против Гройтер Фюрт

Вы даже можете удивиться, что кто-то такой играл в сборной Польши и что по этому поводу было столько ажиотажа. Но еще раз подчеркнем: потенциал Тираэля стоил того, чтобы к нему стремиться.

Тарас Романчук

В течение многих лет после ЕВРО-2012 тема натурализованных игроков в сборной Польши практически не существовала. В составе играл Тьяго Чионек, но кроме этого не было никаких признаков появления новых игроков, которые прыгнули бы в состав после получения паспорта.Все изменилось, когда Тарас Романчук сыграл первую скрипку в «Экстракласе». Недостатка в опорных полузащитниках на Висле нет, но вице-чемпиона Польши, получившего звание лучшей «шестерки» лиги и начавшего получать предложения от зарубежных клубов, трудно было не заметить. Тем более, что семья Романчук родом из Влодавы. Через несколько лет игры в Легионовии и Ягеллонии игрок получил польское гражданство, попутно отказавшись от украинского.

- Другими словами, Романчук - это такое живое серебро в центре поля.Настоящая неприятность для полевых соперников. Никто в этой лиге не старается так часто беспокоить своих соперников, и никто так не подметает центр поля. Посмотрим на сами подхваты - опорный полузащитник Джаги в среднем делает 8 таких попыток в каждом матче, из них 4,7 имеют удачных. Для сравнения — Якуб Жубровский, который по этому показателю занимает второе место в лиге, в каждом матче делает 5 попыток подбора, а результативных — 2,8. Как ни глянь, разница здесь колоссальная, а по доходам Романчук на два класса выше остальных — мы писали , когда Романчук был близок к назначению в польскую команду.

ТАРАС РОМАНКЧУК - ЛУЧШАЯ "ШЕСТЕРКА" ЛИГИ

Об этом позаботился Адам Навалка, который поставил на игрока Яги в марте 2018 года. Романчук играл час, Польша выиграла у Южной Кореи и ... столько было видно. Ежи Бженчек освежил свою персону, включив его в список во время первых назначений, но полузащитник получил травму и не поехал на сборы. Больше шансов у него не было. Более того, заинтересованное лицо осознает, что это не так.

- Я немного привык играть на уровне, с которого я хоть и не спускаюсь, но и не могу его перепрыгнуть. Это может быть проблемой. Два-три сезона назад обо мне было громче, говорили, что я развиваюсь, что меня прощупывают в контексте сборной, может быть, какой-то зарубежный трансфер, а сейчас все стихло, хотя я не играть хуже. Единственная проблема в том, что на самом деле я играю не лучше, - сказал нам в одном из интервью.

Sebastian Boenisch

В сборной Польши левая сторона защиты по-прежнему остается проблемой.Но когда-то это было такой большой проблемой, что мы искали конкурента Якубу Вавжиняку на другом берегу Одера. Францишек Смуда и его срок полномочий полны гостей, которые позже получили прозвище крашеных лисицы . Одним из них был Бениш, родившийся в Гливицах, бабушка которого силезка немецкого происхождения. Себастьян родился в Силезии, но практически сразу переехал с семьей в Германию, и долгие годы казалось, что у Бениша не осталось и следа шансов сыграть за Польшу.Левый защитник регулярно выступал в молодежной сборной Германии и даже выигрывал первенство Европы U-21 в качестве основного игрока. Он также играл в Бундеслиге, у него были матчи в кубках. Он тоже получил вызов во взрослую команду, но не поехал на сборы из-за травмы

Когда в 2010 году получил польское гражданство, а через несколько мгновений попал в сборную, он - глядя только на спортивная сторона - был таким же казаком, как Мэтти Кэш. За исключением того, что Себа вскоре сломал себе колено и выбыл из игры больше года.Именно эта травма и последующие травмы помешали нам вспоминать его с большой любовью.

- Могу сказать со 100% уверенностью - если бы не эти травмы, за плечами у меня была бы совсем другая карьера. Я знаю, что я был в состоянии сделать до того, как мои следующие проблемы со здоровьем начали преследовать меня. Но я всегда мог встать, вернуться на поле и сыграть на уровне Лиги чемпионов или сборной, — рассказал нам человек.

Факт, как утверждает Бениш: в 2013 году он играл в Лиге чемпионов, а также провел 60 игр подряд в Бундеслиге - после ЕВРО-2012.А вот для сборной Польши левый защитник леверкузенского «Байера» после чемпионата Европы практически не существовал. И аргументов в свою защиту он привел гораздо больше, когда вернулся в серьезный футбол в Леверкузене, чем когда поехал на ЕВРО безработным гостем. Якуб Вавжиняк сказал о своих выступлениях во время турнира в Польше и Украине:

- То, что играл Себастьян Бениш, наверное, всем было непонятно. У него были проблемы с коленями, он бил по ним льдом, он не был уверен, что сможет играть.Я был самой большой жертвой, потому что ни у кого раньше не было такой возможности сыграть на Евро в Польше. Неважно, подходил я кому-то или нет, я играл тогда во все. И вот мы едем в лагерь и слышу: то не то, то не то. Когда Смуда выбросил свои рубашки, известно, что он их потом не менял. После тренировки я возвращаюсь в свою комнату и говорю: не буду играть, шансов нет.

БЕНИШ: ХАЙТО? ОН ГОВОРИЛ О МНЕ, ЧТОБЫ ЗВОНИТЬ. ДЛЯ МЕНЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ [ИНТЕРВЬЮ]

И вы должны с ним согласиться: в то время это не имело смысла.Также известно, что окрашенных лисиц тогда имели просто плохую прессу. По уважительной причине - сам Бениш не всегда блистал, он не всегда выглядел даже готовым к игре, так что вы можете задаться вопросом, почему эти ребята играют за нас. Впрочем, можно оценить честность защитника, который в разговоре с нами признался, что если бы он был здоров, когда его вызвали в сборную Германии, то поехал бы на тот сбор. Он также сказал, что Польская футбольная ассоциация не интересовалась им, когда он играл за немецкую молодежь.Хотя сам был готов играть за Польшу. Обстановку в команде он резюмировал так:

- Команда всегда делилась на группы. Однако я никогда не чувствовал себя в ней полным изгоем, хотя мне и не удалось наладить отношения с остальным составом команды, которые были между игроками, родившимися и выросшими в Польше. Команда не была сплоченной, как должно быть. Это то, что не в руках тренера, а только в руках игроков. Тренер может придумать систему, тактику, подготовку.Но если вы готовы умереть за своего товарища по команде на поле, это должно исходить от вас. Тренер не может навязать такое отношение. Мы не были группой, способной на жертвы.

Неудивительно, что не получилось. Да и сам Себастьян Бениш, несмотря на то, что ему удавалось оставаться в топе несколько лет, завершил карьеру спокойно. Он даже пытался поймать польских игроков первого уровня, играл на более низких уровнях в Германии, но в конце концов сдался. Травмы уничтожили его.

Damien Perquis

Чаще всего мы связывались с представителями в Германии. Тяла, Бениш, а также Полански — все из-за Одера. Но в двух случаях мы дошли до Франции за поляками. Одним из них был Дамьен Перки, секундомер из Труа, который годами стабильно играл в Лиге 1. Основы для защитника, чтобы играть за бело-красных, были такими: хотя он родился в Труа, его бабушка была полькой. Его кандидатура с самого начала вызывала больше сомнений, чем кандидатура Бениша.Хотя бы потому, что в 2008 году он разговаривал с «Przegląd Sportowy», и мы узнали, что Дэмиен не знал:

90 044 90 045 потенциальных товарищей по команде 90 046 90 045 Польские достижения в квалификации 90 046 90 045 имена отборщиков сборной

Это началось не слишком хорошо, да и вообще никогда не было хорошо. Ладно, на поле у ​​Перкиса был не последний перерыв, он даже играл за Польшу с травмой. С другой стороны, трудно было отделаться от впечатления, что на этом его обязательства закончились.Крестьянин даже не выучил польский язык (если не считать заявления о том, что он когда-то скопировал с выданного переводчика ). К тому же, как раз после того, как его завербовали в бело-красную бригаду, его карьера начала рушиться. После ЕВРО-2012 он приземлился в «Бетисе», где был лишь дублером. Затем он проделал среднюю работу в MLS. В конце концов, он провел несколько игр в Championshop и Ligue 2, но в целом это было плохо.

Достаточно плохо, что в какой-то момент он искал клуб на LinkedIn. Польша? Время от времени через агента он связывался со СМИ, выражая желание вернуться в штат.А напоследок он устроил настоящую петарду: заявил, что его отстранили от сборной по политическим мотивам.

- Конечно, таких концертов могло быть и больше, но тогда я больше не играл по политическим причинам. Больше не было условий для назначения игроков с двойным гражданством. Это правда. Я говорю это не для того, чтобы отомстить, потому что любой, кто меня знает, знает, что я не такой. Это было именно так.

Факт. Тот факт, что он серьезно перестал играть в футбол, не имел значения.

PERQUIS ДЕТЕКТИВ В ВЕДУЩЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОГО СКАНДАЛА

Юджин Полански

Дэмиен Перки немного подпортил имидж натурализованных товарищей по команде, но все равно не переиграет Юджина Полански. Он оказал большую услугу футболистам, которые хотели бы получить паспорт и играть за Польшу. Жаль, что они медвежьи. В то время как в случае с Перкисой можно было сказать, что ему, наверное, было все равно, так как он не знал языка, так что Полански был, прямо скажем, дерьмом. Жестоко, но честно, ведь хавбек этого даже не скрывал — даже отказывался приезжать на сборы, опасаясь проблем в клубе (матч с Литвой был вне сроков ФИФА).Но это уже не просто так. Полански много раз говорил, что он немецкий футболист, а не поляк. Изначально он отвергал возможность играть за нашу команду. Мало того - фрагмент интервью с нами от 2011 года.

" Правда ли, что в матче Польша-Германия, если бы вы не играли, вы были бы за Германию?

Верно. В этот момент я сказал, что не играл за Польшу. Тогда решение будет против Польши. Тогда я болел за немцев. Но теперь я также болею за Польшу.Когда будет матч Польша-Германия, мы будем болеть за Польшу, чтобы она победила».

Этот разговор полон похожих цветов. Если в случае с конкурентом у нас могли возникнуть обоснованные сомнения в том, случайно ли он не вспомнил Польшу, потому что она окупается, то... Ну, Полански дал нам МНОЖЕСТВО поводов так думать. Самой большой пощечиной был, пожалуй, тот момент, когда Адам Навалка пошел к нему на переговоры, помириться и подумать о возвращении (минутой раньше Полански заявил, что Навалка любитель, с которым он тренировался, как в юниорах).И Полански отверг это предложение. В 2014 году он даже заявил, что заканчивает играть за команду. Ему тогда было 28 лет, и у него был небольшой опыт работы в сборной, которую он явно не хотел увеличивать. Свое приключение в команде блестяще охарактеризовал Артур Боруц в интервью Rzeczpospolita.

- Я даже рад, что его нет - кинул вратарь. Никакой дипломатии, никакой правды между глазами. Хуже то, что Полански время от времени вылезает и вытекает как эксперт или даже "дяденька дельный совет".Например, недавно он проинструктировал Мэтти Кэша, что делать в качестве представителя Польши (!). Невероятный лицемер, но и, отдадим ему должное - хороший футболист. После ухода из сборной долгое время играл в Бундеслиге и защищался на поле — еще в 2018 году играл в еврокубках. Сейчас он футболист на пенсии и занимается тренерской деятельностью.

ПОЛЬСКИЙ EUGEN О НЁМ И ИГРЕ ДЛЯ ПОЛЬШИ

Thiago Cionek

Jagiellonia Białystok имеет долгую историю снабжения Польши кадрами - до того, как был назначен Тарас Романчук, Tiago Cionek стал поляком.В течение многих лет мы критиковали Адама Навалку за упорную ставку на Ционека, но нельзя отрицать один секундомер: терпение. Не с Ционеком он проснулся перед большой вечеринкой и не вспомнил вдруг своих польских предков. Его прадед и прадедушка эмигрировали в Бразилию, он, в свою очередь, уехал в Европу, где хотел сделать карьеру. Пробовал свои силы в Лехе Познани (тесты), затем отправился в Ягеллонию и с самого начала подчеркивал, что чувствует себя поляком. В 2009 году он начал подавать документы на польский паспорт, через год заявил о готовности играть за штаб, в 2011 году получил гражданство, и только в 2014 году был назначен.

Пять лет. Нет режима спешки. Ну мужик выждал и доказал, что посох для него не трамплин.

С другой стороны: фактически этим трамплином стала сборная. Тьяго Чионек ездил на сборы, но у него была возможность играть более или менее каждые шесть месяцев. Однако в итоге он поехал на ЕВРО-2016 и даже забил все 90 минут на поле. Потом он ловил спектакли с большей регулярностью. Также он стал первым натурализованным футболистом, сыгравшим на двух крупных турнирах: уже упомянутом чемпионате Европы и чемпионате мира в России.Нам не очень понравилось цитировать несколько текстов многолетней давности…

« Тьяго Чионек. Прошлый нояб. Последний парень, который портит наше представление о команде, основанной на сильных характерах, способной вырвать три очка даже против чемпионов мира. Ничто не говорит в пользу этого парня — ни футбольные навыки, ни биография, ни даже национальность, что ставит Чионека в группу земляков Роберто Карлоса, а не Адама Мицкевича».

«Куда ни глянь, Ционеку нечего предложить в форвардной игре.Это первый тормоз, который тормозит игру и вносит в нее много нервозности. Хуже, однако, это не открытие матча против Сенегала, ведь этот 32-летний футболист всегда играл в таком стиле. И на самом деле, несмотря на свои ограничения, он выжимает максимум из своей карьеры. Проблема в том, что он не поместил себя в Сенегале. Кто-то поместил его в эту команду, а кто-то решил разыграть его за счет других игроков. Другими словами, Адам Навалка, в конце концов, несет ответственность за компрометирующее поведение Ционека».

ТЬЯГО ЧЬОНЕК - САМЫЙ БОЛЬШОЙ ГРЕХ АДАМА НАВАЛКИ

Но, по крайней мере, Чионек не был на одной линии с Полански вне поля. Поговоришь с ним по-польски, он гимн споет, в общем - судя по, например, закулисью штабных сборов - он показался довольно положительной фигурой. Бразилец с польским паспортом завершил свое приключение в сборной в 2018 году, в одном из первых матчей за время правления Ежи Бженчека. Это значит: он оказался на поле, потому что тогда еще на год приедет на сборы, но уже в роли резерва.Сегодня нас больше интересует, решится ли Ционек завершить карьеру на Висле на волне возвращений в Экстракласу. В настоящее время он играет за Серию B, и он действительно играет, а не в составе сборной, так что, несмотря на 35 лет на затылке, это было бы событием. Тем более, что в резюме за годы игры в Италии есть конкретные:

  • 108 матчей в Серии А
  • 172 матча в Серии В

Эммануэль Олисадебе

Был улов крашеных лис, был и "лис" , то есть Эммануэль Олисадебе.Скрывать нечего: у крестьянина было столько общего с Польшей, что он просто приехал сюда забивать голы. И поскольку у него это очень хорошо получалось, особенно с Ежи Энгелем, он, как только стал тренером нашей команды, решил усилить ее нигерийцем, с которым отлично сработался. Нечего скрывать, что, наверное, Олисадебе не запомнился бы так положительно, если бы не тот факт, что он действительно был казаком. Именно на его спине мы впервые за много лет попали на чемпионат мира. В отборочных раундах ЧМ он подарил нам:

  • 3 очка с Украиной (2 гола)
  • победу с Норвегией (2 гола)
  • очка с Уэльсом (1:1 гол)
  • победу с Норвегией (гол и 2 передачи)
  • ничья с Украиной (1-0 гол)

Он также был очень полезен в других матчах:

    90 045 победа над Швейцарией (1-0 гол)
  • 3 очка против Армении (гол и передача )

Позже он также блеснул в Корее и Японии, где забил гол в ворота США, помогая полякам выиграть что-либо на этом мероприятии.Только потом его связи с нашей страной все больше и больше таяли. Он никогда не играл в «Экстракласе» с тех пор, как в 2001 году перешел из «Полонии Варшава» в «Панатинаикос». На мгновение он был испытан в Лехии Гданьск, но он отказался от этого шанса. Он перестал сниматься в отряде, когда ушел Энгел, и после этого его даже не призвали. В конце концов, он даже расстался со своей польской женой. Интересно, что в Африке к вызову Олисадебе отнеслись как к большой чести – нападающий стал образцом для своих соотечественников и доказательством того, что в Европе можно добиться успеха.

А нам Олисадебе подарила несколько приятных моментов. С одной стороны, ведутся долгие споры о том, сколько ему лет на самом деле. С другой – провел эпизод в Премьер-лиге, забил голы в Лиге чемпионов (3), даже проложил себе дорогу в Китае. Хорошая карьера.

ИСТОРИИ ПОЛЯКОВ В ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ

Роджер Геррейро

На самом деле: Рокер Перейро.

Еще один гость, не имевший польских корней, но своими выступлениями в Экстракласе привлек внимание менеджера.А этот — на этот раз Лео Бенхаккер — ушел из офиса президента, чтобы предоставить Роджеру гражданство. Цель была ясна: Геррейро умел играть в футбол, а в команде «Бинхаккер» не было таких креативных фигур. В преддверии предстоящего ЕВРО-2008 было принято решение усилить эту команду, чтобы бороться за выход из группы на историческом для бело-красных турнире. Бразильский полузащитник присоединился к команде броском в ленту: успел дважды отыграть по 45 минут в майских товарищеских матчах и бум: надо было ехать в Австрию и готовиться к матчам группового этапа.

Достигли ли мы желаемого эффекта? Да и нет. Роджер забил гол на ЕВРО, но успеха команда не добилась. Однако до 2009 года бывший игрок Варшавской легии играл регулярно и добился определенных результатов. Другое дело, что тогда мы как группа переживали не самые лучшие времена, поэтому Роджера мы помним даже хуже, чем, скажем, Олисадебе. Позже у него был эпизод в 2011 году. Его судьба напоминает историю нигерийца: когда Геррейро покинул Польшу, он больше не вернулся в Польшу. Он успешно представлял цвета АЕК, а потом уехал в бразильские провинции.Воспоминания о Роджере из сборной скорее нейтральные (успешное ЕВРО, но не выход на чемпионат мира), но то, что он выучил язык и, если верить ему, до сих пор чувствует привязанность к нашей стране, безусловно, является положительным фактом.

- Я не интересуюсь польской политикой, как не интересуюсь и бразильской политикой, поэтому я мало о ней знаю. И сама страна, и сам спорт. Смотрю матчи сборной Польши, регулярно смотрю результаты лиги, смотрю ярлыки, читаю новости о Легии.Кроме того, я слежу за многими поляками в Твиттере, я вижу, что здесь происходит — с нами говорил .

«Я ХОРОШИЙ, А ТЫ УГРОЗНЫЙ». ВИДИТЕ, Я МОГУ ПО-ПОЛЬСКИ! - ИНТЕРВЬЮ С РОДЖЕРОМ

Людовик Обраняк

Кто из натурализованных игроков дольше всего играл за Польшу? Именно с Людовика Обраньяка началось строительство иностранной армии к ЕВРО-2012. Полузащитник из Франции начал играть с орлом на груди в 2009-м и закончил в 2015-м. много, хотя могло быть и больше, так как тем временем по разным причинам он оставил ок.30 встреч. Ладно, основная причина была в том, что он обиделся на Вальдемара Форналика и сказал, что пока он тренер, он не будет играть за Польшу. Но его история выступлений за сборную Польши – это настоящее переплетение.

  • Дублет в дебюте
  • Две красные карточки (за два попадания в ворота соперников)
  • Ворота со штрафных и отличные стандарты игры
  • Конфликт с Кубой Блащиковски
  • Отличные навыки на поле
  • Отсутствие желания учиться Польский

У Обраняка были блестящие моменты, но были и ужасные моменты.Он мог обидеться (вместе с Перкисом), потому что сидел на скамейке запасных. Он также смог помочь команде на поле. И, вероятно, его самой большой проблемой был тот факт, что, черт возьми, он не собирался расшифровывать, какую страницу он собирался показать на этот раз. С одной стороны, у него довольно солидный послужной список в польской команде. С другой стороны, от парня с таким резюме ожидалось большего (оно закончилось 290 матчами в Лиге 1, 36 играми в кубках). Другое дело, что это очередной пример футболиста, чья карьера пошла на спад после ЕВРО-2012 и за несколько лет Обраньяк превратился в парня, который не понимает, почему он сидит на скамейке запасных в Германии и Израиле.

Натурализованные футболисты сборной Польши — статистика90 000 Лах Януш Станислав - Из опыта шестилетнего мальчика - Музей Дулаг 121

Януш Станислав Лах, р. в 1938 г., после окончания оккупации, жил с матерью на Новоместской площади в Старом городе Варшавы. Его отца, Эдварда Лаха, отправили на принудительные работы в Целле недалеко от Ганновера, где он умер в 1943 году. Вспышка Варшавского восстания застала г-на Януша Лаха и его мать, Ядвигу, урожденную Ментосевич, вдали от дома. 1 августа началось их скитание по улицам сражающегося города, продолжавшееся до конца Восстания.После его капитуляции их срочно отправили в лагерь Дулаг 121, откуда они оказались в селе Середжице. Представляем воспоминания об опыте Восстания и жизни в изгнании, написанные г-ном Янушем Лахом в 2004 году.

Януш Лах со своей матерью Ядвигой справа, тетей Марией слева и большой семьей, около 1944 года, Варшава. Фото из личного архива

Воспоминания о несостоявшемся боевике

1 августа 1944 года, должно быть, был очень теплый, может быть, даже жаркий день.Я вывожу это из памяти по той одежде, в которой мы в тот день гуляли по улицам Варшавы с мамой, я в шортах и ​​футболке, мама в юбке, кофточке, с маленькой сумочкой. Несколько месяцев спустя содержимое этого кошелька спасло жизнь моей матери, а может быть, и мне, и это были не какие-то ценные вещи, которых у нее не было с собой в тот день.

Вернулись из гости к тете Марысе, которая жила по адресу ул. Czerwonego Krzyża 21/23 (сегодня этот выпуск переименован в Jaracz).Медленно, с прогулочным шагом, мы пошли домой. От Червоного Кржижа ул. Звуки доносились из разных мест, близких и далеких. В этой стрельбе не было ничего экстраординарного, она случалась время от времени в течение всего периода оккупации Варшавы. Тогда нужно было уйти с улицы, спрятаться и желательно укрыться в собственном доме. Помня об этом ритуале, мы побежали в сторону улицы Тамки в поисках подходящего убежища.Стрельба не прекращалась, даже усиливалась, ее было слышно с разных сторон. Это беспокоило. Нам удалось найти ближайший приют в церкви св. Тереза ​​на улице Тамка. Мы были не одни, уже были и другие, которые тоже искали убежища, и прибывали новые.

После двух-трех часов стрельбы, взрывов, звуки которых долетали до внутренних помещений церкви, пришла информация - вспыхнуло восстание. Толпа, собравшаяся в церкви, начала махать руками, и большинство людей предпочло выйти и отправиться домой.Моя мать тоже вышла со мной, но она пошла не прямо к дому, т. е. в сторону Старого города, где я слышал очень интенсивную стрельбу, а Тамка вверх, чтобы попытаться попасть домой из Средместья. Помню, первую ночь мы провели у одной из подруг моей матери в Средместье, чтобы с утра следующего дня отправиться домой. Путешествие, которое длилось на протяжении всего восстания и так и не увенчалось успехом.

Страшное было путешествие - по развалинам разбомбленных домов, среди криков раненых, зовущих на помощь, среди павших, которые уже лежали безмолвно.Вид крови и открытых ран был сплошным, непрекращающимся, и для меня, шестилетнего мальчика, это было шокирующее и жестокое зрелище. Не нужно было бродить, чтобы посмотреть события, они часто сами приходили к людям, которые остановились на одном месте. Кочуя с мамой из дома в дом, с улицы на улицу, из района в район, мы видели океан этих несчастий. Сегодня в моей памяти я воспринимаю это так, как будто я был просто в одном месте, и перед моими глазами проходили только образы событий, отобранных памятью.Время, прошедшее после тех событий, подтвердило, что важна была не дорога, а то, что встречалось на пути. Дорога размылась, но образы важных для меня тогда событий остались ясными, яркими, образами, которые невозможно забыть никогда, и память о тех событиях должна сохраниться в поколениях.

С первых дней Восстания мы с мамой почувствовали, что в этой битве за Варшаву не было хаоса, с самого начала наши походы направлялись, и эту функцию выполняли офицеры связи.Они возили почту, заказы, возили с пункта на пункт мирных жителей и самих повстанцев, просто профессионально знали дорогу и ее текущую, постоянно меняющуюся действительность. У бездомных, таких как мы или люди из разрушенных домов, было жилье и способ выжить. Подвалы были важным местом в жизни Варшавы, и их функции были многообразны. В нашей жизни путешественники часто служили нам местом организованных ночлегов, которыми также часто пользовались жители доходных домов, опасавшиеся ночных бомбежек.Конечно, был риск оказаться заживо погребенным в подвале в случае обрушения дома, но эта угроза считалась более легкой, более гуманной, чем спать на удобной кровати среди завалов. Во время дневных бомбежек подвалы также использовались как укрытия. Подвалы в густо застроенных доходных домах вдоль улиц также служили подземными ходами, которые состояли из подвальных коридоров, соединявшихся между домами пробитыми ходами. Кто его подделывал и когда я его не видел, он как будто существовал с самого начала.

На одной из подвальных дорожек нам попался полевой "госпиталь", с открытыми подвальными помещениями за комнатами для раненых. Вид и запах крови, стоны и крики раненых, видимое невооруженным глазом отсутствие перевязок и даже провозглашаемая персоналом госпиталя беспомощность были визуальным представлением этого госпиталя. Один случай захлестнул все остальные, так в коридоре подвала, так перед коммуникационным трактом, лежал человек полулежа, прислонившись к стене, руками выталкивая внутренности обратно из вспоротого живота, постоянно звоню "помогите людям".Он сидел у стены коридора, потому что в «госпитале» не было места, да и помощи ему, по сути, не было, и не было даже намека на шанс выжить. Он располагался в коридоре возле выхода, потому что смерть была неминуемой, как громко говорилось в этом месте. Шокирующая чудовищность человеческих страданий, реальность, столь отличающаяся от того, как удовлетворялись потребности больных в цивилизованном мире, является одной из картин жестокости, которую человек может причинить другому человеку. Еще тогда, в детстве, я так это и воспринимал.

Помнится, один из "доставщиков" раненых в эту больницу был на соседнем перекрестке. Этот перекресток находился на важном пути сообщения кочующих варшавян, но контролировался немецким пулеметом и снайперами. Правило заключалось в том, что немцы разрешали фельдшерам выносить раненого с перекрестка под белым флагом, но только в обратном направлении, откуда он бежал. Эвакуация вперед также означала смертный приговор для парамедиков.

Я убедился в этом как очевидец и слушатель, когда мы долго стояли с мамой, очень крепко держа меня за руку, как раз перед этим перекрестком, потому что наш кратчайший «крестный путь» проходил через этот перекресток.Этот опыт отнял у мамы силы и желание попытаться перейти на другую сторону улицы. Единственным другим путем вперед был этот больничный коридор с пробитыми проходами. Это была неизвестная дорога, не направленная к нашему дому, но мы надеялись, что найдем нужный проход в нужном направлении откуда-то еще. Таких снайперских перекрёстков, наверное, было больше, потому что я помню, как связной вёл нас через перекрёсток в другом месте, но уже модифицированном повстанцами, вырыв ров, в котором имел шанс убежать сгорбленный человек.Однако это был всего лишь шанс, потому что человек, бежавший впереди нас, упал раненым, офицер связи первым перебрался на другую сторону, а мы с мамой повернули назад. Единственный способ, который мы не пробовали, это пересечение канализации, и я даже не знаю, предлагал ли нам это кто-нибудь.

Наше путешествие длилось только благодаря нашему упрямству. Помогала мотивация, что есть одежда, немного еды, возможность согреться, собственный кров и домашние вещи. Все офицеры связи сообщили нам, что пробраться на Новоместскую площадь невозможно из-за ожесточенных боев, которые шли на всей площади Старого города.

Из прокручиваемых изображений я помню могилы, везде могилы, где был только выход на мягкую землю, не покрытую брусчаткой и брусчаткой. Могилы в скверах, на уличных лужайках, в приусадебных участках. Еще одна картина с марша в никуда: встречаем на улице огромную воронку от бомбы, в воронке лежит дохлая лошадь, рядом с убитой лошадью люди разбирают остатки мяса. Лошадь, должно быть, убили совсем недавно.

В другом месте мы оказались среди отряда повстанцев, вернувшихся с боя, чтобы отбить улицу, занятую вассалами.Их рассказы шокировали, они были в отчаянии, в шоке. Они видели не последствия войны, а последствия резни мирного, жестокого и скотского населения. Один из провожающих сравнил увиденное с исторической татарской резней. Они видели тела изнасилованных женщин, обнаженных, зверски изувеченных, с отрезанными грудями.

День и ночь мы провели где-то в доме монахини. Это был подвал, и его окна выходили на улицу. Так что у нас было полное представление о том, что там происходит.Это все, что я запомнил из топографии местности. Вероятно, это была столовая, потому что там стояли столы и стулья, а помещение предназначалось для дневного и ночного пребывания людей, нуждающихся в защите и помощи. Нам там было хорошо. Ночью было тепло, а днем ​​подавали горячий суп. Несмотря на это, утром, после двадцати четырех часов пребывания, посчитав это место опасным, мама отправилась со мной в неизвестное будущее. Через несколько дней мы узнали, что оставленное нами место было обнаружено немцами и уничтожено.Была ли это реальная информация, мы больше никогда ее не проверяли.

Наконец, в каком-то подвальном приюте мама приказала остановиться на более длительный срок. Не помню, что было тому причиной, то ли усталость, то ли холод, то ли "хорошие жилищные условия", то ли облегчение доступа к еде. Я перечислил, на мой взгляд, все причины, на которые можно было рассчитывать. Мать часто оставляла меня «дома» на чье-то попечение, а сама выходила искать средства к существованию. Забота была «дырявой», и я, неугомонный, тут же ею воспользовался и совершал поездки для опознавания близлежащих многоквартирных домов и улиц и в поисках своих сверстников.

Огромную опасность в то время представлял артиллерийский обстрел Варшавы немцами. Когда раздался голос ревущей коровы, как варшавяне называли определенный вид немецких пушек, все они спрятались, ожидая первого взрыва. Он позволял распознать, какой район Варшавы немцы избрали для обстрела, длинный взрыв означал безопасность, близкий - что по нашему району ведут огонь.

И это наконец случилось. Когда мама ушла, корова зарычала и через мгновение упала прямо рядом со мной.После этого он ревел еще много раз и порывы кружили вокруг меня на улице. Соседний дом подбит, поврежден, организованная бригада уже ищет раненых, в цокольном этаже есть лаз под магазин - мыловаренный завод. Я вошел в магазин через взорванную дверь. Люди, которые уже были внутри, вытащили с полок то, что упало, и разнесли товар по своим домам. Я взял брошенный малярный валик, я взял его, потому что хотел чего-то. Я не хотел проникать в этот магазин, там было неприятно из-за поведения людей, а также из-за того, что магазин был покрыт синей пылью, потому что осколок от взрыва попал в бочку с сухой синей краской, которая теперь была повсюду и маркировали одежду и тела мародеров.

Вернувшись на улицу, я заметил в нескольких десятках метров толпу на тротуаре. Я получил информацию об очередном сломанном магазине, может быть, подумал я, более интересном для меня, чем мыловаренный завод. Я побежал к этому месту. То, что случилось со мной там, уже было предметом моих устных рассказов в разное время моей жизни во многих средах. Теперь собравшаяся толпа стояла перед ювелирным магазином. На витрине было представлено богатство, и глаза зевак видели кратное тому, что было выставлено внутри магазина.Стоячая толпа буквально давила на стоящего перед ювелирным магазином охранника, утверждая: «Но, как гребаная бомба, все развалится, как этот мыловаренный завод, и все пропадет…». Смысл ответа солдата Армии Крайовой останется во мне на всю жизнь, и звучал он примерно так: "Если бомбят здание, то это форс-мажор, но теперь этот стоящий магазин с богатством не Нужна никому в этом месте и в то время не нужна для жизни и здоровья.Голодного не накормишь. Я дам вам разбить магазин, чтобы вы его ограбили - на всех не хватит, будут свидетели, догадки, подозрения, кто и сколько взял.Воровство и убийства начнутся в темноте ночи, все для того, чтобы получить как можно больше богатства. Вы будете жить в постоянном страхе и опасности не только от немцев, но и постоянно друг перед другом. Эта целая лавка с богатством есть презентация нашего гражданского порядка, это показ нашей польской гордости за то, что захватчик, убивающий нас, грабящий нас, принуждающий нас к этому восстанию, не совершил того унижения, к которому он так стремится. В этом суть нашей государственности. Когда умрет наше существо, погибнет наша страна, погибнем мы.«Я воспринял аргументацию этого солдата Армии Крайовой с восхищением и гордостью. Это были слова польского патриота. Я чувствовал то же самое, но тогда я просто не мог этого сказать. За словами этих солдат документально фиксировалась повседневная борьба с врагом, кровопролитие, отданная жизнь. За этими словами стояли патрули, которые следили за порядком, их можно было найти в любое время и в любом месте. Мать и мама боялись немцев, но я не помню, чтобы был какой-то дополнительный страх перед бандитским нападением, и ради безопасности мы в основном шли темными переулками.Довоенный варшавский вор имел свою честь, а варшавяне, как писал Гжесюк, «были босиком, да в шпорах».

Война, голод, беда, смерть на каждом шагу, и толпа тихо отказалась от намерения ограбить ювелирный магазин и люди разошлись по домам. Важно было и есть то, что посреди сражающегося Города, только за стеклом, находились золото и драгоценные камни, а клад охранял символический страж. Этот город бомбили каждый день, тысячи людей ежедневно гибли от пуль, бомб, болезней и голода.Однако не было никого, кто убил бы часового ночью. Этот на самом деле не охранял клад, но был символом нашего ордена, гордости и надежды на самую главную награду, на свободную и справедливую Родину, которую все хотели заслужить. Образ государства – его граждане, слава тому поколению, которое произвело на свет таких замечательных сыновей и дочерей.

Вдруг в один прекрасный день мама приказала уйти в дальнейшие скитания. Причиной, вероятно, была сухая весна. Мы больше не искали дорогу домой, нашей единственной целью было найти место, где можно выжить.И случилось чудо. Когда мы проходили под пулями десятую или двадцатую улицу, не зная, чем себя занять, куда идти, чем укрыться от холода, где найти пищу, вдруг начался артиллерийский огонь. Мама инстинктивно дернула меня за руку, пытаясь укрыться в ближайшую калитку, я сопротивлялась, крича "мама, не бойся, наши бьют".

- Он будет храбрым солдатом, - сказал своей матери мужчина, идущий рядом с нами. Завязалась беседа, в которой моя мать познакомила незнакомца с нашим трагическим положением.Было чудом встретить этого человека на нашем жизненном пути. Встреченный прохожий оказался офицером Армии Крайовой, который о нас позаботился, провел нас к зданию, где он работал, там был т.н. РГО, где распорядился дать нам необходимое оборудование. У нас было много, но не помню, что. Единственное, что я запомнила, это белые штаны на кулиске для меня и мужскую куртку. Я помню трусы, потому что они забрали мою мужскую гордость и я ассоциировал себя с мумией, тепло одетой мумией. Куртку я запомнила тем, что носила ее давно, это была моя единственная верхняя одежда на предстоящую осень, зиму и весну, она служила мне как осенне-зимнее пальто.У нее был поднятый на стойке воротник (эта мода в мире была введена лишь через несколько десятков лет), повязанный чем-то, что должно было напоминать шарф, а силуэт изящно подчеркивала завязка, завязанная вокруг талии. Почему шнурок, а не ремешок? Может были проблемы с поставкой, может это было совершенно неактуально в той реальности, а может это такая мода была, потому что многие так делали? Длина рукавов регулировалась в зависимости от температуры, когда было очень холодно, я клала все, что было, под пальто, куртка поднималась и рукава надо было закатывать, когда было тепло, делали наоборот.В качестве платка я использовала женский платок, который отлично защищал голову и уши от простуды. Мы получили не только одежду, но и жилье, а мама устроилась на работу за тарелку супа в день на нас двоих. Это был ежедневный стандарт питания для всех солдат и разведчиков. Готовить эти блюда было работой моей матери.

Расквартированные разведчики сразу же стали зеницей ока. Каждое утро я принимал участие в качестве участника-наблюдателя в перекличке, инструктаже и марше по тропе в близлежащие завалы, а потом куда-то далеко на позиции и задачи.Вечерние переклички часто были печальными, потому что число возвращающихся разведчиков все уменьшалось. Раненые и убитые не вернулись в эту казарму, они остались в других местах, мне неизвестных. Мою готовность идти с разведчиками на задания резюмировал командир: «Тебе больше 14? Нет, так что подожди, когда закончишь, тогда и пойдешь».

Восстание рухнуло - исход

В этой "стабильной" жизни мы дожили до капитуляции восстания. Пришло известие об эвакуации жителей Варшавы, а вместе с ним и известие, что матери разлучаются с детьми, дети едут в Германию, матери едут в лагерь.Решение мамы было кратким и твердым - никуда мы не пойдем. Через некоторое время пришла другая новость: у немцев больше нет времени и не разлучают матерей с детьми.

Мы вышли.

Длинная змея людей шла в неизвестность, и мы с мамой были одной из чешуек этой змеи. После долгой прогулки мы подошли к какой-то точке главы, где стояли конные экипажи. В подводы пускали только слабых, нас причислили к этой группе. В Прушкув мы попали ночью, наши апартаменты были в холле, с потолка свисала лампочка, а на полу была вода по щиколотку.Был теплый суп, но проблема заключалась в том, чтобы достать блюдо, чтобы достать его. Мама победила. Мы спали сидя. На чем мама успела сесть, я не помню, знаю, что ей тоже приходилось упирать ноги в платформу, чтобы не держать их в воде. Я спал на коленях у мамы. Проснулся посреди ночи, было некомфортно, огляделся - все спали, измученные. Но я увидел странную картину. Совсем рядом с нами и другими, среди спящей толпы, на крохотном островке, торчащем из воды на столбе, прямо, как свеча, спала крыса.Думаю, его видели и другие, но уже никто не возражал, полный симбиоз. Когда я проснулся утром, крысы уже не было.

Нашей целью было размещение в деревне Середзице Илжского повята, недалеко от Стараховиц. Немцы разделили варшавян на кварталы по всем избам в деревне. Совместное проживание в деревне в течение следующих нескольких месяцев показало, что варшавяне были встречены хозяевами доброжелательно и с пониманием. Им оказывали всю возможную помощь, в том числе делились едой.Так было во всем селе, кроме хаты, куда мы попали. Хозяйка хозяйничала в избе, и была еще ее дочь, девочка старше меня, которую звали Манькой. С самого начала хозяйка проявляла к нам нескрываемое нежелание, в том числе отказалась помочь нам накормить нас и поделиться топливом. Моя мать была там в поместье для беседы с наследником, просила помощи, но просто продала мою мать. Некоторое время люди, работающие в поместье, тронутые нашей историей, воровали из имения еду и отдавали ее моей маме, чтобы мы могли прокормиться.Это могло быть временным решением, а это уже был холод, мороз, снег, ветер, неотапливаемое помещение и наш постоянный спутник месяцами - безвыходная ситуация.

И случилось нечто ужасное. Среди ночи в нашу комнату врывается немецкий патруль, офицер плюс два солдата с винтовками наготове. Когда мама вдруг просыпается, офицер приказывает одеться, солдат, увидев, что я сплю рядом с мамой, говорит офицеру «клайне». Офицер коротко отвечает «бандит». Услышав эти слова, мама лезет в свою крохотную сумочку, офицер достает пистолет, наводит его на маму и кричит «Стой».Мама сообщает, у меня там бумаги от Гитлера, "покажи", говорит офицер. Моя мать под пристальным наблюдением офицера и солдат, которые держат ее на прицеле, медленно достает свои документы и передает их офицеру (оригиналы этих документов у меня есть, а копии прилагаю к своим воспоминаниям). Офицер читает полученные документы, затем отдает солдатам прочитанное, отдает документы матери и отпускает их обратно спать. Из комнаты выходит офицер, выходит один солдат, другой неохотно остается на мгновение и говорит матери вполголоса по-польски, с силезским акцентом: «Ваша хозяйка обвиняла, что ваш муж был в лесу в партизанском отряде». Война, за амбаром ждала расстрельная команда, чтобы тебя расстрелять.Ужастик!"

Свидетельство о смерти Эдварда Лаха. Фото из архива музея Дулаг 121

Партизан действительно был в близлежащих лесах, потому что мы то и дело слышали звуки стрельбы. Что же касается документов «от Гитлера», спасших нам жизнь, то это были оригиналы полученных немецких телеграмм о смерти нашего отца и полученного свидетельства о смерти. Отец умер в 1943 году в Целле под Ганновером, куда его увезли на принудительные работы. Из письма поляков из лагеря того периода моей матери выяснилось, что причиной были налеты союзной авиации.Письмо было потеряно во время Варшавского восстания. Вторая буква, немецкая, также отсутствует. Это письмо было поразительным и не укладывалось ни в какие рамки поведения немцев во время войны. Что ж, письмо было официальным и пришло вскоре после полученных телеграмм. В письме немцы сообщали матери, что ждут похорон отца до момента приезда матери с ребенком на похороны.

Эдвард Лах. Фото с личным архивом

В письме пояснялось, что тело моего отца было заморожено в холодильнике и что по прибытии моей матери будут возмещены дорожные расходы.Письмо призывало к быстрому прибытию. Созванный семейный совет по этому поводу дал заключение: «Ядзя (мама), не гони, ты ему больше не поможешь, это письмо — уловка, они имеют в виду только Янушека (это касается автора этих слов). Эдуард (отец) им нравился чистокровным блондином с голубыми глазами, сложенным и сильным, как гладиатор, умным, знающим немецкий язык - после такого отца Янушек идеально вписывается в их германизацию. Ты поедешь в лагерь со своей красотой (брюнетка, черные глаза)». Мы не пошли. Я высказываю это мнение на основании устного сообщения моей матери.

Возвращаясь к событиям в комнатке, когда немцы ушли, мы уже не собирались спать с мамой. Был рассвет, потом полдень, а мама все еще сидела со мной в холодной комнате, парализованная, в ужасе, не зная, что с собой делать. Нарастающий голод, сопутствующий холод, забота обо мне заставили маму предпринять какие-то действия, да и сама жизнь натолкнула меня на мысль.

Каждый день из окна нашей маленькой комнаты можно было наблюдать следующую картину. Приедет немецкая полевая кухня, она стоит на проселочной дороге, а солдаты вермахта с флягами на обед выстраиваются в длинную очередь.Сегодня было то же самое. Мама одела меня в ранее описанный наряд от "модного дома РГО", дала имевшуюся у нее кастрюлю (довольно большую) и велела идти обедать. Я пошел, почему бы и нет.

Без предварительной записи я сам встал в конец длинной очереди, что сразу же вызвало интерес у немецких солдат. Они шептались друг с другом, наклонялись и смотрели, как я выстраиваюсь, пока один из них не вышел вперед и не доложил стоявшему у котла офицеру, что происходит. Офицер выглянул и назвал меня «ком», дополнительно подав движение правой рукой.Когда я пришла, он спросил - "Почему ты здесь, девчонка?" «Я не девочка, а мальчик, а он пришел обедать, потому что нам с мамой есть нечего», — ответила я. Судя по всему, офицеру понравился ответ, потому что он взял у меня кастрюлю и велел повару наполнить ее доверху, а когда вернул мне кастрюлю, то велел принести еще одну кастрюлю, и я получил немного пудинга. Судьба жизни идет по кругу, от «увидеть смерть в глаза» до счастливого возвращения из «дальнего пути» и теперь еще и сытого живота.Но что будет завтра? Но завтра, послезавтра и на ближайшие дни немцы не отказывались от раздачи еды и давали столько обеда, что нам с мамой хватило на полный пансион. Это длилось несколько недель, пока в один прекрасный день по деревне не начали суетиться немецкие солдаты, готовя машины и спешно грузя все на машины. Объяснили кратко - "Иван" едет. Через два часа немцев в деревне уже не было, а еще через несколько часов по деревне на танках с Гармошкой проехали русские.Вместе с армией пришла информация, что Варшава свободна. В деревне начались новые приготовления, и варшавяне собирались домой.

Мы идем домой

Мы вышли из села вместе с другими, зимой, и сидели на полу вагона-платформы, тесно друг к другу. Поездка продлилась три дня, так как приоритет имели военные транспорты. Во время длительных остановок были похороны, не все выдержали тяготы пути и морозы.

Наш дом был не в Варшаве, а груда щебня.Мы временно жили по адресу ул. Красный Крест рядом с домом, где жили моя тетя и семья, за совместную помощь и безопасность. Нужно было позаботиться о собственной безопасности, ведь мародеры день и ночь безнаказанно прочесывали город. Если бы они не услышали мужской голос, когда постучали, они могли бы открыть дверь пинком. Такое событие я пережила средь бела дня, когда я была одна в доме, дверь была выломана и вошли двое бандитов, иначе не могу их назвать, они обыскивали квартиру в поисках ценных вещей.Ничего не взяли, потому что не было ничего ценного, кроме жизни. Иллюзорную безопасность обеспечивала слабая, потому что частично разбомбленная квартира. Желающих купить такую ​​квартиру было немного. Чтобы иметь хорошую квартиру, нужно было иметь силы ее содержать. Сильные группы часто выбрасывали более слабых из более привлекательных квартир. Были ли какие-то органы, которые следили за этим? Не помню, так что не думаю. Моя мать обратилась в ЗУС за получением пенсии от моего отца, ей отказали на том основании, что она не предоставила доказательства уплаты взносов ЗУС моим отцом.Мама в гневе порвала письмо.

Эпилог

Где-то в 14 лет, то есть в том возрасте, который ранее ограничивал возможность стать Восставшим Солдатом, я обратился к маме: "пойдем в деревню Середжице, чтобы найти и наказать тех людей, которые хотели нам так навредить". много." «Сынок, — мягко, но твердо ответила мама, — я не буду мстить, пусть земля будет для них легкой». Больше мы к этой теме не возвращались.

.

Смотрите также